ВеЧнаЯ весна Огюста Родена

Культура
№46 (604)

Роден. Великий, славный, неповторимый. Именно опираясь на пример Родена, его ученик знаменитый ваятель Эмиль Антуан Бурдель сказал: «Скульптор должен быть архитектором, чтобы построить своё произведение, живописцем, чтобы скомбинировать свет и тени, и он должен быть ювелиром, чтобы отчеканить детали». Да, в таком случае Роден действительно был и архитектором, и живописцем, и ювелиром, воссоединившихся, слившихся в  творениях замечательного скульптора, владевшего тайной поражающе новых композиционных, философских сюжетных решений, особенного, роденовского многосложного и одновременно лаконичного изобразительного языка и языка эмоционального. Он был истинным гением. Как истинно гениально на все времена его наследие, которое называют вечной весной Родена.
У входа в одно из богатейших в мире хранилищ шедевров великого скульптора - в американский музей Родена в Филадельфии, установлен прославленный его «Мыслитель». Потрясают диапазон и концентрация мыслей и чувств, огромность и глубина обобщений, имеющих общечеловеческий смысл и значимость. Трудно представить себе более полное воплощение пытливой, ищущей  человеческой мысли и извечных мучительных сомнений. Точно так же как нигде больше, не прославлялась в скульптуре в такой страстной и в то же время целомудренной форме любовь, как в удивительном, сильнейшей энергетикой заряженном роденовском «Поцелуе». Боже, как хороши, как искренне радуются влюблённые, что могут наконец, прильнув, слить уста. Этот поцелуй не мимолётен. В нём долгое ожидание, неутолённое желание, восхищение друг другом... Апофеоз любви и влечения. Как апофеозом женской красоты являются необыкновенно сексуальное «Пробуждение», «Флора», скульптурная новелла «Стыд», «Коленнопреклонённая нимфа» и, конечно же, шедевр шедевров ( так назвал гениальное это произведение Бурдель) «Вечная весна», подлинном гимне безоглядной любви.
И в «Поцелуе», и в «Вечной весне», и в десятках других скульптурных композиций запечатлел Роден возлюбленную свою Камиллу Клодель. Но прежде чем встретил он эту очаровательную юную женщину, прошли многие годы учёбы и тяжелейшего труда.
Огюст Роден родился в ноябре 1840 года в Париже в простой семье, к искусству никакого отношения не имевшей. Его отец был мелким клерком, мать – горничной. Наделённый тягой к творчеству мальчик уже в 14 лет поступил в знаменитую школу рисования, готовившую мастеров прикладного искусства. Его сразу выделил и сделал своим учеником Лекок де Буабодрак, применявший методику зарисовок по памяти, что развивало у будущих художников зрительную память, верные глаз и руку. Овладению техникой рисунка помогали и многочисленные наброски с античных статуй в Лувре. Огюст стал отличным рисовальщиком. Кстати, в филадельфийском музее Родена хранится уникальный, так называемый «Мастбаумовский» альбом (Жюль Мастбаум подарил согражданам не только этот альбом зарисовок скульптора, предварявших работу над изваянием, но и музейное здание, и несколько скульптур). От другого своего учителя, Антуана Бари, почерпнул Роден интерес к природе, извечной в ней борьбе и предельном напряжении сил, стремлении следовать натуре, передавать движение, внутреннюю энергию, физическую силу.
Огюст очень любил свою сестру. Дважды перенёс тяжёлое душевное потрясение – когда она ушла в монастырь, а потом – когда очень рано умерла, после чего и сам решил стать монахом. Но в обители пробыл недолго. После того как молодой послушник с невероятной экспрессией изваял бюст настоятеля, аббат убедил его, что в миру своим талантом он будет более угоден Богу. Роден полностью посвятил себя скульптуре. Но нужно было поддерживать родных, и он работал в скульптурных мастерских, где его талант зачастую бессовестно использовали – как, например, в ателье модного скульптора Каррье- Беллёза, который нагло выдавал работы Родена за свои. Вынужден он был трудиться  и над моделями статуэток для Севрского фарфорового завода. Они стали сейчас бесценными раритетами. А тогда был талантливейший, обладавший яркой индивидуальностью, упорно и много трудившийся молодой художник беден. В двадцать четыре он сошёлся с такой же бедной, милой простой девушкой Розой Берэ, любившей его до беспамятства. Бывшей его подругой, нет, больше, –  фактической, на протяжении более пятидесяти лет, женой, кормилицей, матерью его единственного сына, которого звали маленьким Огюстом. И его натурщицей и вдохновительницей тоже. В самые трудные безденежные времена. «Роза – это стена, на которую он может опереться», –  говорили его друзья.
