Урок патриотизма

Кинозал
№28 (324)

За полтора года существования «Кинозала» мы еще ни разу не писали о документальных фильмах. Это несомненное упущение мы сегодня собираемся наверстать рассказом о картине «Фабрика согласия» («Manufacturing Consent»), которая была сделана ровно десять лет тому назад, но и по сей день считается одним из наивысших достижений документалистики. К тому же, ее герой - выдающийся американский ученый и философ Ноам Чомский - как нельзя более соответствует общей тематике посвященного Дню независимости номера нашей газеты. Вся его жизнь, вся его деятельность - как научная, так и общественная, - служат примером не показного, а истинного патриотизма, пронизанного любовью к своей стране, болью за нее, страстным желанием сделать ее лучше.
Ноам Чомский (по-русски его фамилия Chomsky иногда пишется Хомский или Чомски) родился в 1928 году в Филадельфии. Его родители были выходцами с Украины и принадлежали к высшим кругам еврейской интеллигенции. Отец Чомского занимался изучением иврита и даже написал очень серьезную книгу под названием «Святой язык». Помимо этого, он принимал активное участие в сионистском движении, и его сын с самых юных лет был окружен самыми блистательными еврейскими мыслителями и общественными деятелями того времени. Свою первую статью Ноам написал, когда ему было 12 лет. Посвящена она была Гражданской войне в Испании и борьбе с поднимавшим в Европе голову фашизмом. Впоследствии он неоднократно говорил, что его политические взгляды в значительной степени сформировались в детстве и впоследствии уже практически не претерпевали существенных изменений.
Закончив школу для особо одаренных детей и университет, Чомский занялся довольно модной в те годы наукой - лингвистикой - и произвел в ней самую настоящую революцию. Многие сравнивают его вклад в эту область с тем, что Фрейд сделал в психологии или Руссо в общественных науках. В таких трудах, как «Трансформационный анализ» и «Синтаксические структуры», Чомский заложил основы теории порождающих грамматик и теории формальных языков как раздела математической логики, а впоследствии, опираясь на идею универсальности основных структур в языках мира, выдвинул программу изучения языка как средства исследования мышления.
В фильме «Фабрика согласия», который был сделан документалистами Марком Акбаром и Питером Уинтоником в 1992 году на основе собранного за 25 лет 120-часового архива видеозаписей лекций и выступлений Чомского, его лингвистические открытия объясняются на очень популярном и доступном уровне. «Если бы мой ребенок вырос не в Америке, а в Японии, - говорит Чомский, - он совершенно свободно владел бы японским языком. Из этого можно сделать вывод не только о врожденной способности человека к изучению языка, но и о том, что все языки на земле, при всем их разнообразии и всех их различиях, имеют одну и ту же структуру.» Это открытие позволило молодому в то время профессору разработать общие законы лингвистических структур и создать общую теорию языка, что сыграло колоссальную роль сразу в нескольких научных дисциплинах.
Чомский занял пост заведующего кафедрой лингвистики в престижнейшем Массачусетском технологическом институте, а «Нью-Йорк таймс» назвала его «одним из самых блистательных интеллектуалов нашего времени». Возможности, которые раскрывались перед ним, были поистине безграничными, но Чомский выбрал другой путь, и решающую роль в этом выборе сыграла война во Вьетнаме, против которой он выступил со всей мощью своего экстраординарного интеллекта. Причем сделал он это задолго до того, как подобные протесты вошли в моду, и исключительно по принципиальным соображениям, а не потому, что война во Вьетнаме оказалась сопряженной со слишком большим количеством жертв, как считали те, кто принимал участие в многочисленных демонстрациях конца 60-х - начала 70-х годов.
Такая политическая активность сделала Чомского изгоем в академических кругах, но он продолжал заниматься как научной деятельностью, так и политологией. Из всего разнообразия написанного им в первую очередь можно порекомендовать «Understanding Power», «Fateful Triangle», «Profit Over People», «Deterring Democracy» и «The New Military Humanism», хотя каждый труд Чомского представляет огромный интерес вне зависимости от того, соглашаетесь вы с ним или нет. В конце концов спорить всегда приятнее с умным человеком, а без знания его трудов правильно оценить политическую ситуацию в США и в мире просто невозможно.
