Отдых на грани смерти

Досуг
№1 (611)

Помните популярный фильм Дэвида Финчера «Игра» с Майклом Дугласом в главной роли? В центре сюжета этой неординарной картины история стареющего банкира-миллионера Николаса Ван Ортона, ведущего скучный образ жизни и временами подумывающего о самоубийстве. «Я добился всего, о чём только мог мечтать, – денег, славы, уважения. Мне больше не к чему стремится», - размышляет Ван Ортон.
Спасает сытого миллионера от депрессии его младший брат Конрад. За огромные деньги он покупает ничего не подозревающему Николасу двухнедельный «экстремальный отдых». Размеренная жизнь банкира тут же переворачивается с ног на голову. За ним начинают гоняться наёмные убийцы, его роскошный особняк становится жертвой неизвестных вандалов, он теряет все свои документы, а с банковских счетов пропадают миллионы долларов. Николаса пытаются застрелить, утопить, отравить... Миллионер, который ещё вчера был близок к суициду, теперь отчаянно цепляется за жизнь, пытаясь выбраться из экстремальной ситуации.
Потом, конечно, Николасу объяснят, что всё произошедшее с ним – мастерская подстава с участием профессиональных актёров, психологов и каскадёров, пытавшихся кардинально изменить его обыденную жизнь и мировоззрение.
К чему я всё это рассказываю? В последние годы «экстремальный отдых» в Соединённых Штатах стал одним из самых перспективных направлений в туристической деятельности. Тысячи американцев намеренно отправляются не в пятизвёздочные отели с безупречным сервисом, а в неизведанные джунгли, пустыни, горы, ледники и т. д. Цель таких путешествий – почувствовать себя на грани жизни и смерти, пережить сильнейший выброс адреналина и попытаться выжить в нечеловеческих условиях.
Профессор Годфрид Балдачино в своей книге «Уроки экстремального туризма» выделил две категории людей, желающих отправиться в путешествие с риском для жизни. Первая категория – обеспеченные американцы (наподобие вышеупомянутого Николаса Ван Ортона), прожившие всю свою жизнь в мире и достатке. «Человек, которому неведом аскетизм, рано или поздно утрачивает вкус к жизни, - пишет Балдачино. – Он удовлетворяет свои желания очень простым способом – с помощью денег. Он не знает, что такое чувство голода, опасности и риска. В один прекрасный день он приходит к выводу, что постоянные излишества и вредные привычки превратили его в зависимого от благ цивилизации человека. С помощью экстремального отдыха он намерен почувствовать вкус совсем другой жизни».
Ко второй категории экстремальных путешественников Балдачино относит отчаявшихся людей (проблемы в личной жизни, заниженная самооценка, ощущение собственной ненужности, пристрастие к наркотикам, алкоголю и т. д.), которые таким образом желают проверить себя на прочность: «Такие искатели приключений воспринимают экстремальное путешествие как игру в «русскую рулетку» с заряженным револьвером. Они прекрасно осознают, что могут либо умереть, либо остаться в живых. К радикальным действиям их подталкивает желание натренировать свою волю и инстинкты.
Пощекотать нервы и почувствовать себя на волосок от смерти можно сотнями разных способов. Например, на Аляске большим спросом пользуется такая «забава», как охота на медведя гризли. Причём принять участие в этом смертельно опасном развлечении может чуть ли не каждый желающий, достигший 18-летнего возраста. Главное - подписать десяток документов, суть которых сводится к тому, что человек добровольно отправляется на охоту и в случае своей смерти возлагает всю ответственность только на себя.»
Карл Шарптон, один из организаторов экстремальной охоты на гризли, рассказывает: «Когда я встречаюсь с потенциальными охотниками, то сразу же говорю, что их шансы на выживание при встрече с медведем примерно 50 на 50. Если они не застрелят животное с 1 – 2 метких выстрелов, то это тысячепаундовое чудовище разорвёт их на части за 5 – 6 секунд. Охотники должны быть готовы к похоронам в закрытом гробу, потому что после «контакта» с медведем от их тела практически ничего не останется».
На вопрос о том, как организаторы экстремальной охоты относятся к смерти туристов-охотников, Шарптон отвечает предельно хладнокровно: «Для меня это всего лишь бизнес. Иногда человек ест медведя, а иногда медведь ест человека. Всякое бывает».
Примечательно, что всякая статистика о погибших во время экстремальных путешествий людях отсутствует. Это объясняется тем, что от участников требуется подписка о неразглашении всех подробностей их смерти. Проще говоря, после того как охотник стал жертвой гризли, в его свидетельстве о смерти будет канцелярская фраза: «умер во время несчастного случая на охоте».
Ещё один способ пощекотать себе нервы – плавание с кровожадными акулами в открытом океане. Такой «отдых» можно купить во Флориде за $2 тысячи. По правилам контракта корабль отвозит человека далеко от берега в место, кишащее акулами (определяется с помощью современного эхолота), и оставляет его там на полчаса. Брошенный в воду человек, находящийся за десятки миль от берега, с ужасом наблюдает за акульими плавниками, кружащими вокруг него, и вздрагивает от соприкосновения с хищными рыбами. Организаторы предупреждают: «Малейший порез на теле пловца будет обозначать стопроцентную смерть. Акулы быстро реагируют на вкус крови и мгновенно накидываются на свою жертву». 
«Согласно условиям контракта мы не имеем права доставать туриста из воды раньше чем через полчаса, - рассказывает инструктор по плаванию с акулами Стивен Хаккентон. – Мы наблюдаем за происходящим в бинокль с корабля, находящегося в полумиле от места событий. В большинстве случаев окружённые акулами люди начинают истерично кричать уже спустя несколько минут, жалобно взывая о помощи. Естественно, мы никак не реагируем на их просьбы».
Хаккентон подчёркивает, что шансы умереть, плавая с акулами, довольно малы, зато остаться калекой или инвалидом – фактически гарантированы. «Мы стараемся оставлять туристов в местах скопления маленьких акул. Если рыбы начнут кусаться, то пловец отделается несколькими съеденными пальцами или вырванными из тела кусками плоти», - равнодушно говорит Хаккентон.
Конечно, можно предположить, что организаторы экстремальных путешествий намеренно запугивают туристов, дабы увеличить вероятность поджидающей их опасности, однако люди, испытавшие все «прелести» на себе, говорят обратное.
33-летняя Бетти Стиллс, чудом спасшаяся от акул, рассказывает: «Находясь в океане, я случайно порезала мизинец о плавник проплывающей мимо рыбы. Поскольку кровь могла спровоцировать акул на нападение, мне ничего не оставалось, как отсасывать кровь из повреждённого пальца. Я обливалась слезами и кричала о помощи. Однако с отъезжающего катера доносился лишь смех и звуки музыки.   
Инструкторы по выживанию – это садисты, которые, возможно, в прошлой жизни были безжалостными палачами».
Если говорить о долгосрочных экстремальных путешествиях, то здесь пальму первенства удерживают курсы выживания в пустыне Юта. Это одно из самых страшных испытаний на прочность. Группу туристов оставляют в пустыне с минимальным запасом воды и еды, после чего они должны с помощью карты добираться до пункта назначения при температуре 110 градусов по Фаренгейту. Максимальный срок такого путешествия – 28 дней.
В пустыне Юты обрываются жизни многих туристов, однако далеко не все сообщения о несчастных случаях попадают в прессу. В 2006 году разгорелся настоящий скандал, когда пресса сообщила о смерти двух путешественников – 29-летнего Дэйва Бушоу и 16-летней Элизы Сантри. Бушоу умер на третий день теста на выживание от обезвоживания, после того как отбился от группы и заблудился. Сантри продержалась 16 дней и умерла от солнечного удара.
Микки Фриман, глава фирмы-организатора путешествия Outward Bound Wilderness спокойно отнёсся к трагедии: «В произошедшем нет нашей вины. Участники прекрасно знали,  на что они идут. Бушоу подписывал контракт сам, а за Сантри это сделали родители. Мы неоднократно заявляли, что не несём никакой ответственности за жизни туристов».
Среди других видов экстремальных путешествий следует отметить скалолазание, рафтинг (спуск по горной реке в надувных лодках) и подводную охоту. Уровень опасности каждого из этих видов спорта турист выбирает сам. Например, за $4 тысячи в штате Невада предложат следующую услугу. Вертолёт высадит вас на маленьком выступе скалы огромного ущелья. Чтобы выбраться из этого ущелья вам придётся карабкаться без страховки триста метров наверх по отвесной скале. Если вы сорвётесь и упадёте вниз, то останется лишь один шанс выжить - открыть парашют и лавируя между скалами приземлиться на дне ущелья.
Рафтинг нередко заканчивается тем, что пловцы сбиваются с курса и падают на лодках с многометровых водопадов. В одной только Калифорнии за прошедший год погибло два десятка любителей этого экстремального увлечения.
Что касается подводной рыбалки, то здесь отличились туристические агентства Мексики. Ещё несколько лет назад они предлагали американским туристам поохотиться с подводным ружьём на ядовитых электрических скатов. Главная изюминка такой охоты заключается в том, что когда тонкая металлическая стрела пронизывает ската, под водой видна уникальной красоты вспышка света. Вот только организаторы не предупредили, что на эту вспышку реагируют десятки других электрических скатов, которые инстинктивно стараются забить агрессора с ружьём током. После смерти нескольких американских «туристов-подводников» власти Мексики запретили подобное развлечение.
Из всех видов экстремального туризма, существующих на сегодняшний день, наиболее опасным является так называемый «бег с буйволами». В Америке подобное развлечение запрещено, зато в Эфиопии, ЮАР и Либерии оно приносит неплохие доходы местному населению. Суть «аттракциона» такова: турист выходит на огромную площадку, где пасётся 800 – 1000 буйволов. Организаторы с помощью специальных звуков обращают животных в паническое бегство. Экстремалу ничего не остаётся, как начать убегать от разъярённых буйволов, а когда они настигают его, уворачиваться от их рогов и копыт. Шансы на выживание в «беге с буйволами» расцениваются как один к ста...