О бренности сущего

В мире
№2 (612)

Мне хотелось назвать эту статью так: «О бренности всего сущего». Но что-то меня остановило. «Что»? – подумал я и понял, что не могу говорить обо всем сущем. Ведь, к примеру, Халед Машаль существует в безопасной для него Сирии, тогда как его соратник Исмаил Хания постоянно рискует своей драгоценной для всего арабо-исламского мира жизнью, находясь непосредственно под прицелом инфернальных сионистов. Почему я так думаю? Да вот на исламистских сайтах после того, как армия Израиля, что ни день, то ликвидирует кого-нибудь из мелких хамасовских командиров, появились сообщения о том, что, во-первых, упомянутый Хания «превращается в харизматическую фигуру исламского мира», во-вторых, что он «выгодно отличается от других арабских лидеров достоинством и харизматичностью», ну а в-третьих, именно по этой причине «США дали Израилю зеленый свет для убийства» обладателя перечисленных качеств.
Короче говоря, некто по имени Яхъя Мусса, считающийся депутатом «палестинского Законодательного совета», базирующегося в мятежной Газе, и по совместительству заместителем председателя парламентского блока ХАМАС, заявил во всеуслышание о том, что «жизнь премьер-министра  Исмаила Хании находится в большой опасности».
Мусса сообщил, что ему стал известен некий план, предусматривающий захват аббасовскими силами безопасности активистов палестинского сопротивления и выдачу их Израилю.
Само собой разумеется, что ХАМАС, а вернее, подконтрольные этой террористической организации «Бригады имени шахида Изуддина аль-Кассама» предостерегли израильских оккупантов о тяжких последствиях в случае покушения на жизнь Исмаила Хании: в том случае, если Хания будет убит, «регион ожидают бурные потрясения».
Не кажется ли вам, уважаемые читатели, что шумиха, поднятая в хамасовских СМИ по поводу гипотетической перспективы физического устранения господина Хании, противоречит ежедневно и ежечасно распространяемой теми же СМИ пропаганде?
Мне показалось. И вот почему.
В основе практики суицидального терроризма, широко применяемой ХАМАСом, лежит исламский постулат, согласно которому террорист-самоубийца мгновенно попадает в некие непознаваемые сферы, уготованные лишь для преуспевших в джихаде, однако, в отличие от христианской традиции, трактующей рай отнюдь не в реалистическом контексте, ислам предлагает погибшему джихадисту полный список совершенно материальных бонусов. Что и упоминается всякий раз в связи с очередным терактом, когда даже матери террористов радуются по поводу успешного отбытия их сыновей в мир иной.
Людям с менталитетом, отличным от исламского, понять это не представляется возможным. Однако почему бы широким террористическим массам не радоваться за какого-нибудь высокопоставленного вождя террористов, который, следуя за самыми выдающимися членами своей паствы, удостоится нахождения в тех самых сферах? Неужели они менее достойны этого, чем неграмотный мальчонка, идущий с ножом за пазухой на израильский КПП? Или чем девушка, обвязанная взрывчаткой?
Сдается мне, что, как это часто бывает, здесь мы видим так называемые двойные стандарты. То, что хорошо и желательно для рядовых членов террористического движения, оказывается плохим и совершенно необязательным для тех, кто в террористической иерархии занимает более или менее высокую позицию. Мне это напомнило “битву за “белое золото”, в которой я поневоле принимал участие, живя в советское время в Узбекистане: секретарь райкома и председатели колхозов заседают в «штабе», бригадиры сидят в чайхане, а на поле «борются за урожай» женщины и дети.
Но и это, как принято говорить в рекламных роликах, еще не все. Существует еще одно противоречие между хамасовской пропагандой и реалиями деятельности этой террористической группировки.
То, что террористу платят за его деятельность, это понятно. Он считается «государственным служащим», состоящим в каких-нибудь исполнительных силах, может быть, даже он числится муниципальным чиновником или еще кем-нибудь в этом роде. Однако как только этот человек оказывается известен израильским военным в качестве ракетчика, минометчика или подрывника и за ним начинается охота, заканчивающаяся чаще всего его уничтожением, то исламистские СМИ начинают преподносить ликвидацию террориста как вероломное и немотивированное убийство.
Ну, конечно, он был участником сопротивления, пишут хамасовские пропагандисты. Но в момент хладнокровного злодейского убийства он, этот участник сопротивления, просто шел, просто стоял, просто сидел в автомобиле.
Давайте для примера почитаем одно из таких описаний, приведенное на сайте «Палестинского информационного центра»:
«За несколько часов кровавые сионистские террористы убили двух бойцов сопротивления. Медицинские источники сообщили корреспонденту Палестинского информационного центра, что еврейский самолет выпустил ракету по группе молодых людей, находившихся у госпиталя (название неважно) города Газа.
Погиб такой-то, 35 лет, член «Бригад имени Насира Салахутдина», военного крыла Народных Комитетов Сопротивления. Четыре человека получили ранения. Бригады имени шахида Изуддина аль-Кассама» (ХАМАС) сообщили, что сионисты произвели с воздуха пуск ракеты по группе бойцов в городе таком-то на севере сектора Газы, убив одного из защитников родины. Бойцы стояли и беседовали недалеко от аграрной школы, когда вблизи взорвалась ракета, убившая такого-то и тяжело ранившая двух его товарищей».
Мне почему-то кажется, что в том случае, когда человек становится членом вооруженной организации, он должен представлять себе, на что он идет. Он должен знать, что он представляет собой легитимную цель для противника хотя бы потому, что он, может быть, и не сделав ничего путного для своей организации, называет себя «бойцом сопротивления». Но бойцы ни о чем не беспокоятся, они просто «стоят и беседуют» или «находятся у госпиталя».
Впрочем, дело, на мой взгляд, в том, что мы пытаемся понять действия арабских террористов со своей точки зрения, а это не корректно. ХАМАС представляет собой дремучую феодальную структуру со свойственной этой социальной формации иерархией. Поэтому все разговоры о правах человека, демократии и прочих западных ценностях в их глазах лишены всякого смысла.
Люди, стоящие у подножия иерархической пирамиды, для Хании, Машаля и других шейхов являются лишь возобновляемым ресурсом, который они используют в своей деятельности, и эти люди волнуют руководителей ХАМАСа лишь постольку, поскольку их бренность не должна превышать их возобновляемости. Не более того.