загадка “ЛЮДЕЙ–ЯГУАРОВ”

История далекая и близкая
№48 (606)

Как-то уж так повелось, что когда речь заходит о высоких доколумбовых цивилизациях Америки, то имеются в виду ацтеки и майя. Люди восхищаются уровнем их культуры, вселенскими познаниями и письменностью, останками величественных городов, а главное – пирамидами, не уступающими своим совершенством египетским. Но при этом почти не упоминается другая цивилизация – ольмекская, куда более древняя и более развитая.
Сам факт существования этого полумифического народа поначалу не признавался, поскольку не было никаких тому материальных доказательств – одни лишь рассказы американских индейцев, в которые мало кто верил. Как же можно разгадать тайны цивилизации ольмеков, сетовали ученые, если от них не осталось ни одного дома, ни одного храма, ни клочка одежды, ни книги, ни косточки – ничего, кроме керамики и камня. Но археологические раскопки, особенно последняя, начатая и продолжающаяся в текущем, 2007 году, заставили мир изменить свое мнение, признать очевидное. И теперь уже с полным основанием цивилизацию ольмеков стали величать “матерью всех культур” Центральной Америки.
Ольмеками (что означает “каучуковые люди”, т.е. люди, собиравшие каучук с каучуковых деревьев) этот народ окрестили ацтеки, хотя никогда их в глаза не видели, да и видеть не могли, поскольку между исчезновением одних и появлением других лежит временной пласт этак лет в 1000-1400. Ольмеки появились в Мезоамерике около 3000 лет назад  – неизвестно откуда и исчезли – неизвестно куда – где-то в III – I вв. до н.э.
Несмотря на все усилия археологов, до сих пор не удается обнаружить никаких следов зарождения и эволюции этой древней цивилизации, понять причины ее упадка и исчезновения. У ученых складывается впечатление, что она появилась в Америке уже сложившейся, как бы была привнесена извне, со всеми ее знаниями и навыками. На основе рассказов индейцев и археологических раскопок было установлено, что четырьмя главными центрами ольмекской культуры были нынешние Трес-Сапотес, Ла-Вента, Серро-де-лас-Месас и Сан-Лоренсо, расположенные на территории нынешних штатов Веракрус и Табаско.
В книгах о коренном населении Центральной Америки можно прочесть, что “через ацтеков Европа получила культуры кукурузы, какао, томатов; от ацтеков европейцы узнали о свойствах каучука.” Это верно лишь наполовину, потому что сами ацтеки каким-то непостижимым образом научились всему этому от ольмеков, которые еще до новой эры изготовляли обувь и мячи для ритуальной игры из каучука, выращивали кукурузу, помидоры, делали из какао-бобов шоколадный напиток, расшивали щиты и одежду перьями знаменитой “ацтекской” райской птички кецаль и многое-многое другое.
В период испанского владычества в Америке и церковь, и государство в Испании всячески препятствовали любым научным публикациям, которые могли бы пролить свет на то, что в Центральной Америке до Кортеса существовали цивилизации, достойные упоминания.
Но был среди конкистадоров миссионер по имени Саагун, обучавший индейцев испанскому языку и сдружившийся с ними настолько, что они, платя ему любовью и доверием, охотно рассказывали все, что знали о собственной истории и о других народах, населявших Америку, делились с ним своими легендами и верованиями. Саагун получил от ацтеков так много информации, которую регулярно записывал, что как только появилась возможность, издал в Испании книгу в объеме 12 томов.
И только в книге Саагуна можно прочесть о верховном властителе ольмеков – жреце, и об их жизни. О том, что основным оружием ольмекского войска, а воинами были все мужчины без исключения, являлись лук и медные секиры. Что воины носили длинные хлопчатобумажные рубахи, а на ногах – каучуковые сандалии.
Поскольку долгое время сообщения Саагуна были единственным источником информации о призрачной цивилизации ольмеков, якобы обладавших высокой культурой, ему не слишком верили. Только 250 лет спустя  – в 1806 году, экспедиция археолога Дюпе отыскала несколько фигурок с изображением маленьких толстых людей в позах ритуального танца, явно не принадлежавших ни майя, ни ацтекам. Эти статуэтки явились первым наглядным свидетельством существования какой-то иной, самобытной древней культуры на восточном побережье Мексики. На том и успокоились еще лет этак на сто.
И, наконец, в 30-е годы прошлого века на поиски следов ольмеков отправилась экспедиция вашингтонского института Смитсона под руководством Мэтью Стерлинга. И хотя эта экспедиция не раскопала ни пирамид, ни дворцов, настоящей сенсацией явились найденные Стерлингом уникальные каменные головы, не характерные ни для одного народа мира. Это гигантские головы, высеченные из монолитной глыбы базальта весом до 30 тонн, имеющие среднюю окружность около 7 м при высоте 2,5 м. Выполнены они в реалистической манере, с явным портретным сходством с неведомыми прообразами, имевшими, судя по всему, ярко выраженные негроидные черты. Практически на всех головах изображены плотно прилегающие шлемы с ремешком под подбородком.
В общей сложности в разное время и в разных местах была  найдена дюжина таких голов. Поражают не столько их габариты, сколько странное, отсутствующее выражение глаз.
У ольмеков не было своего камня. И базальтовые глыбы весом от 20 до 60 тонн для своих архитектурных и скульптурных сооружений им приходилось доставлять со склонов вулкана Сан-Мартин-Пахапан, который находится на расстоянии 125 км от их столицы. Эти многотонные блоки переправлялись, как полагают, сначала по морю, а затем на плотах – против течения (!), по реке Тонала. Поскольку ольмеки, так же как майя и ацтеки, не пользовались колесом, то и повозок у них быть не могло. Остается загадкой, как они доставляли эти глыбы в свою столицу, находившуюся в джунглях Центральной Америки.
Но наибольший интерес представляют даже не головы, а миниатюрные фигурки из нефрита, жадеита и серпентина, запечатлевшие странных бесполых людей с вытянутыми вверх, приплюснутыми головами, в сложных, порой невероятных позах, или, напротив, необычайно живых и естественных. Ольмеки, видимо, высоко ценили зеленый камень нефрит и в резьбе по нему достигли поразительного совершенства. В Серро-да-лас-Монтесе археологи нашли целый клад ольмеков – около 800 поделок из нефрита.
В конце 1940 года, не останавливаясь на достигнутом, Стерлинг организовал еще две экспедиции в Трес-Сапотес. И экспедиции увенчались новой победой. Археологами было найдено более 25 больших каменных монументов, два “сундука”, изготовленных из цельного камня и украшенных рельефными изображениями битвы между двумя резко отличными группами воинов, и еще одна каменная голова. А также базальтовые алтари, вырубленные в каменной глыбе-монолите, высокие стелы и богато украшенные каменные саркофаги. Попутно Стерлинг сделал и еще одно открытие – он откопал детские игрушки в виде собачек на колесиках, что явилось настоящей сенсацией. Ведь ни ацтеки, ни майя колеса не знали.
Но самая главная заслуга Стерлинга в том, что именно ему посчастливилось найти первые архитектурные доказательства существования древней, доацтекской цивилизации, заполнив пустовавшее звено в наследии ольмеков. На окруженном болотами песчаном острове Ла-Вента площадью 10х4 км Стерлинг обнаружил не просто город, а как полагают, столицу “археологических ольмеков” (как их условно называли американисты), над которой доминировала странная остроконечная пирамида – 32-метровый конус неправильной геометрической формы. Детальный план профессора Хейзера из Калифорнийского университета (сделанный позднее, в 1968 году) показывает, что горизонтальная проекция пирамиды очень напоминает распустившийся цветок лотоса.
25 годами позже другой археолог, дон Матео Стингл, нашел в тех же местах мавзолей правителей, или, как его еще называют, “Могилу трех старцев”, и три гигантские каменные головы.
Тематика всех барельефов, скульптур, стел и многочисленных фигурок, найденных в местах обитания ольмеков, свидетельствует о том, что этот странный народ был буквально одержим символикой ягуара, отражавшей как бы симбиоз человека и зверя. На долго остававшийся без ответа вопрос – почему? – Стингл нашел ответ на барельефах алтарей и стел Ла-Венты, изображающих  союз земной женщины с божественным ягуаром – этакая Леда по-индейски. В результате этого союза и возникло, согласно легенде, могучее племя сыновей неба и земли, полубожественных строителей Ла-Венты. Они были людьми, но ощущали и идентифицировали себя с ягуарами.
И теперь уже ученые склонны считать, что это они – ягуаро-люди, а вовсе не майя, наблюдая звездное небо, создали и ввели в употребление тот самый, знаменитый своей точностью 260-дневный календарь “долговременного счета”, который ведется от начала новой космической эры – 12 августа 3114 г. до н. э. и обрывается 23 декабря 2012 года, когда должно произойти некое событие планетарного масштаба, знаменующее окончание нашего времени – Пятого Солнца.
Что это они изобрели иероглифическую письменность, ныне известно уже более 50 ольмекских текстов. Они были обнаружены на одной из стел в Трес-Сапотес, на трех стелах в Серро-де-лас-Месас и на других ольмекских памятниках. Более поздняя письменность майя и южномексиканских сапотеков, считают ученые, возникла на основе письменности ольмеков. Около 35% всех иероглифов майя являются вариантами архаических иероглифов ольмеков.
Это они придумали оригинальную систему цифр, используя в различных сочетаниях точки и черточки, – одна точка соответствовала единице, а одна черточка  – цифре пять. Ольмеки были первыми, кто ввел в систему счета понятие нуля. Вырезанные на камне даты относятся к последним столетиям до нашей эры и представляют собой древнейшие в  Мезоамерике письменные даты летосчисления.
Согласно хронологии майя, Вселенная была создана их богами Тецкатлипокой и Кетцалькоатлем и прошла четыре этапа (или эры) развития. Первая из которых, с верховным божеством в образе солнца Тецкатлипока, называлась “Четыре Ягуара”. Она закончилась тем, что ягуары истребили гигантов, населявших в те времена Землю. Не прямой ли это мостик к “людям-ягуарам”, которых мы знаем как ольмеков?
