сон о дешевом газе

В мире
№52 (610)

На улице – пятнадцать градусов. Плюс. Это наша зима. Дома включен калорифер, от которого по комнате распространяется приятное тепло. Что по телевизору? По русским каналам везде Новый год. Концерт. Конкурс. Какое-то шоу. Ведущий во фраке. Что он говорит? Объявляет результаты. Чего? Дамы, говорит он, и господа...

...дамы и господа!
Я не военный, не промышленник, не финансист, не политик. Я – частное лицо. Именно в таком качестве я сегодня хотел бы довести до вашего сведения глубокую тревогу, которую испытываю по поводу состояния мировой экономики, а также некоторые соображения по поводу того, какими мне видятся некоторые шаги, направленные на возможное улучшение ситуации.
Я хотел бы начать с того, что современное постиндустриальное общество, как это ни странно на первый взгляд, требует для обеспечения своих потребностей намного большего количества энергоносителей, чем это было в обществе индустриальном. Этот факт – объективный, и мы его обсуждать не будем. Обсудим диспропорции между производством углеводородного сырья и его потреблением.
Совершенно очевидно, что вещество в земной коре распределено неравномерно. Иначе и быть не могло. Полная изотропность земного шара имела бы результатом отсутствие на Земле жизни, в том числе и нас с вами, уважаемые дамы и господа. Планета наша, к счастью для человечества, анизотропна. Но кроме этой хорошей новости есть и плохая – благодаря анизотропности неравномерно распределены не просто элементы периодической системы, а жизненно важные полезные ископаемые, в том числе и углеводороды.
Этот научный факт взяли на вооружение страны, территории которых богаты нефтью. Большинство из них объединились в организацию, которая ставит целью проведение согласованной политики, направленной на поддержание максимально возможного соотношения между продажной ценой на этот энергоресурс и его себестоимостью. Налицо – монополизация рынка, что в корне противоречит принципам свободной конкуренции.
Мне кажется, что есть лишь один способ разрушить монополию на нефть. Нет, господин в третьем ряду... Не господин? Сеньор? Си, компрене, камрад. Так вот вы, геноссе в третьем ряду, не угадали ход моих мыслей. Я не предлагаю зажигать нефтяные скважины, как это делал Саддам Хусейн. Нет, и завоевывать нефтеносные территории я не предлагаю. Да, я слышу, товарищ из второго ряда, но, уверяю вас, Мадлен Олбрайт этого никогда не говорила. Почему? Очень просто. Ну представьте, я завоевал ваши месторождения. Что мне с ними делать? Их хватит на какие-то десять лет. Оборудование изношено, новых достоверных запасов нет. Увольте, не надо. Делайте с ними что хотите. Вкладывать деньги? Зачем? Чтобы Чавес все национализировал? Ну не Чавес, пусть будет другая фамилия. Простите меня, но я хотел бы договорить...
Так что же я предлагаю? Выход, на мой взгляд, чрезвычайно прост. Я предлагаю основать организацию стран – потребителей нефти.
Пожалуйста, не шумите, господа. Я знаю, что в составе Организации экономического сотрудничества и развития имеется так называемое Международное энергетическое агентство (IEA), которое, по сути, является аналитическим центром и никакого практического влияния на цены не оказывает.
Нет, господа, я предлагаю создать полную зеркальную копию ОПЕК - с задачами прямо противоположными: обеспечить членам организации возможность приобретать углеводородное сырье по ценам, низким настолько, насколько это реально возможно. Аббревиатуру новой организации вы можете придумать сами. Я не претендую на авторство...
Пожалуйста, выслушайте меня. Почему это несправедливо? Развивающиеся страны? Бедные народы? Затормозить прогресс? Помилуйте, ну почему спекулятивная цена на нефть справедливее, чем та, которая могла бы сложиться без привходящих факторов? Тогда я задам вам встречный вопрос. Можно? Слушайте.
Почему мы продаем товары, машины, технологии в условиях конкуренции? Почему мы стараемся сделать так, чтобы наша продукция при прочих равных условиях была бы дешевле, чем у других? Что? Торгашеский дух? Бездуховность?
Послушайте, господин в первом ряду слева. Да, вы, со значком. В чем выражается ваша духовность? И в чем – наша бездуховность? Да, мы заняты работой. Производим, продаем. Мы не тратим время на схоластические поиски связи между прошлым и будущим, не строим планов построения мостов между цивилизациями. Просто живем, просто работаем. А что делаете вы? На деньги, вырученные от продажи нефти, закупаете оружие. Защищаете народ... От кого? От империалистов? Но от этого ваш народ живет в бедности. Зато потом будет жить как в сказке? Когда? Он вам еще верит? Ну, вашими бы устами да мед пить...
Господа, мне осталось сказать совсем немного. То, что я предлагаю, давно известно во всем мире. Это называется потребительская кооперация. Если объединение производителей для монополизации рынка не считается хорошим тоном, то объединение потребителей с целью минимизировать свои траты на приобретение некоего товара – вещь совершенно допустимая. Не так ли? Мы могли бы установить для членов нашей организации единую цену за баррель нефти или тысячу кубометров газа и покупать нефть и газ...

... газ. Ты сходишь сегодня на почту? Ой, да ты заснул?
- Что, дорогая? Да, я тут задремал... Надо заплатить за газ? Сколько?
- Двести шекелей.
- Многовато. Видишь, что получается, когда не имеешь собственных месторождений...
- Ты опять засыпаешь?
- Нет, нет. Это так, мысли вслух... Знаешь что, мне неохота сегодня идти на почту, давай заплатим через интернет.
- А это возможно?
- Конечно, возможно. Сейчас я зайду на сайт банка и... Не зря же мы живем в постиндустриальном обществе.