Зонтик брать или не надо?

В мире
№2 (612)

Принятие в конце декабря 2007 года депутатами парламента Гамбурга новой городской энергосберегающей программы весьма некстати для них совпала по времени с разоблачительным заявлением основателя всеамериканского телеканала о погоде The Weather Джона Колемана.

«Это будут самые жесткие в Германии правила по энергосбережению, - чуть ли не с гордостью объявил гамбургский сенатор по вопросам защиты окружающей среды Аксель Гедашко. – Строительным заказчикам нужно считаться с тем, что впредь потребуется применять усиленную теплозащиту и более эффективные внутридомовые отопительные установки».
Признав, однако, что все это приведет к удорожанию не только нового строительства, но и капремонта старых зданий, сенатор великодушно заявил: «Но в выборе технологий мы никого не ограничиваем - мы даем только общую установку». На том, что «общая установка» принесет дополнительную прибыль производителям стройматериалов, борец за снижение выброса в атмосферу СО2 внимания не заострял. А что касается удорожания аренды жилья, построенного или реконструированного по новым стандартам, то, по Гедашко, это неизбежные лишения, которые населению следует терпеть перед угрозой глобального потепления.
Но в те же дни, когда утверждался «план Гедашко», все мировые СМИ распространили заявление основателя американского телеканала The Weather Джона Колемана, назвавшего информацию о глобальном потеплении «величайшим обманом в истории человечества»:
- Некоторые ученые под влиянием окружения и политических мотивов долгое время манипулировали научными данными для создания иллюзии быстрого глобального потепления, - заявил Колеман. - Их друзья из правительства направляли огромные «исследовательские» гранты для поддержания этой иллюзии. Но влияние человечества на климат совершенно не является катастрофическим, и наша планета не стоит на краю гибели из-за потепления. Лет через 10-20  этот обман станет очевидным всем, и все поймут, что им лгали.
Сопоставив сказанное Колеманом с решением гамбургских парламентариев, я задался вопросом: если допустить, что Колеман прав, то сумеют ли гамбургские застройщики, принужденные следовать новым правилам, истребовать лет через 20 с городской администрации образца 2028 года переплаченные ими суммы? По правде сказать, ответ на этот вопрос меня интересовал лишь в части того, насколько возрастет стоимость аренды в зданиях, построенных или капитально отремонтированных с соблюдением новых правил. Да и то постольку-поскольку: ведь правила-то коснутся лишь Гамбурга, а я житель Ганновера. И вообще: мне ли беспокоиться о расходах владельцев германской недвижимости? Уж если о чем и волноваться, так это по поводу непрерывного роста цен на отопление и электричество. Ведь если энергоконцерны-сбытчики и так постоянно повышают свои расценки, то что же будет в 2008 году, когда, как не раз сообщалось, российский «Газпром» в очередной раз взвинтит цены на поставляемый Германии природный газ?
И вот чтобы отвлечься от всех этих мрачных мыслей, включаю я телевизор и попадаю к началу любимой мной передачи Андрея Максимова «Ночной полет», гостем которой оказывается директор Института глобального климата и экологии Росгидромета, доктор физико-математических наук, академик РАН Юрий Антониевич Израэль. Беседа же между ними идет как раз об угрозе, которую несет глобальное потепление. И чем дольше я слушаю их разговор, тем яснее мне становится, что особой угрозы нашей планете в обозримом будущем не предвидится, хотя само потепление и наблюдается.
Суть сказанного академиком сводилась к тому, что в истории Земли климат все время менялся и были значительно более сильные, чем сейчас, его изменения. Был ледниковый период, поставивший на грань вымирания все живое. Были количества углекислого парникового газа более чем в 10 раз выше, чем сейчас. Тем не менее это не привело к каким-то кардинальным катастрофам. Сейчас же мы, находясь, в геологическом смысле слова, на ветви похолодания, попали в зону некоторого потепления: за последние 100 лет изменение температуры в сторону потепления составило в среднем 0,74 градуса Цельсия (где-то больше, где-то меньше).
- Я не хочу сказать, что такое изменение не оказывает влияния на климат, но и не считаю, что оно грозит крупными климатическими катастрофами, - подчеркнул академик. - Особенность в том, что в наше время на изменение климата весьма существенно влияет деятельность человека.
- И чтобы ее как-то ограничить, и был разработан Киотский протокол? – уточняет ведущий передачи Андрей Максимов, имея в виду подписанное в 1997 году в японском городе Киото международное соглашение о сокращении выбросов парниковых газов в атмосферу для сдерживания глобального потепления.
- Киотский протокол не имеет научного обоснования, - сказал, как отрубил, Юрий Антониевич и объяснил:
- Протокол призван стабилизировать выброс в атмосферу Земли парниковых газов на уровне, не представляющем опасности для климатической системы. Но наука пока не ответила на главный вопрос: а каков же этот уровень? На изменение климата влияют по меньшей мере 15 факторов, а не только парниковый газ, т.е. двуокись углерода. Но к  Киотскому протоколу примешан большой бизнес. Все эти квоты на выбросы газов – они могут продаваться и перераспределяться между странами. То есть страна, подписавшая протокол, может не снижать выбросов своей промышленности, а прикупить квоты у тех стран, где таких выбросов меньше установленного для них предела. В общем начался Киотский протокол на базе благородных идей, а превратился в обыкновенный бизнес-план. Достаточно сказать, что сам метод борьбы, предлагаемый этим документом, обойдется мировой экономике в 18 триллионов долларов.
Далее академик Израэль изложил свой план борьбы с глобальным потеплением, радикально отличающийся от мер, предлагаемых уже не раз упоминавшимся Киотским протоколом (интересующихся отсылаю, например, к интернет-сайту http://www.c-society.ru/wind. php?ID=11746). А на завершающий передачу вопрос ведущего - можно ли считать, что ничего страшного с климатом не происходит? – решительно заключил:
- Именно так. Катастрофического положения, связанного с потеплением климата, в ближайшие десятилетия мы не ожидаем.
Выключил я телевизор и задумался. С одной стороны, мнение академика выглядит достаточно авторитетно. Ведь Юрий Антониевич в ранге вице-председателя возглавлял коллектив из 30 виднейших специалистов ряда стран мира, образовавших созданную Всемирной метеорологической организацией и Программой ООН по окружающей среде Межправительственную группу экспертов по изучению изменений климата. И за оценку и объяснение изменений, происходящих с климатом, вся эта группа, в т.ч. и академик Израэль, удостоена Нобелевской премии мира за 2007 год. Но с другой стороны, саму-то проблему глобального потепления академик не отрицал! Тогда получается, что зря я иронизировал над инициативой гамбургского сенатора Гедашко, обязавшего застройщиков больше тратиться на теплоизоляцию, дабы не нагревать атмосферу хотя бы на территории отдельно взятого Гамбурга? Ведь город-то морской, его теплоотдача передастся Эльбе, та подогреет Северное море и пойдет цепная реакция вплоть до Северного полюса. А там льды начнут таять и обратным ходом смоет в пучину сперва Гамбург, а от него и до моего Ганновера рукой подать.

 Короче говоря, звоню я своему соседу - доктору географических наук, профессору Савелию Владимировичу Томирдиаро, с которым мы на тему глобального потепления уже не одну статью написали в немецких и российских изданиях, и спрашиваю:
- Савелий Владимирович, дорогой, так ждать светопреставления или действительно обойдется, как успокаивает академик Израэль?
- По 30-минутной телепередаче, - отвечает профессор Томирдиаро, - невозможно судить о точности оценок, сделанных группой экспертов, в которую входил и Юрий Израэль. Хотя его фраза о том, что «изменения климата Земли не приводили к кардинальным катастрофам», меня несколько удивила. Разве не катастрофа  вымирание сотен миллионов динозавров и мамонтов или исчезновение субтропической растительности в высоких широтах (к примеру, грецкий орех - он же рос на широте сегодняшнего Магадана, чему доказательство – находки археологов). Впрочем, все зависит от того, что считать катастрофой.
- Ну, академик, выступая в «Ночном полете», декабрьское (2004 года) цунами в Юго-Восточной Азии, унесшее жизни более чем 200 тысяч человек, катастрофой не посчитал. Но есть же теория, по которой таяние арктических льдов приведет к повышению уровня Мирового океана, в результате чего Европе грозит участь Атлантиды. А тогда счет жертв пойдет на сотни миллионов.
- Страшилка это, не более того! Таяние льдов Арктики не даст какого-либо существенного повышения уровня океана. Вот таяние льдов на суше опасность представляет серьезную. Когда растают льды Гренландии, уровень Мирового океана повысится метров на восемь, а таяние льдов Антарктиды повысит его до 80 метров. Но чтобы Гренландия растаяла, нужны десятки тысяч лет, а Антарктиде – сотни тысяч.
- Значит, в ближайшие годы Германию точно не зальет?
- Точно. Хотя дожди будут хлестать вовсю, потому что откроется гигантское зеркало Северного Ледовитого океана. Сейчас он покрыт льдом, через лед пар в атмосферу не проникает. А когда льды уйдут в Атлантику, тогда начнутся у нас и зимние ливни, и шторма сумасшедшие, и жара будет стоять летом градусов под 50 по Цельсию. Но живут же люди в Португалии или в Испании, где такая жарища – дело теперь обычное.
- Так что если кто собирается сюда ехать, то зонтик ему брать надо?
- Зонтик надо, а спасательный круг ни к чему.
- И на том спасибо, Савелий Владимирович. С наступившим Новым годом вас, и дай-то всем нам Бог, чтобы ваш прогноз сбылся как можно позже!
Германия