Две большие разницы

В мире
№49 (607)

На 17 декабря в Париже назначено проведение специальной конференции. Делегации из 90 стран мира соберутся в столице Франции с единственной целью – собрать пять с половиной миллиардов долларов для того, чтобы палестинская автономия в течение ближайших трех лет не приказала долго жить. Ожидается, что приглашенные, среди которых будут страны, входящие в Лигу арабских государств и Европейского союза, доноры из Организации Объединенных Наций, Всемирного банка и Международного валютного фонда, в очередной раз войдут в положение пребывающего в состоянии перманентной скорби палестинского народа, поверив им на слово, что не все деньги будут пущены на закупку взрывчатки для снаряжения террористов-самоубийц, а также на содержание их семей после того, как сами они отправятся вкушать райское блаженство.

Собственно говоря, этими строчками и исчерпывается информационный повод. Мир давно привык содержать палестинцев, оплакивающих свое никогда не существовавшее государство. Но именно об отношении к своей судьбе двух народов – евреев и палестинских арабов – я и хочу сегодня поговорить.

Из истории еврейского народа мы знаем, что когда был разрушен Храм, евреи впали в столь глубокую скорбь, что она была равносильна смерти. Однако, мудрецы сочли, что жизнь, дарованная человеку, не может быть прерванной даже таким печальным событием, как утрата Храма. Жизнь должна продолжаться, но, для того, чтобы память о Храме не стиралась во все времена, евреям было предписано оставлять неоштукатуренным кусок стены напротив входа в дом.

Можно по-разному относиться к истории еврейского народа, но факт остается фактом: изгнанный со своей земли, рассеянный по всему миру народ в течение двух тысячелетий не утратил своей идентичности, и, в конце концов, сумел восстановить на части своей исторической территории современное Государство Израиль.

У палестинских арабов тоже есть «день скорби» - день, когда ООН объявила о создании двух государств для двух народов. Я предлагаю сегодня не останавливаться на том, почему, спустя шестьдесят лет после образования еврейского государства, так и не создано арабское, об этом много написано, я предлагаю сопоставить подходы двух этих народов к собственной государственности. И, если за точку отсчета начала строительства современного Израиля можно взять дату принятия известной резолюции ООН, то отсчет времени для государства палестинских арабов начался, очевидно, с принятия «дорожной карты», которая легла и в основу конференции в Аннаполисе.

Давайте сопоставим факты.

Создание государства евреев и государства палестинских арабов санкционированы одной и той же резолюцией ООН.

Евреи в течение многих лет до принятия резолюции ООН стремились к созданию государства, что выразилось в сионистском движении. Еврейские поселения на территории подмандатной Палестины создавались на землях, выкупаемых у арабов.

Арабское население Палестины не стремилось к созданию своего государства. Арабские беспорядки в подмандатной Палестине не носили сколько-нибудь выраженных признаков стремления к государственности.

После провозглашения еврейского государства финансовая и материальная помощь Израилю осуществлялась лишь со стороны еврейской диаспоры.

Создание палестинской национальной администрации не привело к масштабной финансовой и материальной помощи со стороны арабских и исламских стран. Основным финансовым донором автономии до сих пор является мировое сообщество в лице специализированных агентств Организации Объединенных Наций, и, главным образом, Евросоюза.

По-моему, достаточно.

Мне могут возразить, что, мол, помощь Израилю со стороны еврейской диаспоры одна только способна перевесить все вливания мирового сообщества в палестинскую автономию. Что евреи, мол, являются наиболее богатой частью мировой финансовой элиты.

Наверно, евреи, действительно, очень богаты. Но, разве среди мусульман мало богатых людей? Разве не является священным долгом последователей ислама поддерживать своих единоверцев? Если это так, то почему султан Брунея, являющийся одним из наиболее обеспеченных людей в мире, не поддерживает своих братьев? Почему Саудовская правящая династия не жертвует часть своих доходов от продажи нефти не поддержание палестинцев? Причем, не в порядке единовременной помощи, а на долгосрочных началах. Неужели это не зачтется им после окончания бренного существования в этом мире?

Хотите ли вы, читатель, узнать, почему они это не делают?

Ну, так я вам скажу.

Если при помощи тех пожертвований, что собирали евреи всего мира для помощи Израилю, на территории, которая, по свидетельству современников, еще шестьдесят лет назад представляла собой убогую пустыню, теперь можно увидеть современное государство с передовой промышленностью, развитыми высокими технологиями и процветающим сельским хозяйством, то вся арабская и международная помощь, направленная палестинским арабам, пошла лишь в карманы феодальных шейхов. Неважно, как они называли себя, все они, прежде всего, преследовали свои собственные интересы. Наиболее ярким примером тому является скандальная смерть Ясера Арафата, после которой его преемники вынуждены были оспаривать право на «палестинские деньги» с веселой вдовой вождя.

Мне также могут сказать, что у Израиля есть могущественный союзник – Соединенные Штаты. На это можно возразить, что и у палестинцев был аналогичный союзник – Советский Союз. Давайте вспомним, какую поддержку находил Арафат в СССР. Но палестинцы не сумели этим воспользоваться. Почему? Да очень просто! Палестинцам, в отличие от евреев, не нужно было собственное государство. Палестинские арабы приняли на себя, и до сих пор с завидной целеустремленностью играют роль обиженного народа.

Смысл этой роли становится понятен, когда видишь, каковы истинные цели арабского, а, по большому счету, исламского мира. Они, эти цели, просты – не допустить существования Государства Израиль. Любой ценой. Ценой нищенской судьбы палестинских арабов. Ценой тысяч жизней молодых людей, превращенных в «живые бомбы». Ценой мира на Ближнем Востоке, и даже во всем мире.

«Вы любите жизнь, мы любим смерть». Это их девиз, их жизненное кредо.

С чего начинается родина? С того, что люди готовы ее защищать. Палестинские арабы свою родину никогда не защищали. По призыву муфтия Иерусалима они покинули свои дома для того, чтобы армии арабских стран, не имеющих абсолютно никакого отношения к Палестине, освободили пространство, на которое они не только смогут вернуться, но и получить в собственность то, что останется от евреев.

Уже шестьдесят лет палестинские арабы отмечают день своей скорби. Они, в отличие от евреев, никак не решатся продолжить жизнь. Преданные своими единоверцами шестьдесят лет назад, они продолжают смотреть в прошлое, пытаясь в нем найти причины своих бед. Причины не в прошлом, причины в них самих. В том, что они до сих пор не знают, кто они – равноправные члены единой семьи арабских народов, или некая общность, названная неизвестно кем «палестинцами». В первом случае они вправе требовать от своих собратьев не только компенсации за многолетнюю эксплуатацию их в качестве инструмента арабских антиеврейских амбиций. Что касается второго варианта, то я в него не верю. Если бы «палестинцы» действительно существовали, то они не замедлили бы воспользоваться случаем создать свое государство одновременно с евреями.