Некоторые археологи высказывают предположение, что ольмеки ведут своё происхождение от легендарных атлантов, уцелевших после гибели Атлантиды. Одна их часть переселилась когда-то на африканский материк, другая – на американский.
В начале прошлого века француз Огюст Ле Плонжон и внук прославленного Генриха Шлимана, Пауль Шлиман, в качестве аргумента выдвигали найденный в Чичен-Ице Тро-Кортезианский кодекс, записанный иероглифами, где было сказано о некоем землетрясении, уничтожившем целую цивилизацию. Не об истории ли гибели Атлантиды там идет речь, вопрошали они?
Одно из ацтекских преданий гласит, что так называемые ольмеки появились на Американском континенте около 4000 лет назад. Они приплыли на лодках или кораблях откуда-то с севера, оставив свою прародину – легендарные “Семь Пещер” (или Семь Домов), путь к которым указывали звезды Большой Медведицы. Их мудрецы уплыли обратно, а оставшиеся заселили эти земли, сделав столицей Тамоанчан – “Место дождя и тумана”.
В середине ХХ века снова всплыла эта гипотеза в связи с обнаруженными в 10 км от Чичен-Ицы – самого крупного города в Юкатане - развалинами необычайно древнего города Цибильчальтун. Остатки стен, скрытые в зарослях джунглей, свидетельствовали о том, что город когда-то занимал значительно большую территорию, чем нынешний Чичен-Ица. В 1956 году туда отправилась экспедиция из Тугейнского университета в Нью-Орлеане (штат Луизиана) под руководством Уиллиса Эндрюса. Ученые установили, что Цибильчальтун был основан во втором тысячелетии до н.э. и насчитывал более 400 построек на площади в 48 кв км.
Методом радиоуглеродного анализа, помогающего определять исторический возраст археологических находок, ученые подтвердили, что первые “люди-ягуары” появились в этих местах в конце второго тысячелетия до нашей эры и просуществовали примерно тысячу лет. Они занимались земледелием и рыболовством, торговали каучуком. Воевали. И создавали свои удивительные скульптуры.
В начале этого года в 68 милях к югу от Мехико Сити небольшой пивоваренный завод начал строительство паркинга, и рабочие неожиданно наткнулись на останки древней цивилизации. Раскопки, проведенные на территории в 9500 кв. м, вскрыли руины шести церемониальных храмов.
Площадь фундамента главного храма 3000 кв. м. Он сложен из обработанных каменных блоков, скрепленных неизвестным раствором. Поблизости от храма были найдены две хорошо сохранившиеся каменные скульптуры ягуароподобных людей и предметы повседневного обихода горожан. То был древний город ольмеков Сасакатла – первый на центральном мексиканском плато, открывший взору современника недостававшие для полноты картины свидетельства ольмекской монументальной архитектуры.
Но простые мексиканцы, видимо, не склонны трепетно относиться к тому, что прячет неумолимое время под их ногами, под их частной собственностью, поскольку это не только нарушает привычный ритм их жизни, но и грозит выселением. А посему за право начать раскопки вместо строительства паркинга археологам приходится сражаться.
Удивительный парадокс – несмотря на то, что ольмеки распространили свое культурное влияние на огромный регион – от Юкатана до мексиканских штатов, ни одно из индейских племен не может считать себя их потомками и ни один из известных нам индейских языков не похож на ольмекский. Очередная загадка! Мы не знаем, на каком языке говорили ольмеки, к какой этнической группе они принадлежали. Видимо, из-за чрезвычайно высокой влажности в районе Мексиканского залива не сохранилось ни одного их скелета, говорят ученые. А ведь, казалось бы, что еще нужно археологам и антропологам при таком обилии изобразительного наследия. Вряд ли можно сомневаться в том, что люди-ягуары изображали самих себя. Кого ж еще!
Их исчезновение было столь же таинственно и необъяснимо, как и их появление. Примерно в I в. до н. э. в Ла-Вента были вдруг не только прекращены любые строительные и творческие работы, но и частично или полностью разрушены все существовавшие к тому моменту постройки. Предположение, что разрушали их сами ольмеки, а не какие-то воинственные племена, возникло на том основании, что прежде чем исчезнуть навсегда, они спрятали, “захоронили” несколько каменных голов, стел и алтарей. “Могильники” были подготовлены с особой тщательностью и явно без спешки – ложе для произведений искусства выложено тысячами плиток голубой керамики и заполнено слоями разноцветной глины. Дно одного такого могильника устилают пластины поделочного серпентина (желто-зеленого змеевика).
Загадки, загадки, загадки.
Мы еще до обидного мало знаем об этом народе и его истории, плотно закрытых от нас завесой времени. Но поскольку ольмекская культура начала наконец выдавать свои многовековые тайны и ученые занялись ею вплотную, думается, что самые волнующие открытия уже на подходе.


Комментарии (Всего: 5)

Аррр

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
рррр

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
рррр

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
рррр

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
презер

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *