Не расставайтесь с “Надеждой”, с “Маэстро”...

В мире
№50 (608)

Вторжение спецназа в телерадиокомпанию “Имеди” и закрытие властями этого, единственного оппозиционного канала, способного вещать на всю страну, сильно пошатнули веру в грузинскую демократию в правительствах и в простых гражданах многих стран. Но миру мало известно, что это - не первый “наезд” государства на непослушные масс-медиа. То же самое происходило и, увы, происходит и с другими теле- и радиоканалами.
Ровно через 3 недели после жесткого разгона мирных митингов и силовой акции против “Имеди”, когда представители различных правительств и авторитетных международных организаций уже сменяли в Тбилиси друг друга, чтобы убедить власти в необходимости возобновить оппозиционное вещание, с телеэкранов исчез независимый кабельный музыкально-развлекательный канал “Маэстро”. Правда, на сей раз спецназовское “маски-шоу” не применялось, достаточно оказалось просто щелкнуть тумблером. Многие в Грузии посчитали, что это – месть за постоянные трансляции клипов популярнейшего певца Уцноби. Ведь, несмотря на псевдоним, означающий “Неизвестный”, ни для кого секрет, что под ним даже не пытается скрываться Георгий Гачечиладзе, чей брат Леван - кандидат в президенты страны от объединенной оппозиции. И оба они были в эпицентрах разогнанных митингов, перед телекамерами одаривая Саакашвили весьма нелестными эпитетами и принимая удары полицейских дубинок. Но дело не только в этом. “Маэстро”, до того не вмешивавшийся в политику, поплатился за попытку обсудить с народом, какую роль должна играть пресса в нынешних, накаливших страну событиях. Раньше студия “Маэстро” работала на одном из столичных дециметровых телеканалов, но тот был передан Грузинской Православной Церкви, и пришлось сотрудничать с частной кабельной кампанией. Теперь было решено выпустить общественно-политическое ток-шоу “Профессия – журналист”, подготовленное грузинскими корреспондентами радиостанции “Свобода”. Которая является проектом правительственной телерадиокомпании США “Голос Америки”. Речь должна была идти о специфике президентского и парламентского правления, о значимости свободы слова. И тут же руководству канала позвонили “с дружеским советом” отказаться от этой передачи. Совету не вняли, и, незадолго до начала ток-шоу, последовал новый звонок. Руководитель кабельного вещателя заявил открытым текстом, что МВД категорически потребовало не выпускать программу в эфир: “Знаю, что это незаконно, что я не имею права отключать канал, но я должен его отключить”. И за 20 минут до начала передачи экран “Маэстро” вообще погас.
Он бы так и не вспыхнул снова, если бы за окном не стояло уже другое время – стремительно изменившееся после злополучного 7 ноября. Правда, в Национальной комиссии по коммуникациям попытались изворачиваться в худших “старых” традициях. Сначала заявили, что “это - всего лишь техническая неисправность, удивительнейшим образом совпавшая с выходом в эфир новой телепрограммы”. Потом было объявлено, что обнаружились “определенные проблемы” между “Маэстро” и кабельным провайдером. И, наконец, выяснилось, что проштрафившийся канал имеет лицензию только на музыкальные, развлекательные, общественно-познавательные передачи, и изменение формата этой лицензии на новостные, информационно-аналитические программы и политические ток-шоу не предусмотрено. Но тут в Тбилиси вернулась Нино Бурджанадзе, ненадолго слетавшая в Брюссель. А там и.о. президента Грузии пришлось выслушать то, чего она уже наслушалась от зарубежных друзей, приезжающих в Тбилиси: настоятельные рекомендации не преследовать инакомыслящую прессу. Трудно сказать, кто из команды ушедшего во временную отставку Михаила Саакашвили дал отмашку на закрытие “Маэстро”. Но Бурджанадзе, возглавившая страну на предвыборный период, являет сейчас образец демократичности, она даже лично порекомендовала “органам” вернуть в эфир “Имеди”. Тем более, что на остальных телеканалах вовсю показывают рядового кандидата в президенты Саакашвили, который спускается в шахту, встречается с беженцами из Абхазии и сельчанами, торжественно открывает различные объекты. При этом, находящийся в статусе обычного гражданина Михаил Николаевич пользуется президентскими апартаментами и кортежем, продолжает раздавать министрам указания, а народу – обещания, присущие действующему главе государства. На таком фоне хотя бы временный президент не должен нарушать Конституцию, и калбатони Нино лично пообещала руководителям “Маэстро”, что “беззаконий не будет”. На следующий день канал вернулся в эфир.
Чуть раньше вернулась туда и оппозиционная телекомпания “Кавкасия”, отключенная одновременно с “Имеди”. У нее – свои отношения с властями. Вместе с другими СМИ ее в августе выселили из здания в центре города, и она долго не могла найти пристанища – все, с кем заключался арендный договор, разрывали его после все тех же “советов” по телефону. Саакашвили показательно протянул “Кавкасии” руку помощи, заявив, что готов и помещение подыскать, и аренду оплатить. Журналисты столь же показательно отказались и пока нашли приют в Доме актера, но их маломощная аппаратура позволяет вещать только в пределах Тбилиси, и то – не очень качественно. А о том, как власти боятся независимого эфира в регионах, свидетельствует происходящее с радиостанцией “Эрети”. Она финансируется в рамках “Программы малых грантов США”, расположена в городе Лагодехи в Кахетии и вещает не только на весь этот регион, но и на запад Азербайджана, где компактно проживают грузины. Немногим больше года назад ее директору начали угрожать по телефону, а потом и попросту избили. Причем, сделали это местные активисты правящей партии, недовольные сюжетом, компрометирующим одного из них. Теперь особое “внимание” радиокомпании уделяют уже непосредственно из Тбилиси. На прошлой неделе Народный защитник Грузии Созар Субари созвал специальную пресс-конференцию, заявив, что “по-прежнему продолжаются попытки оказать давление на СМИ, взять их под узду и приручить”. Он представил аудиозапись, свидетельствующую, что председатель Контрольной палаты Грузии связал представителей власти со знакомым директора “Эрети”, и те направили этого знакомого на переговоры. На кассете слышно, как посредник объясняет, что необходимо предпринять большие усилия для победы Саакашвили, и поэтому не надо критиковать его партию и высоких должностных лиц. А надо воздержаться от передачи в эфир критических высказываний оппозиционеров и согласиться на предвыборную рекламу правящей партии. Иначе “Эрети” прервут лицензию, а в ее офис явятся те самые “ребята”, которые в ноябре уже разгромили лагодехский офис “Имеди”. Встревоженный омбудсмен подчеркивает, что угрозы исходят от высоких чинов и просит генпрокурора и главу МВД срочно наказать людей, которые оказывают давление на прессу, “угрожая зондер-командами и коммуникационной комиссией”. А Бурджанадзе он попросил взять вопрос “Эрети” под личный контроль.
Ну а что же “Имеди”? Как говорится, ее пример – другим наука. Ведь там побывали не какие-то “ребята из зондер-команды”, а правоохранители, здание было опечатано и охранялось полицией. Но разгром на телестудии ужасает. “Часть техники потеряна, с серверов сняты винчестеры, уничтожена передающая сателлитная аппаратура, что не позволяет нам вещать, тем более - на регионы. Сломаны мониторы, некоторых вообще нет, вынесена вся бухгалтерская документация, надо проверить состояние видеоархива. Кроме того, ущерб от потери рекламы составил около миллиона лари ($650 тыс.). На точный подсчет урона уйдет не менее недели, после чего мы обратимся в суд”, – рассказывал гендиректор “Имеди” Бидзина Бараташвили, в раздумье подперев ладонью лоб. А на вопрос, успеют ли они возобновить работу к внеочередным президентским выборам, он ответил вопросом: “Какие выборы вы имеете в виду - 5 января, или следующие?”. Да, лицензию телекомпании вернули, арест с ее имущества сняли, но власти продолжают утверждать: нет никаких правовых доказательств того, что канал принадлежит не опальному олигарху Бадри Патаркацишвили, а News Corporation медиа-магната Рупперта Мэрдока. Мол, по демократическим нормам, недопустимо, чтобы кандидат в президенты страны контролировал телекомпанию. Тем не менее, радио “Имеди” уже заговорило, заставка появилась и на телеэкранах, а оптимисты заявляют, что уже на этой неделе могут начаться передачи.
На грузинском “имеди” означает “надежда”. И очень может быть, что, к выходу этого номера нашей газеты, сбудется надежда сотен тысяч жителей Грузии: телеканал с этим именем появится в эфире, чтобы вещать хотя бы на Тбилиси. Пока же ликующие сотрудники телекомпании импровизированно отметили свое возвращение в студию мини-фейерверком и шампанским. И как тут не вспомнить Булата Шалвовича: “Ах, ничего, что всегда, как известно,/наша судьба – то гульба, то пальба.../ Не расставайтесь с надеждой, маэстро,/не убирайте ладони со лба”!