Нью-Йорк, вдохновляющий творить

Культура
№1 (611)

Нью-Йорк –
это человечество,
 сжавшееся в город.
 Евгений Евтушенко

 Не случайно в заглавии статьи о замечательной выставке работ мастеров Гильдии еврейских художников первое место я отдала Нью-Йорку. В этом неразделимом тандеме, в этом сплаве «город-творчество», город – особый, уникальный, неповторимый, его величество Нью-Йорк – всё же первичен. Именно он - растущий, изменчивый, от года к году становившийся всё богаче, могущественней, росший на глазах, за ничтожные исторические сроки удваивавший, утраивавший, удесятерявший свои площади, свои силы, свои деньги и невероятную свою притягательность – для всех, ну и конечно же для людей искусства, которые стекались сюда со всего света в поисках свободы творчества и самовыражения, свободы духа, признания и просто благополучия. И становились американцами, не потеряв связи со своим национальным искусством, его корнями и своеобразием. Так появилось замечательное, новаторское, многомерное американское искусство, ставшее важной частью искусства мирового, центром которого, столицей которого и стал Нью-Йорк.
 Наши мастера не просто его полюбили. Гигантский этот город и его реалии стали частью их жизни, а зачастую и стержнем творчества, удивляющего разнообразием художественного видения, художественных направлений и жанров, накалом высокой духовности. Доказательством тому – нынешняя Нью-Йорку посвящённая тематическая (что само по себе ценно чрезвычайно) экспозиция, представившая зрителю немало работ значительных и оригинальных, а подчас и по-настоящему талантливых, что даёт гильдийцам право и обоснованную возможность подать в мэрию заявление об участии в таком грандиозном форуме, как апрельская «Неделя иммигрантов», которая по инициативе нашего мэра Майкла Блумберга вот уже в пятый раз состоится в городе Большого Яблока. Уверена, что просьбу художников услышат, а значит, обеспечены будут их объединение и поддержка и, возможно, столь необходимый просторный выставочный зал. Хочется надеяться, что иммигрантская неделя в середине апреля, как всегда, привлечёт внимание ньюйоркцев, а русское искусство будет в ней доминировать.
 Сейчас в небольшом зале бруклинской библиотеки на Ностранд авеню, где выставлены достойные внимания работы гильдейских мастеров изобразительного и прикладного искусства, ожидается визит мэра и его помощников по курированию различных событий в иммигрантских общинах, в том числе и в нашей тесно спаянной общине людей русскоговорящих, русскодумающих и русскочувствующих. И гордящихся своими учёными, врачами, журналистами, учителями, предпринимателями и, конечно же, художниками, в более чем десятитысячной дивизии которых Гильдия еврейских мастеров (и не только еврейских - вступление в неё открыто для всех умелых и талантливых) занимает видное место.
 И ещё, что невероятно важно, художники, художники истинные, сумели сохранить в себе искру Божию и жажду творчества. Мужественные люди. Несдающиеся. Невзирая на возраст, тяжкие подчас хвори (вот уж точно не «на лоне скучного покоя»), а у молодых – на нелёгкую работу, поиск своего места на новой земле, непрестанную борьбу. И не для красного словца: Нью- Йорк, где наш художественный десант высадился, «город амбиций», как сказал великий фотохудожник Альфред Стиглиц, всепожирающий Молох и добрый друг, готовый дать приют, приголубить, принять в свои объятия, помог  им вновь обрести себя. И, вдохновив, возник в их творениях – прекрасный, полный любви и поэзии. Но и суровый монстр, способный раздавить того, кто не понял – удача и неустанный труд неразделимы.