«Фабрика согласия» касается биографии Чомского только постольку поскольку, а главное внимание создатели картины уделили его фундаментальной работе, носящей то же самое название, что и фильм, в которой Чомский подробнейшим образом - так, как это может сделать только настоящий ученый, - проанализировал ту роль, которую средства массовой информации играют в современном обществе. Несмотря на то, что я лично не разделяю очень многих политических взглядов Чомского, его оценка места СМИ в структуре власти настолько интересна и оригинальна, что необходимо хотя бы вкратце привести здесь ее основные положения.
Первый постулат Чомского состоит в том, что тоталитарные общества, несмотря на довольно развитую пропагандистскую систему, на самом деле не очень озабочены тем, что думают их подданные, так как с несогласными всегда можно расправиться путем репрессий. В обществе же демократическом, где открытое преследование инакомыслящих в наше время практически невозможно, правящие круги должны самым серьезным образом относиться к тому, что думают граждане (особенно их обеспеченная и политически активная часть). Поэтому СМИ, формирующие общественное мнение, играют ключевую роль в поддержании «статус-кво». При буржуазной демократии, утверждает Чомский, главным врагом правящего класса является способность людей самостоятельно мыслить, и поэтому такие невероятные средства и усилия бросаются на то, чтобы все те, чье мнение имеет значение, мыслили примерно одинаково. Эту систему Чомский и называет «Фабрикой согласия».
И в своей книге, и в фильме Чомский довольно подробно показывает, как именно формируется такой консенсус. Он утверждает, что все, попадающие в ведущие СМИ идеи и темы так или иначе согласованы с интересами правящих элит. Особую роль тут играет сама постановка любого вопроса, жестко установленные рамки, в которых будет протекать дискуссия, а также то, как расставляются акценты в освещении тех или иных событий, и то, в каком контексте они преподносятся публике.
По теории Чомского, на вершине пропагандистской пирамиды находятся различные элитные группы, в которые входят крупные промышленники, банкиры и представители основных политических сил. Все эти люди должны иметь реальное представление об истинном положении дел, потому что в противном случае они потеряют возможность управлять ситуацией. Удел же основного населения - это, в терминологии Чомского, «необходимые иллюзии», от которых, впрочем, не свободна и какая-то часть верхушки.
Вторую группу составляет обслуживающий элиты персонал - журналисты, университетские преподаватели, занимающиеся гуманитарными дисциплинами ученые. Их профессиональная карьера, а зачастую и вообще возможность заработать себе на жизнь напрямую зависят от их умения пропагандировать отвечающие интересам элиты взгляды. Чаще всего, считает Чомский, они и сами верят в то, что они говорят.
Третья группа - это представители образованного, зажиточного и политически активного среднего класса. Собственно говоря, вся пропаганда направлена именно на них, поскольку именно они обладают достаточными ресурсами и способностями для того, чтобы в потенциале переломить практически любую ситуацию. Поэтому способность СМИ сформировать единомыслие этой прослойки является решающей. По мнению Чомского, подавляющее большинство этой группы составляют вполне приличные люди и, если предоставить им полную и объективную информацию, они могли бы добиться восстановления справедливости, за исключением тех случаев, которые прямо угрожают их личным интересам.
Четвертая, самая многочисленная и наиболее обделенная группа - это политически пассивные и плохо образованные «низшие классы», которые, как считает Чомский, практически не представляют никакой угрозы для существующей системы. «Они не часть системы, а всего лишь зрители», - говорит он, и поэтому в их отношении система озабочена только тем, чтобы обеспечить эту прослойку достаточным количеством зрелищ, отвлекающих ее от участия в политической жизни страны. Огромную роль тут играют спортивные состязания, которые Чомский называет «еще одним примером оболванивания населения - они создают у людей иллюзию соучастия в чем-то невероятно важном, но на самом деле не имеющем ровным счетом ни малейшего отношения к реальным проблемам их повседневной жизни». В фильме все это изложено очень остроумно и занимательно.
