Без вины виноватые

Америка
№50 (608)

Среди слов, наиболее часто употребляемых в американских печатных СМИ, почетное место занимают два: harassment и  abuse. В англо-русском словаре первое переводится как беспокойство, раздражение, второе – как плохое обращение, злоупотребление.
Эти термины приобрели юридический характер и часто используются для обозначения действий, наказуемых по статьям уголовного кодекса. Например, при рассмотрении жалоб избитых мужьями жен, сообщений о нерадивых родителях, издевающихся над своими детьми, обращений трудящихся женщин по поводу недостойного к ним отношения некоторых сотрудников-мужчин и т.п. Довольно часто эти жалобы, сообщения и обращения оказываются обоснованными, и правонарушители получают заслуженное наказание. Однако иногда бывает, что дело яйца выеденного не стоит, а судья подходит к нему со всей серьезностью, яростно стучит молотком и выносит суровый приговор.
Вот прекрасный пример. Жительница штата Нью-Мексико Колин Нестер смотрела по телевизору шоу Дэвида Леттермана. После просмотра она подала официальную жалобу в суд, указав в исковом заявлении, что во время передачи Леттерман оказывал на нее неприятное телепатическое воздействие и своими жестами ввел ее в раздраженное состояние. По закону штата Нью-Мексико такие действия являются harassment  и представляют собой форму домашнего правонарушения. Судья издал приказ, запрещающий Леттерману приближаться к жилищу К.Нестер. И это не шутка. У судьи явно отсутствовало чувство юмора.
Домашнее правонарушение (domestic violence) стало пониматься сейчас американцами настолько широко, что достаточно во время разговора слегка повысить голос, как тут же можно угодить под суд. И не просто под суд. Стоит матери детей пожаловаться, что муж с недостаточной готовностью отреагировал на ее просьбу, как ему уже может грозить приказ судьи освободить дом или квартиру и не приближаться к жене и детям.
Поэтому стали раздаваться голоса, что благими намерениями прокладывается дорога в ад. Защитительные приказы судов часто приносят больше вреда, чем пользы. Именно это мнение прозвучало из уст отставного судьи Милтона Рафаелсона из Дадли в штате Массачусетс: «Приказы, ограждающие мужчину от его жены и детей, может быть, и приводят иногда к спасению жизней, но куда чаще они осложняют жизнь тех, ради кого они вынесены, вплоть до смерти этих удачливых участников судебной процедуры».
Но пока голос М.Рафаелсона – это глас, вопиющего в пустыне. Он тонет в хоре адвокатов, которые, будучи весьма заинтересованными лицами, требуют всеми мерами в корне подавлять любые «раздражения» и «злоупотребления», даже если налицо факт фальшивого обвинения, а все оправдательные аргументы «провинившегося» вполне убедительны для непредвзятого судьи.
В США каждый год выносится один миллион ограждающих человека от семьи приказов - без какого-либо намека на его правонарушение. И случай с Леттерманом может служить этому хорошим примером. Причем подобное санкционированное американскими штатами презрение  к правам человека  начало распространяться и на другие страны.
В Мексике законодатели приняли новую редакцию закона о домашних правонарушениях, по которому судебные власти могут выпускать срочные ограждающие приказы. Теперь мужчина может угодить в тюрьму за проявление ревности или сексуального равнодушия.
В Коста-Рике за решеткой оказался мужчина, сказавший сыну своей подруги, чтобы он прекратил рисовать на стене сатанинские символы. Один тамошний полицейский заметил: «Женщины Коста-Рики явно получили незаслуженные преимущества от нового закона. Они бросают своих оказавшихся с их подачи в тюрьме друзей, воруют их вещи и исчезают».
«В Канаде, - рассказывает Луис Маленфант из Parents Helping Parents, - судья тратит на вынесение решения пять минут, причем делает это в отсутствие обвиняющей стороны и даже не интересуется причиной такого отсутствия».
 В Израиле Кнессет был вынужден назначить специальный комитет, чтобы расследовать ситуацию с фальшивыми обвинениями в области домашних правонарушений. И вот в прошлом месяце д-р Орли Инесс из Университета Хайфы сообщил: «В большинстве полицейских участков уровень фальшивых жалоб превышает 50%».
Изданный в 1999 году в Австралии обзор показал, что почти 90% вынесенных судьями приказов относительно домашних правонарушений использовались заявительницами, да еще часто по совету адвокатов, как тактическое средство борьбы с мужьями в семейных судах с целью не допустить их к общению с детьми.
Член либертариантской партии Новой Зеландии Кассандра Хьюитт-Рейд так характеризует Закон о домашних правонарушениях своей страны: «По нему вполне возможно абсолютно невинного мужчину, ничем на нарушившего закон, отправить в тюрьму по совершенно необоснованному обвинению его половины».
Та же ситуация в Германии. Как свидетельствует профессор уголовного права в Университете Майнца Михаель Бок, закон защиты от насилия оказывается эффективным инструментом в руках матерей, которые хотят отделить детей от их отцов, поскольку речь в судах не идет о конструктивном диалоге между сторонами, а о способах лишения прав, ограничении в общении, заключении в тюрьму и других видах наказания мужчин».
В прошлом году главный судья Барселоны в Испании Мария Санахуйя выступила с критическими замечаниями в адрес испанского закона «О правонарушениях на основе пола». Она заявила, что этот закон «представляет собой пример безобразного нарушения фундаментальных прав, наносящего невыносимые боль и страдания десяткам тысяч мужчин». По ее словам, «массовые задержания мужчин по самым незначительным причинам является характерной чертой тоталитарных режимов».
В Индии ситуация достигла вообще критических величин. Статья 498а Закона о жестокости по отношению к женщине привела к арестам десятков тысяч мужей без всяких признаков их правонарушений. Поскольку в законе указано также, что родственники мужей являются вероятными пособниками в таких преступлениях, многие тысячи братьев, сестер и даже бабушек и дедушек также заключались в тюрьму. В 2005 году Верховный суд Индии признал, что злоупотребление статьей 498а является «оружием убийцы» и формой «легального терроризма».
В апреле минувшего года группа RADAR (Respecting Accuracy in Domestic Abuse Reporting), занятая, как видно из названия, борьбой с фальшивыми обвинениями в домашнем насилии, направила письмо сенатору Джозефу Байдену с предложением отказаться от внесения законопроекта с красноречивым названием  International Violence Against Women Act. В начале ноября Байден отверг это предложение и внес свой законопреокт. Если он будет принят Конгрессом, то 175 млн. долларов из бюджета США будут направлены правительствам иностранных государств на ужесточение законов о защите женщин от домашнего насилия, в результате чего почти наверняка еще большее количество мужчин станут виноватыми без вины.