Стена непонимания

В мире
№51 (609)

«Если б не церковь, никто бы не знал про евреев», - горько шутил Бенджамин Дизраэли. Но даже он не увидел бесспорной заслуги церкви, которая отвлекает немалое число людей от политики. Правда, Ватикан научился с этим бороться. И при нынешнем Папе римском Бенедикте XVI израильско-ватиканские отношения вновь грозят превратиться во все тот же пресловутый “еврейский вопрос”. Не без содействия самих израильских политиков.
Все началось с ословских соглашений. Пока команда Рабина-Переса пудрила народу мозги, Святой престол быстро смекнул, что в результате «мира по-бейкеровски» основные христианские святыни Эрец Исраэль вновь перейдут в руки арабов. Поэтому было принято смелое решение: заставить Израиль заранее передать движимое и недвижимое имущество, а также часть земель в распоряжение Римско- католической церкви. Начавшиеся вскоре переговоры завершились в 1993 году подписанием договора, где оговаривались основополагающие вопросы, связанные с юридическим статусом церковной собственности на Святой Земле.
 Тогда же Римско-католическая церковь установила и дипломатические отношения с Израилем. Усилиями Иоанна Павла II, который посетил еврейское государство в 2000 году, побывал в мемориальном комплексе “Яд ва-Шем” и даже помолился у Стены Плача. Но вскоре “мирный процесс” застопорился, началась так называемая арафатовская интифада. И реализация плана «выкупа-продажи-передачи» застопорилась.
Все изменил Аннаполис, куда Ватикан тоже направил своего представителя. А поскольку конференция больше походила на суд, то председатель ватиканского Папского совета “Справедливость и мир” кардинал Ренато Мартино сориентировался быстро и заявил, что высшая справедливость требует того, чтобы все палестинские беженцы  вернулись “на родину”, то бишь в Израиль.
“Высшая справедливость” действительно могла бы восторжествовать, если бы Ватикан не опоздал лет на семьдесят. Еврейские беженцы тоже рвались в Палестину, но их туда не пускали. Ни до 1945 года, ни после. Не без молчаливого согласия Ватикана. Да и само еврейское государство появилось вопреки мировому общественному мнению. И выстояло тоже вопреки всякому здравому смыслу. Сейчас ему подрубают корни, забывая, что у Израиля свой вечный Страж, на Которого можно положиться.
У Израиля свои претензии к Ватикану, который, между прочим, до сих пор не вернул разграбленные сокровища Второго храма, в том числе знаменитую менору из чистого золота. Правда, копия похищенной римлянами меноры, изображение которой сохранилось на знаменитой арке Тита в итальянской столице, была изготовлена в 1998 году на средства президента Всеукраинского еврейского конгресса Вадима Рабиновича. Этот подарок Иерусалиму до последнего времени хранился в музее, созданном на месте раскопок римского квартала Кардо в Старом городе. А 10 декабря, во время Хануки, ее торжественно перенесли и установили на специальной площадке напротив Стены Плача.
Год назад в Ватикане гостил Эхуд Ольмерт. Прием, оказанный ему Папой Бенедиктом XVI, итальянская газета “La Stampa” назвала «любезным, но прохладным». Обоюдных претензий и в самом деле накопилось немало. Начиная хотя бы с вопроса о роли в годы Холокоста понтифика Пия XII, которого еврейские организации называют “Папой Гитлера”. Ватикан под нажимом все-таки открыл доступ к своим предвоенным архивным документам 1922-1939 годов. Но настаивает, что полное рассекречивание архива возможно только через 70 лет после смерти Пия XII, то есть в 2028 году. Но кому это уже будет нужно?
Святому престолу тоже есть что сказать. «Церковь требует всеобъемлющего соглашения, которое бы решило весь комплекс проблем экономического характера или хотя бы вопросов собственности, - отметил посол при Святом престоле Одед Бен Гур. – К сожалению, проблемы по защите финансового статуса Римско-католической церкви в Израиле, охране святых мест и другой церковной собственности, кроме признания церкви юридическим лицом, все еще далеки от решения».
Не растопило льда недоверия и рождественское послание мэра Вифлеема Виктора Батарсе, назвавшего свой город “большой тюрьмой”, огороженной израильской стеной безопасности. Мэр, правда, умолчал, что в Бейт Лехеме почти не осталось христиан, которые вынуждены уезжать из-за постоянных мусульманских угроз (за прошедший год ситуация усугубилась еще больше – А.Г.). И дело вовсе не в стене. На нынешнее Рождество Израиль примет порядка 60 тысяч паломников. Это наполовину больше, чем в прошлом году.
А всего Святую землю в еще не завершившемся 2007 году посетило свыше 1 миллиона христиан. И стена не стала помехой.
 Чтобы хоть как-то сгладить напряженность Ольмерт пригласил Бенедикта XVI в Израиль. Ответ государственного секретаря Ватикана кардинала Тарчизио Бертоне не мог не озадачить: «Визит в Израиль и на Святую землю может произойти лишь в условиях мира или, по меньшей мере, в условиях стабильного и надежного перемирия. И должен признаться, что пока не ощущается острая необходимость в таком визите». В этом году Израиль снова пригласил понтифика.
Пресс-секретарь Святого престола Федерико Ломбарди предложение отклонил: «В 2008 году запланированы другие поездки Папы, поэтому о его визите в Израиль речи не идет». И опять сослался на необходимость полной нормализации ситуации в регионе.
Говорить сейчас с Израилем и в самом деле не о чем. Все основные христианские святыни могут снова оказаться в руках мусульман. Печальный опыт уже был. Но опыт ничему не учит. Поэтому теперь и в храме требуют не только не курить и не сорить, но и не рассуждать. Израиль как может препятствует передаче любых святынь палестинской автономии. Но в этой борьбе он одинок. Вот уже более двух лет идет тяжба и с греко-православным патриархатом. Израиль не признает избрание архиепископа Феофила III на престол Иерусалимского патриархата и предпочитает по-прежнему иметь дело с патриархом Иринеем, которого сместили за то, что он разрешил продавать церковные земли организации “Атерет коаним”, занимающейся скупкой иерусалимских земель для евреев.
Феофил III, понимая, что может до бесконечности оставаться в подвешенном состоянии, поскольку согласно нормам церковного законодательства, должен быть признан Израилем, предложил сделку: в обмен на утверждение в должности не передавать церковных земель, находящихся в распоряжении патриархата, ни Иордании, ни палестинской автономии. Министерство внутренних дел, курирующее этот вопрос, согласилось пойти на сделку, но вмешался БАГАЦ, который потребовал не предпринимать никаких шагов, пока суд не примет окончательного решения. Вопрос и в самом деле щекотливый, поскольку на земле, принадлежащей Иерусалимскому патриархату, крупнейшему, кстати, в Израиле землевладельцу, расположены здания Кнессета и резиденция президента.
Но, как говаривал еще митрополит Филарет, лучше сидя думать о Б-ге, чем стоя - о больных ногах. Конференция в Аннаполисе не утвердила статуса Иерусалима, хотя и сделала в этом направлении решительный шаг. Идея о придании городу Давида статуса международного овладевает не только сердцами, но и душами. Но то, что попадает в руки арабов, в конце концов, становится арабским. Поэтому тот же Ватикан уже сейчас пытается установить тесные отношения с Саудовской Аравией и Иорданией, чьи монархи, скорее всего, и будут осуществлять контроль над основными христианскими святынями. Но в исламских странах  Бенедикту XVI не доверяют. Особенно после его выступления в Регенсбургском университете, где тогда еще профессор Йозеф Ратцингер преподавал с 1969 по 1977 годы богословие.
 В принципе ничего такого вопиющего Папа римский не сказал. Он просто привел цитату из письма Мануила II Палеолога одному из мусульманских богословов XIV века, в котором византийский император упрекал пророка Мухаммеда за его призывы «распространять веру мечом». Но этого вполне хватило, чтобы в мусульманских странах поднялась волна негодования. Это высказывание Бенедикту XVI не простили до сих пор. В недавнем видео обращении правая рука бин Ладена аз-Завахири вновь заявил, что «Папа оскорбил ислам и мусульман и поэтому не заслуживает прощения». Но председатель Ватиканского совета по культуре монсеньер Джанфранко Равази полон оптимизма: «Многие исламские богословы стремятся установить с нами тесный контакт, и мы идем им навстречу». Блажен, кто верует.