Таким образом, по теории Чомского, в обществе, не допускающем применения силы по отношению к своим гражданам, роль репрессивных органов играют средства массовой информации - именно они отвечают за контроль над тем, что думает население по тому или иному вопросу. Причем он категорически настаивает на том, что в его взгляде на эту проблему нет ничего от конспирологии. Всем известно, что подавляющее большинство ведущих газет, телекомпаний, киностудий, издательств и радиостанций принадлежит сегодня весьма ограниченному числу гигантских корпораций, которые, естественно, и определяют целиком и полностью повестку дня, очень жестко устанавливая те рамки диапазона мнений, выходить за которые уже не позволяется. «Никто не удивится, если я скажу, что главная цель «Дженерал электрикс» - это извлечение максимальной прибыли из своей продукции, - говорит он. - Но, когда я говорю то же самое об СМИ, меня начинают обвинять в «теории заговора». На самом деле никакого заговора тут нет. Просто «Дженерал электрикс» владеет телекомпанией Эн-би-си, которая, само собой разумеется, должна обслуживать ее интересы. То же самое происходит и с большинством других крупных средств массовой информации.» Любопытно, что правые обвиняют СМИ в либерализме, левые - считают, что все контролируется реакционерами, и только Чомскому хватило смелости и ума сказать, что никакого заговора тут нет, а есть только естественный процесс, регулирующий деятельность любого предприятия при рыночной экономике.
Как именно формируется нужное элите общественное мнение, Чомский показывает на примере геноцида в Восточном Тиморе. Пересказывать все подробности в рамках газетной статьи не представляется возможным, но сама по себе эта история действительно может многое объяснить в сегодняшнем общественно-политическом климате.
Мне не хотелось бы, чтобы у вас сложилось впечатление, что речь идет о каком-то скучном и заумном фильме. Как раз наоборот. Творческая фантазия его создателей, старавшихся как можно ярче и нагляднее проиллюстрировать взгляды Чомского, поистине безгранична, да и сам профессор - человек настолько остроумный, что слушать его выступления - одно удовольствие. Лаконичная точность его формулировок, бескомпромиссность позиции, продуманность и последовательность всей общей концепции и каждой детали свидетельствуют о том, что перед нами настоящий ученый. Весьма интересно смотреть и на оппонентов Чомского, в числе которых такие знаменитости, как французский философ Мишель Фуко и известнейший американский политический обозреватель Уильям Бакли. Но если с Фуко еще получилось какое-то подобие спора, то Бакли, не имея, что возразить Чомскому по сути, был вынужден просто прибегнуть к дешевым риторическим приемам и даже прямым угрозам. В отрывке из другой телепередачи мы видим, как несогласные с Чомским военные просто кричат в микрофон, чтобы не дать ему возможность высказать свою точку зрения. Крик продолжается до тех пор, пока ведущий не объявляет, что время передачи истекло.
Отчасти такой подход характерен и для представителей «солидных» СМИ. Поскольку опровергнуть выводов, к которым Чомский приходит в результате чисто научного анализа, никто не может, его предпочитают просто игнорировать. В лучшем случае его не замечают, в худшем - обзывают, переходя при этом все грани приличия. Как я уже говорил выше, сам я не разделяю многих взглядов Чомского, но тем не менее невозможно отрицать, что он действительно - один из ярчайших и оригинальнейших умов нашего довольно бедного в этом отношении времени.
Чомского неоднократно обвиняли в том, что в своей критике современного общества он заходит слишком далеко. Но при этом его оппоненты почему-то забывают, что настоящий американский патриотизм еще со времен революции и войны с англичанами строился не на слепом следовании общепринятым доктринам, а на самостоятельном анализе ситуации. Вся жизнь Ноама Чомского, пожертвовавшего своей карьерой ради поисков правды, свидетельствует о том, что любовь к родине вовсе необязательно должна быть слепа и что патриотизм и конформизм - это вовсе необязательно синонимы.


Комментарии (Всего: 1)

отлично

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *