ПРИЮТ для трудного подростка

Америка
№49 (607)

«...Мы больше не в состоянии контролировать нашего сына и внука Джейка. Он прогуливает школьные занятия, читает фашистскую литературу, игнорирует наши просьбы и замечания. Недавно, когда он пришёл домой, мы увидели, что руки его были в крови. По сбитым костям на кулаках поняли, что он кого-то очень сильно избил. Джейк не разговаривает с нами и не смотрит в нашу сторону. Когда его мать начинает плакать, он лишь улыбается. Наш ребёнок больше не человек. Человеческое создание не может себя так вести...»
Это строки из письма 66-летней Валенсии Брандт, бабушки 14-летнего Джейка Линча, обращённые к сотрудникам центра по работе с проблемными подростками в штате Юта.
По данным Национальной ассоциации терапевтических школ (National Association of Therapeutic Schools and Programs - NATSP), каждый четвёртый американский подросток в возрасте от 13 до 18 лет входит в группу «проблемных тинейджеров» (troubled teens). Сюда относится молодёжь, злоупотребляющая наркотиками и алкоголем, юные преступники, садисты, потенциальные самоубийцы, недисциплинированные и вышедшие из-под контроля родителей дети.
В настоящий момент в Соединённых Штатах действует более тысячи крупных организаций, занимающихся воспитанием трудных подростков. Практически все они следуют жёсткому девизу «Проблемные тинейджеры уничтожают семьи и жизни» (Troubled Teens Destroy Families and Lives).
«К сожалению, 99% американских родителей обращаются за посторонней помощью только тогда, когда их ребёнок превратился в настоящего преступника или неконтролируемого психопата, - говорит доктор Шеннон Велхофф из NATSP. – До последнего момента мамы и папы продолжают считать, что их ребёнок образумится и возьмёт себя в руки».
16-летний Джеймс Грэхам из штата Висконсин регулярно избивал своего 53-летнего отца. Причём делал это не в состоянии гнева или наркотической зависимости, а ради собственного удовольствия. «Мне доставляло удовольствие наблюдать страх в его глазах и беспомощность, - скажет он позднее психологам. – Я хотел, чтобы он почувствовал себя раздавленным и униженным». Джеймс Грэхам превратился для своей семьи в диктатора с садистскими наклонностями. Мать и отец полностью подчинялись его приказам и желаниям. Так бы продолжалось и дальше, если бы соседи не вразумили родителей Грэхама отправить сына в спецшколу.
А вот 14-летняя Хайди Хоккленс отомстила родителям, запретившим встречаться ей с подругами, следующим образом: в момент, когда мама и папа сидели у телевизора, она демонстративно полоснула себя несколько раз ножом по запястью. Долгое время несчастные родители винили в произошедшем себя. Они дали дочери полную свободу, исполняя все её желания. В 15 лет Хайди начала зарабатывать деньги проституцией, а в 16 – плотно «подсела» на кокаин. За помощью специалистов родители обратились, когда их дочери «стукнуло» 17 лет.
16-летний Рауль Слатерри из Питтсбурга (штат Пенсильвания), юный наркоторговец и квартирный вор, залил во флакончик с глазными каплями, которыми пользовалась его мать, жидкость для прочистки канализационных труб. В итоге ничего не подозревающая женщина капнула себе в глаз едкую кислоту. Когда её увозили на скорой помощи, Слаттери громко смеялся...
Суммируя всё вышесказанное, невольно задумываешься: а есть ли эффективный способ вернуть проблемного подростка к нормальной жизни?
Колоссальный опыт подростковых врачей и психологов показывает, что таких методов несколько. Первый называется Therapeutic Wilderness Program (TWP). Он рассчитан на недисциплинированных подростков, равнодушных к учёбе и познанию мира, испытывающих тягу к наркотикам и алкоголю. Суть метода заключается в том, что на протяжении 4 – 8 недель тинейджер находится в отрезанном от внешнего мира месте (например, лагерь в пустыне или непроходимом лесу). Он живёт по жёсткому расписанию и полностью подчиняется преподавателям – опытнейшим психологам и безжалостным тюремным надсмотрщикам в одном лице. «Суть TWP проста: мы должны научить ребёнка считаться с окружающими, вырабатывать самодисциплину, самоуважение и самоуверенность, - говорит Майкл Гэррети из службы Troubled Teen 101. – Это достигается благодаря изнурительным физическим нагрузкам и полному подчинению руководителям».
18-летний Дин Матус, прошедший курс TWP в горах Аспен (Колорадо), так отзывается о программе: «Распорядок дня построен таким образом, что у вас не остаётся времени заниматься самокопанием. Вы заняты с утра до вечера. Нет ни одной минуты, чтобы проанализировать происходящее. Благодаря такой обстановке невольно начинаешь избавляться от повседневных привычек, открывать новые жизненные ценности...»
Стоимость программы TWP колеблется от $4 до $9 тысяч в месяц. Статистика показывает, что 78% подростков, прошедших через TWP, избавляются от своих проблем. Но, к сожалению, далеко не все родители могут позволить себе такую плату.
