Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№28 (324)

Гарлем

Сейчас даже трудно себе представить, что когда-то Гарлем не был «черным» районом, то есть местом проживания негров, или, как принято их сейчас называть по принципам политкорректности, «афроамериканцами». Есть в этом, честно говоря, какая-то лицемерная игра. Прекрасная актриса Вупи Гольдберг от этого определения возмущенно открещивается: - Ну какая я афроамериканка?! Что у меня общего с Африкой? Я - американка! И моя черная кожа не мешала моим белокожим мужьям страстно любить меня. Тому же мистеру Гольдбергу, фамилию которого я с гордостью ношу.

Ну да ладно, хотят так называться, пусть их...Как гласит русская поговорка: - Хоть горшком меня назови - только в печь не ставь.

Места эти, по обе стороны от нынешней 125 стрит, центра Гарлема, долго были далекой сельской окраиной. Легендарный голландский губернатор Питер Стайвисант основал здесь небольшое селение, которое ностальгически назвал Новый Хаарлем (старый город Харлем, естественно, расположен в Голландии). Очень красивое и живописное место. Холмы невысокие, поросшие лесом, речушка с чистой проточной водой...Живи - не хочу! Было сначала несколько ферм с рядами чистеньких, аккуратных домиков.

В 30-е годы XIX столетия провели сюда железнодорожную ветку, которая так и называлась - Гарлемская железная дорога.
Бурное обживание этих идиллических мест началось с началом XIX века. Нижний Манхэттен начал быстро застраиваться финансовыми компаниями и негритянская голытьба, ютившаяся в трущобах в том районе, вынуждена была искать себе иное, более дешевое для проживания место. Им и оказался далёкий Гарлем.

Стали сюда впоследствии переселяться и их чернокожие братья и сестры из южных штатов, бегущие от царящей там расовой дискриминации. На севере с этим было все-таки полегче, да и к тому же жили они среди своих. Община разрасталась буквально не по дням, а по часам. И этот город в городе стал приобретать свои, отличные от других районов, неподражаемые черты.

Расцвет Гарлема относят к 30-м годам ХХ столетия. Он стал местом популярной ночной и вечерней жизни: джазовые фестивали, экзотичные рестораны...»Ночи Гарлема» - название не только популярного фильма, но и стиль веселья прожигателей жизни. В популярном ночном клубе «Cotton Club» («Хлопковый клуб») можно было ежевечерне услышать игру прославленных музыкантов Дюка Эллингтона, Каунти Бейси, Кэба Холловея...Здесь же, правда, подторговывали контрабандным виски и наркотиками.

Увы, всё это в прошлом. Кроме наркотиков, разумеется. В наши дни Гарлем - место неприветливое и даже опасное. Заповедник преступности и наркомании. Можно увидеть многоэтажные заброшенные дома с выгоревшими окнами, обиталище бомжей. Городские власти продают их по символической цене в 1 доллар. Только вложив свой капитал в их обустройство, можно вернуть их к жизни. Строительных подрядчиков приманивают весовыми налоговыми льготами. Но отпугивает их атмосфера ненависти и безысходности, царящая на улицах Гарлема. Почему афроамериканцы так «опустили» свой район? Об этом написаны горы статей и диссертаций. Но, увы, до возрождения былой славы пока что далеко. Многие жители связывают свои надежды с тем, что бывший президент Билл Клинтон выбрал для своего офиса многоэтажный дом на главной улице Гарлема - 125 стрит. Ну что ж, поживём, - увидим.

Чем же в наши дни он привлекает туристов? Прежде всего прекрасными памятниками архитектуры.

Между 120 и 122 стритами на улице Риверсайд драйв гордо возвышается Риверсайдская церковь. Построенная в 1930 году архитекторами Аленом, Колленсом и Пелтоном, она является точной копией средневекового готического храма. И, как положено, по традиции вся заставлена скульптурами апостолов, святых, мучеников и блаженных. Практически основные этапы истории западного христианства можно изучать по ним.

В 20-е годы прошлого столетия многие богатые американцы-коллекционеры скупали в нищей, послевоенной Европе фрагменты старинных храмов и монастырей, отдельные скульптуры, церковную утварь...И теперь в самых неожиданных местах Америки можно встретить алтарь XV века или бронзовые врата XVI столетия.

