Новые иудейские войны

В мире
№10 (881)

 

В религиозном городе Бейтар-Илит вспыхнул скандал вокруг местной “полиции скромности”, третирующей местных... нет, не светских, а религиозных жителей. Аналогичные инциденты в последние годы все чаще и чаще происходят в других городах и поселках страны, заметную или преобладающую часть населения которых составляют ультраортодоксы. Но кто кому противостоит в этих войнах? Каковы их истинные мотивы? На чьей стороне правда?
 
 
Бейт-Шемеш: женщины против насилия
 
В ближайшие дни адвокат Орли Ляховски-Эрез намерена представить в суд иск четырех жительниц Бейт-Шемеша к мэрии этого города с требованием выплатить им по 25 тысяч шекелей компенсации за моральный ущерб. Инициатором иска выступила доктор Эйб Финкельштейн, принадлежащая к проживающим в городе сторонникам религиозного сионизма. Скажем сразу: госпожа Финкельштейн постоянно ходит в берете, почти полностью скрывающем ее волосы, в длинной юбке и просторных кофтах с длинными рукавами. Однако когда она в своем обычном виде появилась в ультраортодоксальном районе, чтобы сделать кое-какие покупки, местные жители стали забрасывать ее камнями. Доктор Финкельштейн поспешила вернуться в машину и позвонила в полицию, но, к ее удивлению, полицейские отказались выехать на место происшествия и предложили вместо этого самой пострадавшей явиться в полицию и подать жалобу. В полиции женщина подробно описала место происшествия и одного из нападавших, но, к ее удивлению, после этого инцидента никто не был арестован. Больше того, полицейские по-дружески посоветовали ей не ездить в те районы, на улицах которых установлены щиты с призывами к женщинам ходить только в скромной одежде.


На самом деле этими призывами дело не ограничивается. В районах проживания ультраортодоксов есть немало и других плакатов, указывающих женщинам, по какой стороне улицы они должны ходить, запрещающих им задерживаться слишком долго на одном месте на тротуаре и стоять напротив входа в иешивы или синагоги. Все эти плакаты, по мнению доктора Финкельштейн, противозаконны и унижают ее как женщину, но ответить за это должна мэрия города, которая не препятствует их размещению и не убирает их. Доктор Финкельштейн воспоминает также, в каком шоке она была, когда в День Независимости в 2010 году направилась с мужем за покупками. Тогда ортодоксы пришли в ярость, увидев закрепленный на их машине израильский флажок. Они разбили стекло машины и попытались добраться до сидящих в ней супругов...


Вторая истица - Мирьям Зусман, тоже религиозная женщина, которой повезло куда меньше, чем Эйб Финкельштейн: ее дом находится в районе проживания “вязаных кип”, но на границе с районом, который заселен ультраортодоксами. Время от времени ей приходится отправляться по тем или иным делам к соседям или просто пересекать их улицы по пути на автобусную остановку, и каждый раз она натыкается на те же плакаты с призывами и “просьбами”, а также на плевки, выкрики “Шлюха!” и “Шикса”, а порой и на брошенные в нее камни.


Еще одной истицей против мэрии Бейт-Шемеша выступает любительница велосипедных прогулок Нил Филипп. Свои поездки она совершает в просторном свитере с длинными рукавами, в головном уборе и каске. Каска, кстати, и спасла ее от камня, запущенного в нее с криком “Шикса”. Испуганная, в состоянии истерики Нил добралась в тот день до полиции, где ей сказали, что если она хочет продолжать ездить на велосипеде по ортодоксальным кварталам, то неплохо бы ей взять несколько уроков рукопашного боя. Тогда полицейские, правда, заверили ее, что им известна эта проблема, что они более-менее представляют, кто именно забрасывал ее камнями, и пообещали их арестовать. Разумеется, никакого ареста не последовало...
 

Тем временем в Эльаде

- Вы просто обязаны написать об Эльаде! - сказала мне по телефону жительница этого религиозного поселка, работающая врачом в одной из здешних поликлиник. - Ситуация в городе ужасающая. По сути дела, всем здесь заправляет “полиция нравов”. Нет дня, когда как минимум одна из моих пациенток не пожаловалась бы мне на то, что подверглась унижению или даже прямым угрозам со стороны этих “полицейских”. Большинство этих женщин, как и я, принадлежат к религиозным сионистам, но среди жертв есть и ультраортодоксы. Например, одну из моих пациенток, ортодоксальную женщину, оскорбили и заставили вернуться домой, чтобы “привела себя в порядок”, только потому, что, с точки зрения этих парней, она воспользовалась слишком яркой косметикой. На мой взгляд, эта женщина в самом деле несколько перебарщивает с помадой и любит слишком яркие цвета, но такая уж у нее натура. Согласитесь, это не повод для плевков в лицо и оскорблений.

- А в полицию обращаться не пробовали? - спросил я по наивности.

- Дело в том, что в Эльаде с его многотысячным населением нет ни одного отделения полиции, - ответила моя собеседница. - Если что-то случается, мы вынуждены обращаться в полицию Рош-Айна. Ну, а вы ж понимаете, как там относятся к подобного рода жалобам... Дескать, если вы, религиозные, сходите с ума, нас это не касается, разбирайтесь между собой. Именно поэтому “полиция нравов” чувствует себя совершенно безнаказанной!
В Бейтар-Илите, городе с почти 30-тысячным населением, тоже нет ни одного полицейского участка. Лишь когда блюстители местных скромных нравов явно перешли все границы, полиция Иудеи и Самарии вдруг вспомнила, что их действия незаконны, и арестовала двух псевдополицейских. Но пока трудно сказать, будет ли этот прецедент иметь какие-то последствия для Бейт-Шемеша и Эльада, или и там полиция будет дожидаться какого-то выходящего из ряда вон инцидента.

 
В заключение нашего разговора я спросил доктора Л., не считает ли она, что в конфликте в Эльаде виноваты обе стороны, может быть, жены “вязаных кип” и в самом деле нарушают особые дресс-коды иудаизма?


- Глупости! - ответила она. - Наша одежда абсолютно соответствует всем требованиям еврейского закона. Если же кто-то считает иначе и идет по пути устрожения Галахи, это его личное дело, однако он не имеет права диктовать свое видение закона другим. Но дело ведь отнюдь не в претензиях к скромности в одежде. Дело в том, что экстремисты просто пытаются захватить власть в Эльаде, контролировать все сферы жизни в городе и на протяжении многих лет последовательно вытесняют из города религиозных сионистов. В этом и заключается суть развязанной ими войны. Показательно, что среди врачей нашей поликлиники есть светские женщины, живущие в других городах страны. Одеваются они элегантно и со вкусом, однако с явными нарушениями Галахи, и при этом на улицах никто на них не нападает, нападают только на “своих”, то есть на религиозных женщин.

 
Над нашими домами  разносится набат...

В сущности, крайне странно, что иск от имени четырех жительниц Бейт-Шемеша подается только сейчас. На самом деле подать подобный иск следовало еще тогда, когда около года тому назад жертвой нападок со стороны ультраортодоксов этого города стала 8-летняя Наама Маргулис. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в мэрии Бейт-Шемеша увидели в иске женщин политическую подоплеку - подготовку к муниципальным выборам, которые должны состояться 22 октября. Дескать, всякие там “финкельштейны” и “зусманы” планируют начать на основе иска широкую общественную кампанию и сбросить с поста мэра города представителя партии ШАС Моше Абутбуля.


В окружении мэра признают, что в период его правления в городе возникли целые кварталы, куда светскому человеку и даже человеку в “вязаной кипе” заходить небезопасно, а все попытки мэрии убрать с улиц противозаконные щиты и навести в этих кварталах порядок успехом не увенчались.


- Вы скажете, что надо было попросту занять более жесткую позицию, - сказал в беседе с автором этих строк один из сотрудников мэрии Бейт-Шемеша, пожелавший остаться анонимным, - но это означало бы только одно: начало массовых беспорядков в кварталах ультраортодоксов, которые в итоге выплеснулись бы за пределы этих кварталов. На помощь к ним прибыли бы активисты организации “Эдат харедим” из Иерусалима, Эльада и Бейтар-Илита, и в городе начался бы настоящий кошмар. Нынешняя же политика мэра обеспечивает спокойствие. Все инциденты, о которых вы говорите, происходили внутри ультраортодоксальных районов. Ну, так и не надо ездить в эти районы, если там живет такая неприятная публика!


Мой вопрос о том, почему в городе должны существовать районы, которые местные жители должны обходить стороной, повисает в воздухе. В заключение моего кратковременного визита в Бейт-Шемеш я обратился к стоящему на автобусной остановке ультраортодоксу с вопросом, как он относится к предупреждающим плакатам и нападениям на женщин.


- Плакаты эти я считаю вполне легитимными, - сказал мой собеседник. - Мы хотим вести в наших районах тот образ жизни, который считаем правильным, и вправе просить тех, кто заходит на нашу территорию, уважать наши взгляды. Если светские израильтяне считают, что в Риме еврей должен вести себя как римлянин, то почему они не считают, что в квартале, где живут харедим, они могут делать все, что им вздумается?!


- Вы называете это просьбой, однако те, кто отказывался подчиниться вашим “просьбам”, становились жертвами оскорблений и насилия!


- Лично я против насилия. Тут и в самом деле проблема. Среди харедим есть экстремисты, которых, если честно, мы и сами боимся. С ними лучше не связываться!


- То есть если полиция захочет навести порядок в городе и начнет арестовывать таких экстремистов, ультраортодоксы это поддержат?


- Боже упаси! Акция полиции будет направлена на то, чтобы диктовать нам, как жить, а этого мы не допустим. Тут как раз на борьбу поднимется вся община.


Такая вот железная, я бы сказал даже, пуленепробиваемая логика...


В Цфате все спокойно

В израильских СМИ продолжает бушевать скандал вокруг истории, случившейся в автобусе, следовавшем из Цфата в Ашдод. История, в общем-то, не нова: 22-летняя студентка Ноа Кантман отказалась подчиниться требованию пассажиров-ортодоксов и пересесть в заднюю часть автобуса, за что ее обложили грубой бранью и оскорблениями. Однако, в отличие от всех предыдущих подобных случаев, здесь есть нюансы. Ноа, опять-таки, принадлежит к общине приверженцев религиозного сионизма, и, во-первых, ее никак нельзя было упрекнуть в том, что она одета вызывающе, а во-вторых, она заняла одиночное сидение, а не села рядом с мужчиной. То есть в сознательной провокации ее не заподозришь. Другое дело, что требование пересесть она сочла унизительным и решила доказать, что “ультраортодоксы не являются хозяевами в еврейском государстве”.

Я решил поинтересоваться у вице-мэра Цфата Аркадия Барста, что происходит в этом городе.


- Любые попытки некоторых кругов ортодоксов навязать жителям нашего города свои законы пресекаются нами на корню. Хочу подчеркнуть: это отнюдь не значит, что мы, то есть светское руководство города, занимаем антирелигиозную позицию. Напротив, мы понимаем всю важность иудаизма, еврейской традиции в жизни Цфата и считаем крайне важным сохранить в городе сложившийся статус-кво. 


Барст вспоминает, что после того как он добился открытия возле Цфата альтернативного кладбища для лиц с неопределенным вероисповеданием некие круги в городе попытались поднять бучу и привезли на демонстрацию протеста несколько автобусов с ультраортодоксами из Иерусалима и Бейтар-Илита. И тогда рядом с ним и мэром Иланом Шохатом на защиту этого кладбища встал глава городского раввината.


- Поэтому я далек от того чтобы видеть во всех ортодоксах религиозных фанатиков и экстремистов, - заключил Барст. - Среди них есть немало законопослушных и здравомыслящих людей, с которыми можно спокойно сесть и обсудить любую возникшую проблему. Экстремисты как раз составляют меньшинство, и главное - вовремя остановить их, не дать захватить власть.      

“Новости недели”