Второй метод борьбы с трудными подростками – это, так называемый, «ботиночный лагерь» (boot camp), нечто среднее между армией и исправительной колонией. Все «ботиночные лагеря» живут по принципу «дисциплина, дисциплина и ещё раз дисциплина». Прибывших сюда подростков бреют наголо, одевают в армейскую форму, размещают в казармах на 20 – 30 человек, а потом начинают приучатьк  дисциплине посредством физических нагрузок, всевозможных ограничений и разумных унижений.
«Многие подростки уверены, что тюрьма гораздо более приятное место, чем «ботиночный лагерь», - признаётся инспектор по строевой подготовке Теодор Грол из boot camp в штате Юта. – Обычно хватает 10 – 15 дней, чтобы сломить волю самого тщеславного и горделивого подростка. Каждый тинейджер здесь быстро начинает понимать, что в реальности он совсем не тот, кем хочет казаться».
На интернет-форумах мне не удалось найти ни одного положительного отзыва о «ботиночных лагерях». Например, один из подростков, не указавший своего имени, пишет: «Инспекторы превращают тинейджеров в покорных щенков. Завтрак, обед и ужин длятся ровно по 3.5 минуты. Каждый, кто не успел уложиться в это время, остаётся голодным. Ночью заключённым запрещают выходить в туалет, так как это противоречит правилам. Если кто-то подрался или произнёс вслух бранное слово его могут заставить спать стоя или запереть в земляном карцере на несколько дней». 
Главное правило «ботиночных лагерей» - подросток должен круглые сутки находиться под присмотром взрослых. Следовательно, любое психологическое или физическое давление на заключённого со стороны его ровесников («братьев по казарме») полностью исключено.
«Ботиночный лагерь» - «удовольствие» не из дешёвых. Стоимость одного дня пребывания в подобном заведении обходится от $350 до $500. Однако сотрудники boot camps гарантируют, что после того как ребёнок проведёт здесь несколько месяцев, он будет до конца жизни испытывать сильнейший страх от одной только мысли, что когда-нибудь вернётся сюда...
Нередко проблемных подростков родители отправляют в Центры постоянного жительства (Residential Treatments Centers – RTC). Эти заведения в первую очередь предназначены для раздражительных, нервных, депрессивных детей, страдающих суицидальными наклонностями. В RTC подростки проходят курс психологической терапии плюс обучаются школьной программе и работают в свободное от учёбы время. Сами проблемные подростки называют RTC «монастырями». Здесь царит довольно мирная атмосфера, несмотря на то, что все развлечения, включая телевидение, компьютерные игры и телефонные переговоры, запрещены. Главные минусы RTC – высокая цена ($5 - $8 тысяч в месяц) и низкий процент исправления трудных подростков (почти 40% «выпускников» возвращаются к прежним дурным привычкам).
Последний тип исправительного заведения – спецшкола (интернат) (Specialty Boarding School - SBS). Внешне эти учреждения ничем не отличаются от обыкновенных школ, разве что их территория огорожена высоким забором с колючей проволокой. Дети ночуют и живут в интернате, имея право на свидание с родителями раз в месяц и непродолжительный телефонный разговор раз в две недели. Кстати, американцы имеют право отдать своего ребёнка в спецшколу, если он, например, страдает лишним весом и отказывается худеть.
Статистика показывает, что количество драк и издевательств в интернатах не намного меньше, чем в обыкновенных школах. По крайней мере, 8 – 10 часов в сутки дети здесь предоставлены самим себе, поэтому нет никакой гарантии, что в одну комнату с бывшим наркоманом и грабителем не поселят какого-нибудь тихоню с лишним весом. В большинстве спецшкол существует неофициальная иерархия среди воспитанников, которая делит их на «хозяев» и «слуг».
«По-настоящему жестокий подросток в спецшколе станет ещё более жестоким, - считает подростковый психолог Берт Рогман из Техаса. – Чтобы интернат работал эффективно, в каждом учреждении количество сотрудников должно хотя бы равняться количеству воспитанников. За каждым подростком необходим тотальный контроль. Это недопустимо, когда в некоторых интернатах на десятерых подростков приходится один работник».
Пребывание ребёнка в спецшколе обходится его родителям от $1 до $5 тысяч в месяц. Именно в высокой стоимости различных типов «реабилитации трудных подростков» кроется главная проблема. Далеко не все родители могут наскрести десятки тысяч долларов, чтобы отдать любимого сына (дочь) в «коммерческое исправительное учреждение» на 6 – 12 месяцев.
Существуют в Соединённых Штатов и бесплатные «закрытые центры по работе с трудными подростками», однако атмосфера этих заведений во многом напоминает реальную исправительную колонию. Поэтому если тинейджер перережет себе вены после непрерывных унижений со стороны озверевших ровесников, то сотрудники подобных центров лишь разведут руками. Мол, всякое бывает...


Комментарии (Всего: 2)

Нам тоже подскажите [email protected]

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Подскажите плз где это реально осуществить?
Кто прыгал, расскажите как это всё происходит, и сколько стоит.
Если не сложно, киньте ответ мылом [email protected]
Спасибо заранее.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *