Арабы выбирают альтернативную службу

В мире
№9 (880)

 

На фоне бурных дискуссий по поводу того, как сделать бремя гражданских обязанностей в Израиле действительно равным для всех, в прессе появились сообщения о том, что увеличивается число молодых арабов, которые решаются добровольно пойти на альтернативную гражданскую службу 

 
Статистика свидетельствует: если в 2003 году на такую службу призвались 240 израильских арабов, то в 2007 году альтернативную службу выбрали уже 1256 человек, а в нынешнем году ожидается, что их будет 3500. Можно ли считать, что Яир Лапид и Нафтали Бенет, упорно отстаивающие идею единого призыва, действительно почувствовали изменения настроений в обществе, что в разных слоях этого общества растет число тех, кто считает, что надо приносить пользу родной стране? Кто они, эти молодые арабы, и как к ним относятся родные и друзья? 


Хочешь продвинуться в жизни? Служи!

Сначала я решила побеседовать со специалистом, который изучает новые тенденции в арабском секторе. Доктор Хава Ашкенази считает: рассказывать о том, что количество призывников из числа израильских арабов растет, просто необходимо. 


- Доктор Ашкенази, чем объяснить, что на фоне бурных политических событий, когда израильские арабы чаще всего оказываются “по другую сторону баррикад” и выступают с антиизраильских позиций, вдруг обнаруживается увеличение числа проходящих альтернативную службу?


- Прежде всего хочу подчеркнуть, что современная арабская среда очень просвещенная, мобильная, динамичная и тесно связана с Интернетом. Один только сайт Panel посещают тысячи арабов в день! Израильские арабы - я имею в виду прежде всего молодежь - очень быстро обнаруживают, что образование означает знание, а знание - сила. Они хотят продвигаться в той стране, в которой живут. Они хотят учиться, получать образование именно в израильских университетах и колледжах, а не за границей, при этом растет перечень специальностей, которыми хотели бы заниматься арабы. Теперь среди их предпочтений есть и хай-тековские специальности, чего раньше не было. Что касается настроений “анти”, то понятно, что арабы не откажутся от своих земель и своих домов и никогда не согласятся меняться территориями. Поэтому они знают, что должны приспосабливаться к жизни в той стране, которая есть. 


- То есть перед нами, как ни странно, процесс “исраэлизации” молодежи арабского сектора? 


- В какой-то степени да. Арабская молодежь воспринимает израильские принципы отношения к общественной жизни, к ответственности за свой сектор. Ты хочешь занять пост на государственной службе, в академическом мире, в известной компании? Почему бы тебе раньше не поработать в больнице, особенно там, где большая часть больных - арабы, в доме престарелых, в отделениях Института национального страхования?.. Тем более что многие пожилые арабы не умеют читать и писать на иврите. Тут и пригождается хорошее образование современных молодых людей. 


- А как же постоянные жалобы на неравенство?


- Чувство несправедливости, унижения остается у значительной части молодых арабов, поэтому они еще больше стремятся продвинуться по общественной лестнице, а это невозможно без воинской службы. Кстати, весьма немалочисленная часть арабской общественности понимает, что лозунги - лозунгами, а жизнь - жизнью. Прагматизм, присущий арабской молодежи, не позволяет потерять правильную ориентацию. 


- Ваши прогнозы по поводу призыва арабской молодежи на службу в дальнейшем?

- Нет сомнений, что процесс будет расширяться. 


Занятие для бедных 

Врача из Умм-эль-Фахма Зияда Мохаммеда я застала вечером после приема больных. 

- Как вы считаете, призыв ваших соплеменников на альтернативную службу поможет решить хотя бы некоторые социальные проблемы арабского сектора? Ведь у вас так же не хватает младшего медицинского персонала - санитаров, регистраторов?


- Может быть, идея и неплохая, но для большей части арабской молодежи не подходит сама мысль о том, что их судьбой занимается министерство обороны Израиля. То, что связано с армией, не вызывает энтузиазма, особенно после выдвижения идеи лишать арабов гражданства за недостаточную лояльность. 


- Но вот он, путь - доказать не просто лояльность государству, а готовность быть действительно активными членами общества. Разве не так? 


- Думаю, нет. Пока, по крайней мере, молодежь не считает этот путь выигрышным или престижным.


- Вы имеете в виду неудовлетворенность результатами? 


- Конечно. Всем известно: единственное, что получают ребята, прошедшие альтернативную службу, это небольшой подарок на учебу - “маанак” - в размере 20 тысяч шекелей. Деньги очень небольшие, их с трудом хватает на год учебы в университете. 


- Таким образом, можно сказать, что альтернативную службу выбирают те, кто принадлежит к малообеспеченным слоям арабского населения? 


- Совершенно верно, речь идет, как правило, о бедняках, о тех, кто не видит для себя другой дороги, и те, у кого нет доступа к каким-либо фондам. Потому что существует множество фондов, которые специально выделяют средства на учебу для молодежи из арабского сектора. Именно те, кто не решается обратиться туда, и идут на службу в надежде на получение подарка. К сожалению, других привилегий для прошедших альтернативную службу нет, и не думаю, что в арабском секторе будет серьезный всплеск интереса к такому призыву. 


Депутат кнессета от партии ХАДАШ Афу Агбария настроен еще более категорично, хотя, может, и не настолько, насколько Ханин Зуаби, депутат кнессета от партии БАЛАД. Ханин говорит, что пора начинать строить тюрьмы для тех, кто будет отказываться от гражданской службы. Мол, юношам арабского сектора больше по сердцу сидеть в тюрьме, чем идти на альтернативную службу. Но партия ХАДАШ выступает за равенство арабов и евреев в Государстве Израиль. 


- Как вы относитесь к альтернативной службе? – обращаюсь я с вопросом к Афу Агбарии. 


-Альтернативная служба арабской молодежи - это чистая показуха. Вдумайтесь: несмотря на все усилия, процент тех, кто призывается, очень низок. Что такое 2711 человек? Да это капля в море! И это при всех пропагандистских усилиях. Молодые арабы не хотят быть средством этой самой показухи, они строят свое будущее сами и не рассчитывают при этом на поддержку министерства обороны. Эту помощь предпочитают получать только люди из определенных групп населения. 


- Вам известно, кто они? 


- Конечно! Прежде всего это девушки. Как правило, из бедных и очень бедных семей. Им трудно устроиться в жизни после окончания школы, они не знают, куда себя деть, не видят шансов на устройство на работу и на продвижение. В арабском секторе, как известно, дела обстоят очень напряженно. Выпускницы школ в лучшем случае устраиваются куда-нибудь продавщицами за гроши - кто за тысячу шекелей в месяц, кто за полторы, но даже такую работу найти трудно. Поэтому девушки соглашаются пойти на альтернативную службу.


 - Но чем же это плохо, если хотя бы для какой-то социальной категории альтернативная служба открывает дорогу к устройству в израильском обществе? 

 
- В том то и дело, что не открывает, поскольку работа по распределению добровольцев налажена плохо. Это настоящая показуха. Места для службы тоже зачастую выбираются не особенно серьезно. Чаще всего предлагают работу в больничных кассах, забывая при этом о правах самих добровольцев. Мне пришлось заниматься историей одной девушки, которая пошла на альтернативную службу, но в тот момент, когда она сама заболела и ее отправили на “скорой” в нетанийскую больницу “Ланиадо”, ей пришлось потом разбираться с тем счетом, который выставила ей больница. 


- Вы считаете, что надо улучшать условия альтернативной службы для арабской молодежи? 


- Я считаю, что надо поменять приоритеты. Сначала дать равные права, а потом уже накладывать обязанности. Иначе ничего не получится. Поэтому я не отношу себя к поклонникам идеи призыва арабской молодежи на альтернативную службу. Думаю, это направление вряд ли получит серьезное развитие.


Политики старого поколения
 
Но согласны ли молодые люди, решившие служить, с мнением политиков? Первым на этот вопрос ответил Самар, который работает в одном из медицинских центров на севере страны. 


- Категорически не согласен с тем, что альтернативная служба арабов - это показуха, и уж тем более нас не устраивает позиция Ханин Зуаби. Наши политики часто только тем и заняты, что выступают с антиизраильскими лозунгами, и этим, как им кажется, завоевывать голоса избирателей. На самом деле количество желающих принять участие в голосовании падает в арабском секторе от выборов к выборам, и все потому, что наши депутаты заняты, в основном, проблемами палестинского государства, а проблемы нашего населения, проблемы избирателей их волнуют мало. Мы живем здесь, мы хотим продвигаться в этом государстве, и если в еврейском секторе молодежь продвигается очень часто благодаря армейской службе, то и у нас количество призывающихся будет расти. Нам тоже нужна помощь в том, чтобы строить свою карьеру. 


- А как родители, друзья? Не обвиняют в пособничестве сионистам? 


- Да нет. Во-первых, родители дают сейчас своим детям больше самостоятельности, а во-вторых, они надеются, что альтернативная служба станет началом карьеры их детей. 
Узнав мнение парня, я подумала, что должна поговорить и с девушкой-арабкой. Лусиан Зиран помогает в доме престарелых.

 
- Лусиан, мне пришлось сегодня услышать мнение, что альтернативную службу выбирают девушки, которым просто некуда выйти из дома. Ты согласна с этим утверждением? 


- Я думаю, что если выпускницы школ решают пойти на службу, даже хотя бы просто для того чтобы выйти из дома, это хорошо. Очень полезно познакомиться с людьми, попробовать себя в работе, приобрести какие-то контакты. Думаю, это поможет и мне в будущем. Арабские девушки действительно выбирают службу, и, на мой взгляд, это хорошо. 

“Новости недели”