Шапито в Париже

В мире
№50 (608)

Цирк – не цирк, но нечто, напоминающее это сооружение, в понедельник, 10 декабря, привез с собой в Париж лидер ливийской революции Муаммар Каддафи. Бедуинский шатер, в котором, по словам Каддафи, он будет принимать посетителей «из уважения к обычаям гостеприимства в пустыне», установлен в саду официальной резиденции, где главный бедуин будет ночевать.
Несмотря на диковинный антураж, которым окружил себя в Париже Муаммар Каддафи, его визит носит самый что ни на есть прагматичный характер. Ожидается, что глава Ливии подпишет с руководителем Франции контракты на сумму около десяти миллиардов евро, возложит цветы к могиле Шарля де Голля, встретится с мусульманскими женщинами во Франции, а также посетит королевские конюшни Версаля.
Казалось бы, вполне обычный визит. Однако он привлек к себе внимание тем, что это первая после 1973 года поездка во Францию ливийского лидера и именно она может считаться дипломатическим прорывом, которого Каддафи добился после многих лет международной изоляции его страны.
Имидж покровителя международного терроризма, который вождь ливийской революции обеспечил себе в не таком уж далеком прошлом, сделал его визит во Францию весьма двусмысленным. Да и дата визита была выбрана, мягко говоря, не совсем удачно. Как известно, 10 декабря – День защиты прав человека. Это позволило французскому госсекретарю по правам человека потребовать не превращать Францию в «порог, о который Каддафи может вытереть кровь невинных жертв репрессий», а левой оппозиции - обвинить Саркози в том, что он предпочитает бизнес правам человека.
И все же что-то уже изменилось. Ливийские оппозиционеры, обвиняющие Каддафи в систематическом нарушении прав человека, смогли собрать на митинг протеста в центре Парижа не более тридцати человек, при том, что и сторонников Каддафи, тоже организовавших манифестацию, собралось почти столько же.
Министр иностранных дел Бернар Кушнер тоже считает, что времена нынче другие: «Мир сейчас меняется. Изменился и сам Каддафи - от терроризма, который он осудил, он пришел к поддержке международной борьбы с террором. И то, что наблюдается такая открытость, - это ободряющий факт. Да, мы продолжим наблюдать. В любом случае его визит - это плюс как для него, так и для всех ливийцев. При этом я ни на минуту не забываю ни о заключенных в Ливии, ни о пропавших без вести».
Я думаю, что нам стоит освежить в памяти те сведения о руководителе Ливии, которые за давностью лет слегка потускнели.
Кто же он такой, Муаммар бен Мухаммед Абу Меньяр Абдель Салям бен Хамид аль-Каддафи? Сам он утверждает, что является потомком древних благородных бедуинских племен, пришедших из Ирака, а также мессия арабского мира, продолжатель дела Мухаммеда, Иисуса и Моисея. В то же время есть сведения, что его отец, выходец из племени аль-каддафа, был кочевником, пас верблюдов и коз, а мать с тремя старшими дочерьми занималась домашним хозяйством.
Впрочем, кто из великих не обзаводился задним числом блестящей биографией?
Уже в юном возрасте Муаммар Каддафи задумывает стать революционером, для чего поступает в военное училище. К сентябрю 1969 года, когда «Свободные офицеры» свергли ливийского короля Идриса, он был уже капитаном. А через две недели было объявлено о том, что новым руководителем страны является председатель Совета революционного командования полковник Муаммар Каддафи.
Известно, что детей коронованных особ обучали лучшие ученые, и все же, возложив на себя символы королевской власти, они тем не менее, случалось, проигрывали войны. Что же можно требовать от армейского офицера, единолично руководящего страной, получающей миллиарды от продажи нефти! Каддафи возглавляет вооруженную борьбу против западного империализма по всему миру. Он финансирует и готовит теракты, которые уносят сотни жизней. И проигрывает. Против Ливии вводятся международные санкции. Страна становится изгоем.
Лишь в 2003 после оккупации Ирака, Муаммар Каддафи почувствовал, что следующей целью США может стать Ливия. Он объявил о прекращении разработок оружия массового поражения и о выплате компенсаций жертвам терактов. В октябре 2004-го Ливия полностью освободилась от международных санкций.
Последним осложнением для Ливии и ее руководителя было «дело медсестер», которых обвинили в умышленном заражении ливийских детей ВИЧ и приговорили к смертной казни. Лишь летом нынешнего года при посредничестве Парижа их удалось вызволить из ливийского плена, что и послужило началом беспрецедентного сближения Ливии и Франции.
О чем же договорились Николя Саркози и Муаммар Каддафи? Одним из главных результатов их встречи стало подписание меморандума о военном сотрудничестве. Теперь Ливия на вполне законных основаниях сможет вести переговоры с Францией относительно военных закупок. А аппетиты у Каддафи немалые – за годы международной изоляции военное отставание Ливии от других стран стало весьма заметным. Кроме военной техники Ливия закупит 21 самолет корпорации Airbus.
Намечается сотрудничество и в ядерной энергетике. Ливия хочет получить французские атомные реакторы для опреснения морской воды, персонал для обслуживания которых будет также обучен во Франции.
Поверим на слово министру иностранных дел Франции. Вполне возможно, что под бдительным оком Парижа Каддафи исправится - в Ливии прекратятся нарушения прав человека, без вести пропавшие люди будут найдены. И может быть на самом деле Каддафи, осудивший терроризм, сам станет борцом с этим страшным явлением. Все это было бы замечательно.
Но мне почему-то не верится в столь чудесную метаморфозу, когда в глазах европейского истеблишмента этот арабский диктатор превратился чуть ли не в одночасье из волка в ягненка. Что-то подсказывает мне, что мы еще услышим о нем. Не в связи с успехами Ливии в деле ее внутреннего усовершенствования и не по поводу положительного влияния Каддафи на других диктаторов региона. Почему так?
Наверно, потому, что мы помним и Саддама Хусейна, которому французские компании поставляли атомные реакторы. Мы помним и то, что совсем недавно в Европе была выявлена целая сеть поставщиков ядерных технологий Ирану. Деньги не пахнут, и под вполне благовидным предлогом поставки атомных опреснителей в Ливии может оказаться и реактор для выработки оружейного плутония. Что-то слишком популярна нынче среди арабских лидеров забота об энергетике их стран, несмотря на то, что они являются крупнейшими поставщиками углеводородного топлива. Угроза истощения запасов? Но, помилуйте, этим лидерам совсем не свойственно заглядывать далеко в будущее, выходящее за пределы их собственной жизни.
Вот потому-то мне и кажется, что Муаммар Каддафи, удивляющий в эти минуты публику в своем шапито в центре Парижа, еще далеко не исчерпал всех номеров программы. Ведь он работает во многих жанрах.