ЖИЗНЬ или кошелек?

В мире
№1 (611)

Трудно идти по следу, который еще никто не оставил. Только пророки могли заглянуть сквозь толщу времен. Поэтому их эпоха и длилась всего тысячу лет. Но они успели обо всем рассказать, поэтому, наверное, и ушли с исторических подмостков с чувством выполненного долга. У меня задача скромней и проще. Заглянуть в 2008 год и немного пофантазировать. Прогнозы – вещь неблагодарная. Но это всего-навсего предвидение последствий. Иногда тоже хочется стать политическим синоптиком: если и ошибешься, то ничего от этого не изменится.
Итак, что нас ждет в 2008 году? Президентские выборы, которые так же неизбежны, как крах коммунизма. Вообще-то выборы - это мусорное ведро общественного мнения. Избиратель, как и всякий уважающий себя эгоист, голосует прежде всего за свое благополучие, которое измеряется либо толщиной кошелька, либо опасением за собственную жизнь. Еще неделю назад большинство американцев отдавало предпочтение кошельку. И кандидаты-популисты - от Хиллари Клинтон и Барака Обамы до Майка Хакаби и Митта Ромни - потирали руки, набирая очки.  
Пацифистский напор был настолько мощным, что даже тряслись стены Гуантанамо. Накануне Нового года десять саудитов, захваченных во время боевых действий в Афганистане и Ираке, были освобождены из тюрьмы и срочно переброшены с военной базы в аэропорт, откуда отбыли на родину. Из почти сотни саудовских “алькаедистов” на нарах осталось всего 13 человек, за которых ведет отчаянную борьбу министр внутренних дел Саудовской Аравии принц Наиф бен Абдель Азиз. Вызволенные из “плена” узники, по классификации правозащитников, или “герои сопротивления”, как их называют мусульмане, не преследуются по закону и получают финансовую помощь от государства. 
Сама “Аль-Каеда”, правда, добрых жестов со стороны американцев не заметила. Осама бен Ладен “поздравил” иудо-христианский мир с Новым годом, пообещав в своем 56-минутном видеообращении «всемирный джихад». Попутно предупредил Исламскую партию Ирака, «продавшуюся оккупантам», что поступит с ней так же, как римляне поступили с иудеями. Этого же он ждет и в Палестине. И если ХАМАС, не говоря уже о Махмуде Аббасе, дрогнет, то он сделает с ними то же самое, что сделал пророк Мухаммед с евреями Медины. Ознакомившись с посланием второго Мухаммеда, пресс-служба Белого дома сделала вывод: это еще одно подтверждение важности американской военной миссии в Ираке.
Но вовсе не это произвело неизгладимое впечатление на кандидатов в президенты, а беспорядки в Пакистане, вызванные убийством Беназира Бхутто. Опасность гражданской войны в ядерном Пакистане, где к тому же очень сильны позиции “Аль-Каеды”, сразу же отодвинула экономический фактор на второй план. И хотя пакистанские генералы во главе с президентом Первезом Мушаррафом заверяют, что никаких оснований для тревоги нет, предательский холодок страха все-таки дает о себе знать. Бывший министр обороны США Уильям Коэн, в бытность которого Пакистан стал ядерной державой, сказал, выступая на телеканале CNN: «Мы надеемся, что атомный арсенал Пакистана под надежным контролем, но когда в стране, располагающей ядерным оружием, возникает хаос, может произойти все что угодно».
И все кандидаты в президенты вдруг, как по команде, заговорили об опасности, которую таит в себе международный терроризм. Барак Обама, к примеру, просто умилил. «Мы должны ясно заявить, - сказал он, - что поддерживаем народ Пакистана на его пути к демократии и в борьбе с террористами, которые угрожают безопасности всего мира».
С ним солидарна и Хиллари Клинтон: «Надеюсь, что правительство и народ Пакистана ответственно отреагируют на эту трагедию и еще решительней и целенаправленней будут двигаться по пути к демократии».
Только с чего они взяли, что пакистанский народ стремится к демократии? И что скажут, если президентом будет избран бен Ладен? Причем самым что ни на есть демократическим способом. Кондолиза Райс уже проводила демократические выборы в демократической Палестине, где полную и безоговорочную победу одержал ХАМАС. 
 Если выборы проводятся лишь для того, чтобы узнать, чей предвыборный прогноз окажется точнее, то у Рудольфа Джулиани появился хороший шанс. Он вновь заострил внимание избирателей на борьбе с терроризмом. В новой телерекламе бывший мэр Нью-Йорка пытается убедить нас: «Исламские террористы допускают огромную ошибку, считая нашу демократию слабостью».
Честно говоря, мне этот слоган не нравится. Исламские террористы опираются на идеологию, которая понятна и близка мусульманам. А «наша демократия» сил в борьбе с этой идеологией нам не добавила. Поэтому мне ближе позиция республиканца Фреда Томпсона: «Мы должны проснуться и понять природу происходящего. Это битва против западной цивилизации. И главная цель в этой битве – Соединенные Штаты».
Градус этой битвы в нынешнем году, на мой взгляд, заметно повысится. И катализатором станут именно выборы, потому что от выбора американцев во многом будут зависеть и действия террористов. Они не проявляют особой активности там, где поставлены в жесткие рамки. И, наоборот, удесятеряют силы там, где чувствуют слабину. Об этом можно судить не только по Афганистану и Ираку. И не только по тактике террористов. Вспомним, с какой гордостью говорит Кондолиза Райс о победе «сил добра», заставивших Северную Корею свернуть свою ядерную программу.