 Итак, мы в зале, вернее, не в такой уж большой для столь обширного собрания работ художников комнате библиотеки. Помещение! Помещение, демонстрационный зал, где можно было бы привольно, на принятом расстоянии друг от друга, разместить разумно отобранные картины так, чтобы не мешали они восприятию каждой из них, необходим. Это составляющая часть успеха. Но обязательно нужно добавить, что демонстрация художественных ценностей и приобщение к искусству юных и не слишком читателей – добрая традиция американских библиотек. Следуя давным-давно зародившейся этой традиции, привечают и наших мастеров. А показать, доложу вам, есть что. Полсотни работ - хороших и разных.
 Ольга Цисарник: столица мира и солнце над нею - как большущее смеющееся яблоко, и созвучный этому живописному полотну по сюжетному и композиционному решению оригинальный гобелен патриарха Гильдии Леонида Алавердова. Дивный жизнеутверждающий «Восход» Зиновия Генкина и хоровод виртуозно выполненных динамичнейших керамических фигурок Евгении Розенцвит. Поэтические акварели Арнольда Халфина, Игоря Безчастнова, чарующая пастель – мост к счастью, к удаче, к любви – Ирины Дзевель (жаль, не представлена превосходная её графика) и интересные фотокартинки из жизни нью-йоркских улиц Анатолия Ясеника. Каток среди небоскрёбов Инны Будовской и подлинный гимн Нью-Йорку – великолепный витраж Леонида Гринберга...Вы оценили, какое разнотравье на гильдейских лугах?
 Когда я спросила мастера замечательных, мыслью насыщенных абстрактных композиций из цветной кожи Фрэду Ворошиловскую, как удалось ей так проникнуться духом города, где родиться и провести большую часть жизни не довелось, она ответила: «Просто я полюбила и постаралась его понять так, как понимают очень близкого человека. Поверьте, это было нелегко, ведь Нью-Йорк многолик и многосложен, наверно, больше, чем любой другой город». Эта многоликость Нью-Йорка, буйная его энергия, его неукротимость, поражающая даже на фоне неизбежных будничных забот, и отражена в чудесном «кожаном» коллаже. Совсем другая бьющая током энергетика, другая духовная наполненность, иной уровень напряжённейшей эмоциональности в единственном на выставке психологизированном полотне Гульнары Циклаури «Ночное кафе в Манхэттене», которое смело можно назвать шедевром. В нём и острое сожаление о несложившейся жизни, и горькое женское одиночество, особенно тягостное в толпе, и, несмотря ни на что, неумолчный колокольный звон надежды. Циклаури – сюрреалист, чья яркая индивидуальность отмечена печатью таланта, проявленного во многих её работах, а уж особо - в воздетых к небесам руках убиенных в трагические часы чёрного вторника 2001-го, ставшего траурным для всей Америки.
 «Это боль, это быль или сон?» - спрашивает Елена Хазан, чьи стихи на обожжённом листке тоже стали экспонатом выставки.
 Мой город в монистах медных,
 Силуэт отчеканен лихо.
 Отчего плачет скрипка – слезинка на грифе,
 И лица печальны и бледны?..
 Боль неутихающа, память неизбывна, тема неисчерпаема... Несколько интересных по сюжетике, по композиции, по колористике работ и сейчас, шесть лет спустя, посвящены ей. У Эсфири Разиной в пароксизме взрыва каждая башня предстаёт как умирающая красавица в пламени распущенных волос. Какой образ! Резной «Реквием» Моисея Френкеля сродни настенным инсталляциям Сергея Параджанова, а деревянные, искусно вырезанные «близнецы» Ильи Натанзона по-прежнему охраняют покой Нью-Йорка. Они живы – в нашей памяти и в наших сердцах. Как в живописном монтаже Людмилы Лейбович: краснобокое яблоко, символ нашего города, а в нём запечатлены два прекрасных рвущихся в небо здания-колосса. Они живы. Они, повторяя слова древней молитвы, «хранят верность во прахе».
 Но оптимизма Нью-Йорка не убить! Потому что город этот, как и все, кого принял он в свои объятия, полон энергии, стремления к успеху. «Пусть улыбнётся тебе удача, и ты сорвёшь большое яблоко!» - желали друг другу в старину голландцы. Потому-то, по одной из легенд, и назвали сулящий надежды новый город городом Большого Яблока, сорвать которое в Новом году желают вам художники-гильдийцы. А увидеть их выставку можно до конца февраля в библиотеке на 36-50 Ностранд авеню между авеню Х и W в Бруклине (автобусы 3 и 36). С Новым годом, дорогие друзья!