“Я не выбран, но я - судья!”

История далекая и близкая
№7 (878)

 

Шестьдесят лет тому назад, 13 января 1953 года, в центральных газетах СССР в “Хронике ТАСС” было опубликовано сообщение об аресте группы врачей, обвинённых во вредительстве. А газета “Правда” открывалась редакционной статьей “Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей”, в которой уточнялось, что арестованные врачи, объединенные в “террористическую группу”, будучи на службе у иностранных разведок, ставили своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. По сути, из профессоров-врачей, в основном евреев, Сталин делал врагов народа. Была обезглавлена вся верхушка кремлёвских врачей и других крупных медицинских учреждений.


Я встретилась с профессором, доктором медицинских наук Фёдором Ляссом, автором недавно вышедшей в Иерусалиме, в издательстве “Филобиблон” книги “Поздний сталинизм и евреи”, и взяла у него интервью.


 - Фёдор Миронович,  предваряя книгу, вы особо отмечаете, что сейчас по данным социологов почти половина населения России уверена, что “отец народов” сыграл в истории положительную роль и хочет видеть во главе страны “нового Сталина”. В определенных кругах России, в работах ряда историков и журналистов имеется тенденция обелить Сталина, превознося “успехи” в так называемом послевоенном социалистическом строительстве. И вместе с тем замалчивается цена, которую платили жители страны и ставится под сомнение наличие у Сталина планов ужесточения репрессивных мер по отношению к населению, в частности по отношению к евреям.


- Это на самом деле так. Карательная машина, заведённая Лениным - этой “мыслящей гильотиной” - так его характеризовали многие и недруги, и соратники, бесперебойно работала до самой кончины Сталина. И главным результатом этой работы была смерть. Если принять официальные цифры за достоверные, то не трудно подсчитать, что в течение двадцати лет каждые пятнадцать минут приводился в исполнение расстрельный приговор. За час убивали четверых ни в чём не повинных людей, сто - за сутки. И так без перерыва все двадцать кромешных лет. Ежедневно в лагерях, тюрьмах и поселениях гибли до двух тысяч заключённых. Нормальному человеку трудно представить себе весь размах сотворённого Сталиным “праздника смерти”. 


 - Переходя от страницы к странице, я поражалась тому, какой труд предшествовал написанию книги. Редко в каком издании можно проследить весь исторический путь, который проделал советский народ в период властвования Тирана. Это голодомор и его последствия в 1932-1933 годах. Это и политические судебные процессы, и террор со стороны власти, которые опутывали народ мифом о внутренних и внешних врагах и доводили его до полной деградации... Ваша книга - это как учебное пособие по советской истории. К сожалению, несколько поколений людей изучало историю страны по совершенно другим источникам...


- Вы правы. Потому что тотальный страх, насилие и террор определяли нашу жизнь во все время правления Сталина. И самое страшное то, что террор был сотворен над мыслящей частью общества, над интеллигенцией, а затем и над всем советским обществом. По данным историков, демографов, общее число граждан СССР, подвергшихся репрессиям в виде лишения или значительного ограничения свободы на более или менее длительные сроки (в тюрьмах, лагерях, колониях, спецпоселениях и т.п.) с конца 1920-х по 1953 год составило не менее 40 000 000 человек. 


В этот период был осужден практически каждый третий дееспособный член общества. Практически в стране не было семьи, в которой не было бы жертвы, так или иначе пострадавший от большевистского мракобесия. 


 - Скажите, а что послужило выбору темы книги, в которой вы понятие “поздний сталинизм” связываете с судьбой еврейского народа? 


- Дело в том, что именно в это время еврейский народ должен был сыграть определённую роль при реализации коварных замыслов Сталина, направленных на завоевание мирового господства. Я заострил свое внимание на “еврейской проблеме”, так как образовалась ситуация, очень напряженная по отношению к еврейскому населению. Практически дело шло к геноциду евреев. Грозило их полное уничтожение как этнической общности. В стране в период Позднего сталинизма изменилось официальное отношение к евреям. Антисемитизм стал неотъемлемой составляющей политики большевистско-коммунистической партии и советского государства. 


За многовековую историю евреев над ними не раз нависала опасность их полного уничтожения. Как правило, к реализации этих преступных акций, гонениям, притеснениям, погромам, депортациям привлекался не только весь партийный аппарат, но и практически все государственные структуры власти. И о них, их действиях мы многое знаем. А вот о запланированных, но не осуществлённых - недостаточно. Вскрыть причины провала хорошо идеологически продуманной и технически оснащённой акции важно не только для истории вообще, но и для настоящего и будущего любого народа, в частности, для любой этнической группы. Вот о таком сорванном геноциде советских евреев, начальные мероприятия которого уже были реализованы в виде судебного Дела ЕАК и следствия по делу профессоров врачей-вредителей, я постоянно думаю уже более пятидесяти лет и, наконец, мои мысли реализовались в виде книги, которая у вас в руках.


 - Вообще-то материалы по “Делу Еврейского антифашистского комитета” и “Делу врачей-вредителей”, о преследовании еврейской элиты широко известны...


- Широкое освещение в научной и публицистической печати материалов по преследованию и расправе над еврейской элитой не снимает многих вопросов и не всё, с моей точки зрения, правильно истолковывается. Взять хотя бы медицинские аспекты “Дела врачей-вредителей”, которые у историков вообще выпали из поля зрения. А если к ним и обращаются, то непрофессионалы, которые допускают грубые ошибки, с медицинской точки зрения. Согласитесь, таких моментов много. Хотя бы тема о причине смерти Сталина, о роли Лидии Тимашук в следственном процессе над врачами, о диагностике сердечной патологии А.А.Жданова.


Важное место занимает дискуссия о планировании Сталиным депортации еврейского населения из промышленных центров страны в районы дальнего Севера и пустыни Казахстана, а также трансформация текста письма высокопоставленных советских евреев в газету “Правда” с просьбой сослать евреев для освоения “просторов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера”.


Совсем выпала из внимания оценка роли и значения профессиональной деятельности арестованных “врачей-вредителей”, “варваров в белых халатах”, “злостных отравителей”, “врачей убийц, ставших извергами рода человеческого”, “ подлых шпионов и убийц под маской врачей”. 


Спорны заключения экспертов о роли личного письменного обращения И.Г.Эренбурга напрямую к Сталину, будто бы заставившего “дать отбой” судебному гонению на евреев и свертыванию Делу врачей вредителей.


Но самое главное: знакомясь с рассказами моей мамы и повествованием ее “подельников” о тюремном и лагерном периоде, изучая опубликованные документы и материалы, я пришёл к одному очень важному заключению: на всех этапах подготовки и осуществления “Последнего политического судебного процесса Сталина, состоящего из “Дела ЕАК” и следственного периода “Дела врачей-вредителей”, нашлись евреи, которые, будучи в тюремных застенках, по мере сил и вопреки возможностям, противодействовали Сталину и его подручным из МГБ. И в результате победили. 
Впервые Сталин и его приспешники не смогли одолеть тех, кого представили врагами народа, им не удалось устроить грандиозный показательный судебный процесс. 


Это главная причина, почему я - клиницист с пятидесятилетним врачебным стажем - решил взяться за несвойственный мне литературный труд, поглотивший все последние двадцать лет. Причина, побудившая меня взяться за перо, это окрепшая вера в то, что живое свидетельство очень важно для тщательного анализа и оценки исторических фактов.


 - Полвека всё это носить в себе, и потом ещё два десятилетия, что называется, кровью своей писать то, о чём сердце болит, это ли не риск! Не боялись, что может не хватить сил?


- У меня не было выбора. Знаете, Лев Николаевич Толстой писал: “Слово - есть поступок”. Но молчание - тоже ведь поступок. И молчать я не смог.


 - Понимаю, тем более, что, например, “Дело врачей-вредителей” коснулось непосредственно и вашей семьи. Я не пропустила ни одной строки из многочисленных протоколов допросов вашей мамы, до ареста работавшей врачом в кремлёвской больнице. Они лучше самых ярких описаний говорят о чудовищных методах работы гэбистов, доводивших обвиняемых до потери моральных и физических сил, приёмах, подавляющих здоровье и волю. Самые стойкие не выдерживали. Скажите, Фёдор Миронович, как вам удалось добыть секретные документы, которые столько лет хранились за семью печатями?


- Возможность держать в руках, читать, выписывать текст из “истории болезни”, которая сопровождала маму в Институте судебной психиатрии имени Сербского, а также и из ее “следственного дела” под номер 5522 Министерства государственной безопасности, со всеми в них вложениями было счастливым сочетанием с наличием у меня врачебной профессии. Было это в смутное время горбачевской перестройки, повлиявшей на кратковременное смягчение взаимоотношения между просителем (это я) и руководством страной (включая начальство из грозного заведения под названием КГБ-ФСБ). Сначала я ознакомился с “историей болезни”, потом - с протоколами и документами из четырех томов маминого следственного дела. И осознал, что эти документы выходят за рамки семейного интереса, что они - лучшие свидетели эпохи “позднего сталинизма”.


Знаете, я не взялся бы за написание этой книги, если бы не был уверен, что смогу сказать нечто новое об одном из самых страшных периодов жизни в моей бывшей стране. Я не стал бы писать, если бы не осознал необходимость отдать должное людям, которые смогли победить страх перед палачами и осознать, что от их поступков зависит и их судьба, и судьба народа, к которому они принадлежали. Именно эти люди повернули ход советской истории.


 - Указанная книга, как говорят полиграфисты, вышла “в свет” в электронном варианте. В виде интернет-книги. Ранее все ваши книжные издания были в бумажном варианте. Вы отказались от бумажного издания? Это что, дань моде?


- Скорее не моде, а серьезным успехам в развитии интернет-книги. Издание бумажных книг медленно, но верно сокращается, а на смену приходят электронные книги. Так же неудержимо растет число электронных библиотек. Уходят люди, читающие с бумаги, им на смену приходит поколение восьмидесятых, предпочитающее читать с экрана. Удорожание бумажных книг также приводит к снижению покупательского интереса и, как следствие, тиражей.


 - Спасибо за беседу, Фёдор Миронович, и за то, что вы нашли в себе силы донести до нас новую информацию о времени позднего сталинизма, хотя было это и нелегко.


- Знаете, мне вспоминаются строки из песни Александра Галича:
 

Так вот, значит, и спать спокойно,

Опускать пятаки в метро?!

А судить и рядить на кой нам?!

“Нас не трогай, и мы не тро...”

Нет! Презренна, по самой сути,

Эта формула бытия!

Те, кто выбраны, те и судьи?!

Я не выбран. Но я - судья!