На поверку все это оказалось мифом. И в конце года Госдепартамент вдруг выразил сожаление в связи с тем, что Пхеньян до сих пор не выполнил взятых на себя обязательств и «по-прежнему затягивает демонтаж реактора в Енбене». На самом деле Северная Корея даже не предоставила исчерпывающей информации о своей ядерной программе. И теперь уже задним числом Том Кейси, отвечающий в Госдепартаменте за “корейский атом”, требует полного отчета о том, сколько плутония было произведено и обогащается ли уран для военных нужд? Но об этой государственной тайне лучше спросить у Сирии. Или у израильских агентов, которые вывели самолеты на ядерный центр у поселка Ат-Тибна, расположенного рядом с иракской границей.
Что делают северокорейцы в Сирии, не знают ни Кондолиза Райс, ни Ципи Ливни. Зато знает японская газета “Йомуири Шимбун”, сообщившая, что, потеряв часть “мирного атома”, они занялись установкой химических боеголовок на ракеты “Скад С”. Во время испытаний одна из ракет взорвалась на территории военной базы под Алеппо, в результате чего произошла утечка горчичного газа и начался пожар. Национальная разведка молчит: то ли сказать нечего, то ли получено указание не будировать этот вопрос, дабы не навредить американо-северокорейским, а заодно и американо-сирийским отношениям.
Теперь вы понимаете, почему мне не нравится слоган Руди Джулиани? Как можно считать «нашу демократию» сильной, если она то и дело «сожалеет»? Сожалеет, что Пхеньян ведет себя неискренне (а как он должен вести себя, глядя на иранский пример?). Сожалеет, что Сирия не прислушивается к советам и делает все наоборот. Франция, в противовес Америке, решила проявить характер. Николя Саркози с мушкетерской храбростью заявил на пресс-конференции в Каире, где встречался с Хосни Мубараком, что «Париж больше не намерен контактировать с Дамаском до тех пор, пока Ливану не дадут возможность избрать нового президента». Желающих поддержать его не нашлось.
Израиль, у которого с Сирией традиционно враждебные отношения, и ухом, как говорится, не повел. Министерство иностранных дел назвало укрепление связей с Сирией в качестве одной из приоритетных задач наступившего года. По мнению Ципи Ливни, это стимулирует и так называемых “палестинцев”. А заодно «поможет вырвать Дамаск из радикальной оси». Но Асаду торопиться некуда. Жил 40 лет без Голанских высот, проживет еще год. В надежде, что в Белый дом въедет Хиллари Клинтон. Или Барак Обама. Если уж и продаваться, то лучше демократам. А еще лучше ничем при этом не рискуя и ничего не теряя.
Вся прелесть стратегии израильского МИДа в том, что никакой стратегии у него нет. Скажем, предлагается «продолжить изоляцию ХАМАСа на международной арене, но при этом заботиться о повышении уровня жизни в секторе Газа». Это все равно, что не дружить с “Аль-Каедой”, но помогать ей материально. Или ловить террористов только для того, чтобы затем отпустить их на волю, выдав денежную компенсацию. В Бельгии в принципе так и поступают. Арестовали в Брюсселе исламскую банду из 14 человек, которая планировала организовать побег Низара Трабелси. Бывшему игроку немецкого “Дюссельдорфа” надоело играть в футбол, и он подался в боевики “Аль-Каеды”, за что и получил 10 лет.
Всех арестованных освободили на следующий день. Потому что по бельгийским законам до суда все подозреваемые должны находиться на свободе. Потом их снова арестовывают, если находят. Но поскольку никто не знает, что у этих четырнадцати на уме, полиция получила указание усилить меры безопасности в метро, общественном транспорте, аэропортах и других людных местах. В связи с этим, как пишет газета The Los Angeles Times, отменен традиционный новогодний фейерверк в Брюсселе, а также закрыт популярный елочный базар в центре столицы.
В Америке, слава Б-гу, мы до такого еще не дожили. Но, голосуя на выборах, у нас не будет выбора. Поэтому американцы, в отличие от бельгийцев, не выберут ни Хиллари Клинтон, ни Барака Осаму. Следовательно, ничего экстраординарного в этом году не произойдет. Иран не успеет сделать бомбу, а  посему его не будут бомбить. Сирия не выйдет из “оси зла”, ибо такого понятия больше не существует. И на Голаны союз с Ираном не променяет.
Торжеств по случаю рождения «независимой демократической Палестины» тоже не предвидится. Не сделают “палестинцы” такого подарка ненавистному Джорджу Бушу, несмотря на все старания Кондолизы Райс. Лучше умереть с голоду на горшке со взрывчаткой, чем спать на мешке с гуманитарным сахаром. Израильские пограничники были немало удивлены, когда в мешках с гуманитарной помощью Евросоюза вместо сахара обнаружили нитрат калия, который применяется при изготовлении взрывчатых веществ. Европейцы от селитры, понятное дело, открестились: «Мы осуждаем использование символики ЕС для прикрытия незаконного экспорта в Газу, но от помощи палестинской экономике не откажемся». Но куда же делся сахар?
Все-таки разгадать настоящее гораздо труднее, чем предсказать будущее.