Но время шло. Имя Родена произносилось всё чаще, его работы стали узнавать, хотя официальная критика всё ещё не признавала. Так изваянный Роденом памятник погибшим во Франко-Прусской войне конкурсным жюри был отвергнут и лишь после его смерти отлит в бронзе и установлен в Вердене как монумент, призывающий французов противостоять немецкой агрессии. Появились заказы, а вместе с ними и кое-какие деньги, особенно после долгосрочной работы в Брюсселе над украшением зданий биржи, академии, нескольких дворцов. До сих пор это достопримечательности бельгийской столицы. Ему было уже 35, когда смог он наконец поехать в Италию. Впечатление – оглушающее. Особенно от творений Микеланджело, Донателло и Гиберти. Вот тут следует прервать наш сжатый рассказ о жизненном пути великого скульптора и остановиться на роли Лоренцо Гиберти в его творчестве.
Конечно, в Италии, которую Роден воспринял как гигантский музей, видел он множество произведений замечательных. Но более всего поразили его оформленные  золочёнными бронзовыми барельефами пятиметровые  двустворчатые ворота флорентийского баптистерия (если вы запамятовали, баптистерий – это храм, предназначенный для церемоний крещения). На каждой створке – по десять литых объёмных картин с библейской тематикой. Особенно долго изучал Роден два восхитивших его многофигурных рельефа «Яков и Исайя» и «Адам и Ева». Общая тема последовательно расположенных  скульптурных иллюстраций к Библии – «Врата рая». Выполнил этот запавший в душу французского гения шедевр известнейший итальянский ювелир, ваятель и дизайнер, творивший в начале ХV века, Лоренцо Гиберти. Замечательно, что именно сейчас вы сами можете увидеть его работы: в нью-йоркском музее Метрополитен экспонируются макет «Врат рая» и скульптурные эскизы отдельных барельефов Гиберти.
В 1880 году Роден получает свой первый правительственный заказ на оформление дверей главного входа в парижский Музей декоративного искусства. Вот тогда он (в противовес флорентийским) замыслил  сделать «Врата ада», украсив их бронзовыми барельефами по мотивам «Божественной комедии» Данте, хотя потом фантазия художника подсказала ему и иные образы. Многие фигуры и  группы, изваянные как скульптурные эскизы, предназначенные для последующего включения в общий декор «Врат», стали самостоятельными, очень значительными произведениями. «Тень», потом «Три тени» - безрадостные, с опущенными головами, ещё недавно сильные, деятельные, любившие и любимые мужчины... Да и может ли быть радость у того, кто прощается с жизнью? Изгнанный из рая «Адам», как бываем изгнаны и мы из рая всего достигнутого и обретённого, причём повинны в этом частенько сами. «Старуха» с увядшей грудью и изуродованным морщинами и безнадёжностью лицом. Прекрасная, гибкая «Ева», чьё чрево уже благословенно, символ женской красоты и заботы, любви и материнства. Руки, просто вознесённые руки – Роден назвал этот шедевр пластичности и выразительности «Собор». Можно ли точнее? «Мыслитель», «Поцелуй», «Мученик» –  все они замысливались как фрагменты цельной композиции «Врат ада». И многие из них мы можем увидеть и в Филадельфии, и в Нью-Йорке – в Бруклинском музее и в Метрополитен.
Творение Родена, полное напряжённой внутренней борьбы и трагизма, решённое в динамичной, экспрессивной форме, взволнованное и страстное, резко отличается от спокойного, выполненного в повествовательной манере уравновешенного произведения Гиберти. Оно всё, как оголённый нерв, полно чувств и страдания, которыми насыщена наша жизнь. Титаническую работу над «Вратами ада» Роден продолжал до конца жизни, а в бронзе они были отлиты уже после его смерти. И кажущаяся  незаконченность – ещё один знак высшего таланта. Илья Репин говорил: «Гениальные создания искусства виртузны, часто совсем недокончены, всегда почти общи, но в этом их гениальность».
Одновременно с «Вратами» Роден работал над другой своей прославленной скульптурной композицией – «Граждане Кале». Заказ этот получил он от муниципалитета маленького прибрежного Кале и поначалу хотел отказаться. Собственно, отцы города вообще хотели иметь памятник только Эсташу де Сен-Пьеру, но скульптор счёл, что увековечены должны быть все шесть вошедших в историю французских героев. Тогда, в 1347 году, Кале был осаждён англичанами и вынужден был сдаться. Английский король заявил, что оставит в живых всех жителей только в том случае, если шесть самых почитаемых граждан явятся к нему с верёвками на шее и принесут ключи от города. Сен-Пьер призвал собратьев пожертвовать собой, и вдохновлённые его примером шестеро вышли к врагам. Как совершенно потрясающе, по-разному сумел показать этих людей Роден! Глубокое горе, боль за поражение, естественный страх перед смертью, но в то же время непреклонная воля и гражданское мужество в их выразительнейших лицах, в пластике  фигур, в напряжённости и эмоциональности всей монументальной композиции. Памятник установлен на площади Кале, другие его отливки – в Лондоне и Осло, ещё одна – в нью-йоркском Бруклинском музее. Там же можем мы познакомиться с многочисленными подготовительными скульптурными эскизами (а по сути – абсолютно самостоятельными великими произведениями) памятника Бальзаку.
Естественно, что Родена не могло не заинтересовать воплощение образа великого писателя, равного ему по масштабности личности. Поэтому, когда Литературное общество заказало ему статую Бальзака, Роден сразу же взялся за работу, много времени посвятив изучению творчества писателя и создав множество скульптурных портретов и статуй. Бальзак нагой и одетый, царственный и сомневающийся. Тут и сознательная гиперболизация, и приёмы деформации, и невероятная экспрессия. Роден писал о Бальзаке: «Это гений, который в своей маленькой комнате воссоздал часть за частью всё общество». И он попытался, свободно оперируя скульптурными формами и «живописными» светотеневыми эффектами, выразить своё представление о писателе. Статуя была отвергнута заказчиками и спровоцировала скандал, вызвав ожесточённые споры. Всеобщее признание пришло позднее. Лишь через 22 года после смерти Родена памятник был установлен на бульваре Монпарнас. Не без споров был принят   монумент «Апофеоз Виктора Гюго», но установлен не в Пантеоне, для которого был заказан, а в саду Пале-Рояль. Видно, трудно было охватить и оценить всю огромность мысли, новаторские приёмы и самобытность видения великого ваятеля.
Он создал десятки замечательных портретов своих современников , оставив целую галерею образов людей, как правило, умных и общественно значимых, раскрыв их душевный мир, внутренний темперамент и стремления. И так же много женских портретов, где прежде всего пытался расшифровать секрет женственности и притягательности. Очень ценил в женщине ум, преданность и жертвенность. А подлинным идеалом очарования, нежности и чувственности считал только одну женщину –  Камиллу Клодель, которую изображал бесконечно. Она – его «Весна», она – «Галатея», она позировала для «Поцелуя» и «Минервы»...
Родену было 44, когда в его мастерскую пришла 20-летняя Камилла. Она начинающий способный скульптор, и хотела стать его ученицей, а стала помощницей, секретарём, натурщицей и – возлюбленной. Это была самая сильная и, наверно, единственная любовь в его жизни. Ценил в ней талант, такт, красоту лица и тела, своеобразную его пластику. Умение любить и подчиняться. Счастье длилось целых 15 лет, и все эти годы Камилла надеялась, что Огюст на ней женится. Но он не мог, не мог оставить Розу, которая стольким для него пожертвовала и так была ему предана. Из года в год что-то Камилле обещал и не находил выхода из этой тупиковой ситуации. И Камилла не выдержала. Ушла. А вскоре сошла с ума. Узнав об этом, Роден сокрушённо прошептал: «Франция потеряла прекрасного скульптора». Долго-долго прожила Камилла Клодель в лечебнице, пережив Родена на 35 ненужных лет. Ну а Роза? Безропотная терпеливая Роза всегда была рядом с Огюстом. Лишь в конце жизни, когда их сыну минуло 50, решил он с нею обвенчаться. Как долго ждала этого дня бедная Роза и как коротко было долгожданное счастье! Через три недели после венчания мадам Роден простудилась и умерла, а ещё через восемь месяцев умер и сам великий скульптор. Мир потерял гения.