И здесь, на восточной стене вы увидите два потрясающих витража XVI века, вывезенных из кафедрального собора в Брюгге (Бельгия). Остальные витражи - плод труда современных художников. Один из них, знаменитый скульптор Джейкоб Эпстайн (скорее всего был он Яшей Эпштейном, выходцем из России) установил здесь работу «Христос во славе».

Знаменита колокольня храма: на ней 74 (!) колокола. Самый большой весит 20 тонн, самый маленький - 4,5 кг. Представляете, какой перезвон они устраивают!

В районе 116 стрит на пересечении с Амстердам авеню вы не сможете пройти мимо собора Иоанна Богослова (они его называют St. John Divine). Это самый большой в мире протестантский храм: принадлежит он англиканской епископальной церкви, которая долгие годы была господствующей на этой земле. Удивительно, что заложенный в 1892 году, он строится и в наши дни. Но службы, конечно, в нём идут. Первая состоялась в 1939 году. Поражают своей мощью его южные башни. Их высота достигает почти 80 метров. (В знаменитом Соборе Парижской богоматери башни едва достигают 70 метров). Каждая из центральных дверей весит 3 тонны и богато украшена сценами из Ветхого и Нового Заветов.

Как это принято в Америке, и представители других конфессий могут проводить в соборе свои службы. Здесь хранятся прекрасная коллекция икон и даже шпалеры, сделанные по эскизам великого Рафаэля.

Первоначальные авторы этого архитектурного гиганта Хайнс и Лафарм. Позже внёс в проект существенные поправки архитектор Ральф Адамс.

Здесь же, на 116 стрит, только с другой, от собора, стороны, парадный вход в комплекс зданий Колумбийского университета. Он занимает огромную площадь от 114 до 121 стрит, между Бродвеем и Амстердам авеню. Колумбийский - один из старейших в стране - основан в 1754 году королём Георгом II. Получил он название Королевского (Кингс колледж) и размещался в Манхэттене. Своё нынешнее имя университет носит с 1784 года. Он несколько раз перемещался по всему городу, пока в конце XIX века не занял своё нынешнее место. Колумбийский входит в число знаменитых 8-и университетов так называемых Айви лиги (лиги плюща). Имеется в виду, что они такие старинные, что плющ обвивает их стены. Плющ растет у стен многих кампусов, но именно эти восемь (Гарвард, Йель, Принстон, Пенсильванский и т. д.) за долгие годы завоёвывали себе репутацию первых по постановке образования и по успешности научных исследований.
Здесь можно провести целый день, любуясь разнообразной архитектурой колледжей и библиотек, скульптурами и витражами, фонтанами и мозаикой...

Ну и, конечно же, нельзя не посетить величественный мавзолей генерала Уллиса Гранта на Риверсайд драйв. Был он, как известно, командующим армией северян в Гражданской войне 1861 - 65 годов. С его именем связаны самые громкие победы. Менее известен Грант как 18-й президент США, да и, честно признаться, особых лавров в мирное время он не собрал. Видно, всё-таки это разные профессии: полководец и администратор. Но тем не менее Америка вполне справедливо чтит доблестного воина и памятниками Гранту практически усеяна вся страна.

Мавзолей ему был воздвигнут в 1897 году по проекту архитектора Джона Дункана. Выглядит он довольно традиционно и впечатляюще. Вход украшает портик, поддерживаемый 12 колоннами. Широкая лестница ведет внутрь. По бокам её - два огромных орла. В своей краткой речи во время вступления в должность президента он сказал прекрасную фразу: -Давайте жить в мире! - И они выбиты над карнизом мавзолея.

Уже в наши дни, в 1966 году, мемориал украсился огромными мозаичными панно, повествующими о его победах в Гражданской войне. Кстати, Грант был первым четырёхзвёздным (полным) генералом в этой стране.

Чтобы увидеть гранитный склеп с останками генерала и его жены, надо спуститься по ступенькам в усыпальницу. Здесь вас встретят бронзовые бюсты соратников полководца. Постоим в тишине и покое и воздадим должное памяти великого Американца.

Часть 18. Центральный парк

Вернуться к оглавлению