БЕЗ ПЕРЕРЫВА

Нью-Йорк
№51 (609)

Обычно лечение подростка-наркомана ведется в больничных условиях - вдали от семьи и привычной среды обитания. Поэтому часто бывает так, что вроде бы вылечившийся от пагубной страсти молодой человек возвращается к своим родным, друзьям и знакомым, а потом все начинается сначала. Иначе говоря, результаты лечения оказались недолговечными.
Учтя недостатки традиционного подхода, специалисты бесприбыльной организации Vera Institute решили внедрить другую методику – краткосрочное интенсивное лечение в стационарных условиях с последующим поддерживающим режимом контроля в семье.
В сотрудничестве с нью-йоркским агентством Office of Children and Family и другими ведомствами города и штата Vera Institute решил провести тестирование программы, получившей название Adolescent Portable Therapy (АРТ).  Её субъектами стали подростки из колонии для молодых преступников. «Мы поняли, что существует определенный контингент детей и их семей, которым обычный подход не может принести пользы, - говорит директор программы Эван Элкин, - С ними надо действовать по-другому».
Исследователи установили, что один из каждых пяти задержанных полицией подростков перед арестом в течение нескольких месяцев почти ежедневно потреблял наркотик - главным образом, марихуану. А в условиях заключения либо вообще никакого лечения не проводилось, либо это делалось с перерывами, связанными с переводом с одного места заключения в другое или с возвращением в семью.
Новый подход заключается в том, чтобы с возвращением подростка на свободу та терапия, которую он получал за решеткой, следовала за ним в его семью, препятствуя тем самым ему возвратиться в среду наркоманов.
К участвующему в программе подростку прикрепляется врач, который должен  заниматься им в любом месте, где бы тот ни находился.  Такое условие действует в течение четырех-пяти месяцев после выхода подростка из места заключения, что обеспечивает возможность закрепления новых навыков и результатов, достигнутых во время лечения там. Врачи программы должны также встречаться с членами семьи и другими родственниками подростка, которые могут поддержать их усилия.
«Конечно, такой метод можно считать семейной терапией, но само понятие семьи мы расширили, - говорит Элкин, - выявив и сгруппировав взрослых людей, окружающих нашего пациента, которые смогут содействовать нам в наших усилиях».
Помимо ориентира на семейную терапию и доставку лечения в любое место, где находится подопечный подросток, программу АРТ отличает от других программ с аналогичными целями ориентация на силы самого молодого организма. «Подростков обычно смущает наш подход, не имеющий ничего общего с применяемым в программе Alcoholics Anonymous, - отмечает Элкин. - Мы стараемся показать нашим подопечным, что они не должны проявлять пассивность, а наоборот должны понять, что в их жизни может наступить новая полоса и у них есть молодые силы, чтобы найти путь к ней».
Майк, начавший пользоваться услугами программы АРТ год назад, уже понял в свои 17 лет всю ценность индивидуального подхода, который она обеспечивает. «Моя врач встретилась со мной еще в тюрьме, но когда я вышел на свободу и уехал  на север штата, она звонила мне каждую неделю. Спрашивала меня о разнице в самочувствии - когда я курил марихуану и когда мой организм теперь очистился от заразы. Я понял, сколь многое я пропустил в своей жизни, витая в облаках марихуаны, и для меня очень важно иметь возможность все происходящее обсудить».
Один из врачей программы Эрик Колб полагает, что значительную часть терапии АРТ составляет выявление тех ситуаций, которые приводят к потреблению подростками наркотиков, и применение подходов, которые дают возможность подростку избегать в дальнейшем попадания в подобные ситуации и обеспечивают надежный  переход на другие виды существования.
«Например, - говорит Колб, - подросток вечером крепко поспорил с матерью и, чтобы успокоиться, закуривает марихуану. Мы обращаем внимание на эту ситуацию, выясняем у подростка причины ссоры, затем на эту же тему говорим с матерью и постепенно подводим их обоих к такой форме отношений, которая исключает поводы к столкновению. Мы стараемся дать им обоим понять, что противоречия можно разрешать и без откровенной драки».
Врач, прикрепленный к упоминаемому выше Майку, рассказал тому при освобождении из заключения о своем плане организовать ему встречу с его биологической матерью и младшим братом, а также о том, что  он будет находиться на программе еще несколько месяцев. И Майк, уже ощутивший на себе благоприятное влияние АРТ, нашел нужным сказать: «Раньше, когда я хотел бросить наркоту, то мог заявить об этом друзьям, но реально всё равно всегда возвращался обратно. Но теперь, после разговора с моим врачом-наставником, я уверен, что возврата не будет».