Дорогое соседство

История далекая и близкая
№9 (880)

 

Одним из фирменных аргументов манхэттенских риэлторов, убеждающих потенциального клиента снять или купить конкретную квартиру, является будущее звездное соседство. В самом центре Нью-Йорка практически на каждый дом можно вешать табличку “здесь жил”, “здесь живет”, “здесь часто бывал имярек”. Прогуливаясь по Городу Большого Яблока, шагу нельзя ступить без того чтобы не наткнуться на тот или иной объект недвижимости, который давно и навечно внесен в “Звездную карту” адресов знаменитостей, издаваемую предприимчивыми турагентами


Но есть дома, жилье в которых на свободном рынке появляется раз в десятилетие, поскольку квартиры в них никто продавать не собирается. Жить в этих домах престижно и почетно. 


Ну только представьте себе, что поселились вы в самом сердце Манхэттена, а столь нужные в хозяйстве соль и спички одалживаете у самой Йоко Оно…


Многие жилые дома в Нью-Йорке имеют собственные названия. К примеру, дом под номером 1, что на Вест 72-й улице, построенный в 1884 году рядом с Центральным парком, называется “Дакота”. Тогда это были чертовы кулички Манхэттена, и горожане дали шедевру архитектора Эдварда Кларка название американского штата, который, как они считали, находится где-то на задворках Америки. 


Почти полтора века ничего не изменили в статусе этого жилого дома, ставшего звездным, так как разное время в нем жили композитор Леонард Бернстайн, актриса Джуди Гарленд, танцовщик Рудольф Нуриев... 


Но наибольшую известность “Дакота” приобрела после того как в ее арке в 1980 году был убит Джон Леннон. В память об этой трагедии на входе в арку неугасимым огнем горят чуть ли не единственные в Нью-Йорке газовые фонари, а на расположенной через дорогу парковой Земляничной поляне собираются поклонники творчества Леннона со всего света. Каждый год в день гибели Джона его вдова Йоко Оно, стараясь оставаться неузнанной, отправляется на эту поляну, чтобы побыть там вместе с теми, кто помнит ее супруга. В этот день она непременно зажигает свечу и выставляет ее в одном из окон своей квартиры. 


На этой неделе Оно исполнится 80 лет. Поселившись в “Дакоте” в 1973 году, Йоко и Джон расширили свои апартаменты, для начала сменив статус с квартиросъемщиков на квартировладельцев, а затем докупив соседние квартиры. Так что теперь практически весь 7-й этаж фасадной части “Дакоты” (если смотреть с Вест 72-й улицы), это квартира Йоко Оно. 


Владеть квартирой в Нью-Йорке на деле вовсе не означает полноправно обладать квадратными метрами. Дело в том, что более 80% жилого фонда в этом городе является кооперативной собственностью. “Дакота” тоже кооператив. Что это означает в действительности? В первую очередь, вы являетесь членом кооператива и собственником определенного количества акций конкретного дома, обладая правом распоряжаться пространством между стенами, потолком и полом. Плюс, покупая такое жилье, собственник обязуется строго соблюдать правила конкретного кооператива. 


А они могут быть разнообразными и порой очень жесткими: не для иностранцев, не для сдачи внаем, без домашних животных, без гостей на длительный срок, иногда необходимо даже “согласовывать модель дверного глазка”. Мало того, найдя кооперативную квартиру и подписав договор на ее покупку, нужно непременно пройти сквозь сито совета конкретного кооператива. Совет этот тщательно проверит кандидатуру потенциального покупателя. Без одобрения совета сделка заключена быть не может.


Что на уме у членов совета, не знает никто. В “Дакоте” в разное время без объяснения причин отказали актерской паре Антонио Бандерас - Мелани Гриффит, а также певцу Билли Джоэлу. 


В случае со звездами, нередко ведущими шумный образ жизни, все вроде бы ясно, но почему отказывают всем остальным? 
Базовая причина - неуверенность в том, что потенциальный жилец сможет своевременно вносить ежемесячную плату за содержание дома. 


А в “Дакоте” она достигает заоблачных высот: за 3-комнатную квартиру площадью 100 кв.м. каждый месяц нужно выкладывать 6 тысяч долларов. За удовольствия - работу швейцаров, консьержей, поддержание чистоты подъездов, воду, ремонт вечно ломающихся уникальных, но жутко медленных лифтов, поднимающихся под давлением воды, - здесь нужно платить больше, чем где бы то ни было. Но даже самые политкорректные риэлторы готовы назвать главную причину, по которой архаичные советы большинства кооперативов столь внимательно разглядывают каждого покупателя: ни в одном из дорогих кооперативных домов вы не найдете человека с иным, кроме белого, цветом кожи (Йоко Оно в силу своего происхождения составляет исключение). И не подкопаешься - в каждой избушке свои погремушки, то есть в каждом кооперативе свои правила. Не желающие ограничивать себя выбирают кондоминиумы, но цены на них чуть ли не вдвое дороже. 


Однозначный плюс кондоминиумов не только в свободе действий, но и в качестве жилья. Манхэттен практически весь был застроен еще в начале прошлого века, и современные жилые дома с нормальными коммуникациями здесь наперечет. В той же “Дакоте” жить лестно, но планировки квартир вряд ли удовлетворят капризного покупателя - маленькие кухни, несимметричные потолочные и стенные балки, вечно журчащие трубы, дребезжащие оконные кондиционеры...


Даже купив квартиру, по личным вопросам с кооперативом бодаться можно с таким же успехом, как с каким-нибудь провинциальным российским ТСЖ. Из личного опыта: входную дверь в квартиру в другой цвет не крась, поскольку грязно-мышиный утвержден в качестве единого давно и нерушимо, об отдельном почтовом ящике даже и не заикайся, так как подсовывать тебе письма под дверь есть наилучший во веки веков сервис. 


Вряд ли Йоко Оно конфликтует с советом кооперативной “Дакоты”, поскольку она своего рода приманка не только для многочисленных туристов, каждый день заботливо наполняющих карманы швейцаров монетами за возможность сфотографироваться с ними в обнимку, но и для потенциальных покупателей квартир, коих в последние 5 лет было продано две: 5-комнатая за 16500000 и 3-комнатная за 4000000 долларов. К указанным ценам ежемесячно нужно доплачивать 11200 и 6800 долларов соответственно, принимая денежное участие в расходах на содержание дома. 


Веселее в этом плане живущим в съемных квартирах - они платят только арендную плату, а расходы на содержание дома висят на хозяине. Совсем красивая жизнь у тех, кто попал под действие судебного решения, запретившего много лет назад поднимать арендную плату при определенных условиях. И в “Дакоте”, и в других подобных домах еще остались люди, которые за аренду жилья платят, по сегодняшним меркам, сущие гроши, и выселить их практически невозможно. 


Нередко можно даже увидеть объявления, предлагающие вам купить квартиру с жильцами, но мало кто рискует делать такого рода инвестиции. 


Стоит отметить, что каждая из упомянутых выше квартир продавалась не день, и не два - “Дакота” стареет и понемногу теряет свою привлекательность, хотя, по состоянию на сегодняшний день, квартир на продажу в ней нет. 


Поговаривают, что вдова Леннона совсем не прочь расстаться с “Дакотой”, но сама она на этот вопрос отвечает уклончиво. Равно как и на все другие, включая просьбу об интервью для русскоязычных читателей. Правда, о русских она отзывается тепло, вспоминает званые ужины, которые устраивал у себя Рудольф Нуриев, даже знает пару слов на русском - “бабушка” и “пирожки”. Во всем остальном Оно тихая и спокойная, даже можно сказать, незаметная жиличка, под дверь которой 18 февраля незаметно кладет поздравительную открытку русский сосед. 

 “Новости недели”