Короли и шестерки

В мире
№48 (606)

Карточная терминология давно используется в описании политических процессов. Часто можно встретить такие выражения, как «разыграть карту», «блефовать» и др. Поэтому я считаю, что по отношению к тем, о ком хочу сегодня поговорить, вполне применимы термины, отображающие ранг той или иной карты. Более того, предлагаю для самой младшей карты использовать наименование «шестерка», так как большинство русскоязычных жителей планеты ни за что не назовут «двойкой» какую-нибудь мелочь пузатую, а что касается самой старшей карты, то вместо «туз» я предложил бы термин «король» - ну хотя бы потому, что о королях мы сегодня, возможно, тоже будем говорить.
На момент написания этой статьи (вечер вторника, 27 ноября) началась встреча в Аннаполисе руководителей стран, заинтересованных в мирном разрешении арабо-израильского конфликта. Более того, уже стало известно, что израильская и палестинская делегации подписали совместное заявление, в котором они выразили готовность немедленно приступить к мирным переговорам, цель которых - подготовить договор о мире к концу 2008 года. Для этого начиная с 12 декабря каждые две недели будут проводиться палестино-израильские встречи.
«Окончательное мирное урегулирование предусматривает создание палестинского государства, которое станет национальным очагом палестинцев подобно тому, как Израиль стал домом для еврейского народа, - заявил Джордж Буш. - США намерены строго придерживаться взятых ранее обязательств по обеспечению безопасности Израиля и его существования в качестве национального очага евреев». Буш также призвал палестинцев покончить с террором, а Израиль - положить конец поселенческой деятельности.
Не будем, однако, предвосхищать события. Скорее всего, читатель взяв в руки этот номер газеты, будет знать гораздо больше, чем говорится здесь. Но я считаю полезным ещё раз поговорить о позициях как самих участников саммита, так и тех, кто каким-то образом причастен к  конфликту - хотя бы для того, чтобы окончательные результаты встречи, какими бы они ни были, были понятны читателю, не очень внимательно следившему за всеми перипетиями подготовки к конференции в Аннаполисе.
Казалось бы, нет никого, кто был бы больше всех заинтересован в урегулировании арабо-израильских отношений (кроме, конечно, израильтян), чем палестинские арабы. Уже много лет они твердят миру о необходимости создания палестинского государства. Международное сообщество истратило на создание палестинской инфраструктуры кучу денег. Уже были Осло, Мадрид, Кемп-Дэвид, уже получили Нобелевские премии мира те, кто пожимал там друг другу руки, но палестинского государства как не было, так и нет. Причина этого заключается в том, что Израилю не с кем было вести переговоры о создании такого государства. Как ни странно это может звучать для кого-нибудь из читателей, но на самом деле никакого палестинского народа не существует. Есть арабы, жившие на территории исторической области Палестина, которая в различные отрезки новейшего времени была то под властью Османской Турции, то под мандатом, который Лига Наций вручила Великобритании. После войны Израиля за независимость Газа, Самария и Иудея оказались под контролем арабских стран, а в результате Шестидневной войны эти территории были заняты Израилем. Вот тогда и начались разговоры о палестинском государстве, а в международный обиход было введено не существовавшее прежде понятие «палестинский народ». Замечу также, что в документах ООН ничего не говорилось о палестинском государстве, в них фигурировали термины «еврейское государство» и «арабское государство» на территории Палестины.
Претензии на право представлять палестинский народ были предъявлены сразу многими организациями, представлявшими собой почти весь политический спектр, за исключением разве что монархистов – от последователей Маркса до радикальных исламистов. Ясер Арафат оказался не столько самым сильным, сколько самым ловким, в результате чего возглавляемая им «Организация освобождения Палестины» получила международное признание в качестве единственного представителя палестинских арабов. В затылок Арафату дышали исламисты из ХАМАСа, которых он называл братьями и в награду за лояльность по отношению к себе поддерживал, сажая, впрочем, время от времени в тюрьму особо одиозных боевиков. Арафат и его соратники прекрасно себя чувствовали в роли страдальцев и борцов, поэтому, когда у Арафата появилась реальная возможность создать палестинское государство, он пошел на попятный и объявил интифаду-2000, которую с огромным воодушевлением поддержали и исламисты. В их планы совершенно не входило создание двух государств для двух народов. Программа ХАМАСа предусматривала и предусматривает до сих пор уничтожение Израиля.
Уйдя затем в мир иной, Арафат не оставил после себя ни одной сильной персоны, чем в прошлом году и воспользовался ХАМАС, выиграв парламентские выборы. Перспектива мирного урегулирования арабо-израильского конфликта после этого стала ещё более туманной. Но «не было бы счастья, да несчастье помогло»: после июньского переворота, в результате которого Газа оказалась под контролем ХАМАСа, создалась совершенно новая ситуация, за которую поспешили ухватиться и США, и «ближневосточный квартет», и Израиль. Даже Махмуд Аббас, возглавивший палестинскую автономию после смерти Арафата, ухватился за представившуюся вдруг возможность. Как показалось тем, кто делал ставку на мирное урегулирование, выход из игры исламистов позволит заключить принципиальные договоренности между Израилем и автономией, которые в ближайшее время дадут возможность создать на территории Иудеи и Самарии палестинское государство. О Газе пока предпочитают не говорить, полагая, что это исламистское террористическое образование каким-то образом «рассосется».
О том, какой шум поднялся в исламском мире, когда Аббас пошел на переговоры с Израилем, читателям не надо, наверно, рассказывать – об этом писали во всех газетах. Но самое интересное, что те руководители из числа арабских лидеров, которые действительно заинтересованы в том, чтобы в регионе наступила стабильность, высказали осторожную поддержку переговорному процессу - пусть и с многочисленными оговорками. Те же, кого, согласно карточной терминологии, нельзя назвать иначе чем «шестерками», чей авторитет на международной арене колеблется между отметками «низкий» и «очень низкий», посвятили всё то время, пока шла подготовка к конференции в Аннаполисе, изготовлению крапленых колод и другого шулерского инвентаря.
Недавно в русском языке (а вернее, в русском политическом сленге) появилось новое слово – «шакалить». Так вот, на Ближнем Востоке больше всего «шакалят» хамасовцы. У них появилась потребность хотя бы в видимости международной поддержки их противодействия мирным переговорам. И они развили бурную деятельность с тем, чтобы выглядеть хоть как-то связанными с такими институтами, как правительство, президент или премьер-министр того или иного государства, желательно, занимающего в мире заметную позицию.
Наверно, первое, что пришло в голову лидерам ХАМАСа, это провести какое-нибудь мероприятие в столице Сирии. Решили провести там «национальную конференцию» - параллельно мероприятию, организованному США. Было заявлено о том, что «дамаскский форум призовет к восстановлению попранных прав палестинцев, возвращению к национальному диалогу, реструктуризации Организации Освобождения Палестины и еще раз заявит всему миру, что никто не уполномочивал главу палестинской автономии Аббаса идти на компромисс в вопросе законных прав палестинцев». Представители ХАМАСа подчеркнули при этом (вот он, приём, который должен вызвать ассоциацию между словами ХАМАС и Сирия), что «позиция Сирии по отношению к палестинской проблеме осталась неизменной: она выступает в защиту прав палестинцев». Да только заранее можно сказать, что выстрел этот будет холостым: Сирия и ХАМАС давно уже ассоциируются друг с другом, однако на этой ассоциации не ХАМАС набирает очки, а Сирия их теряет.
Следующей попыткой ХАМАСа спрятаться за чью-нибудь надежную спину стала перепечатка на сайте исламистского «Палестинского информационного центра» материала российского агентства «РИА-Новости» под названием «Эр-Рияд хочет посмотреть на Аннаполис из Москвы», в котором, если отбросить политологическую шелуху, проводится мысль о том, что свое участие в конференции в Аннаполисе Саудовская Аравия ставит в некую зависимость от той позиции, которую по данному вопросу займет Кремль. Автор статьи предположил, что позицию Кремля будет изучать наследный принц Султан Бен Абдель Азиз, являющийся первым вице-премьером саудовского правительства, а также министром обороны и авиации. Неважно, что во время визита принца в Москву речь шла в основном о возможном сотрудничестве в военно-технической сфере, зато теперь поисковые интернет-системы на запрос «ХАМАС» вполне могут выдать ссылки на материалы, связанные и с Саудовской Аравией, и с Россией.
Как известно, все попытки исламистов помешать проведению конференции в Аннаполисе ни к чему не привели. Но еще не использованы все заготовленные крапленые колоды. Во вторник, например, хамасовцы провели на территории Иудеи и Самарии две демонстрации против саммита, которые вынуждены были разгонять полицейские Махмуда Аббаса. ХАМАС заявил также о том, что никогда не признает решений конференции. Трудно даже предположить, на что еще могут решиться политические шулера, особенно после того, как о том, что они играют нечисто, стало известно всем.
Вот, собственно и все. Единственное, о чем мы еще не поговорили, так это о королях, хотя они и фигурируют в названии статьи. Ну что можно сказать о них в данном случае? Монархи тех стран, что участвуют в конференции, не в пример некоторым другим региональным руководителям, проявили достойную их статуса рассудительность. И, возможно, их вклад в мирное урегулирование на Ближнем Востоке перевесит противодействие тех сил, которые в прекращении конфликта не заинтересованы.