Поросль ТРЕБУЕТ ЗАБОТЫ

Нью-Йорк
№2 (612)

Ничто в природе не развивается в заведомо тепличных условиях. Везде выживание  приспособления к неблагоприятным обстоятельствам с целью дальнейшей победы над ними, поиска союзников и уничтожения противников. Любой профан в сельском хозяйстве слышал, что для выращивания урожая полезных растений нужно бороться с сорняками и насыщать почву удобрениями.
Именно такие мысли приходят на ум, когда знакомишься с анализом развития иммигрантского предпринимательства в Нью-Йорке, проведенном организацией Center for an Urban Future (СUF).  В середине декабря прошлого года о нем (анализе) рассказал директор СUF Джонатан Баулс, выступая на совместном заседании двух комиссий горсовета – по малым бизнесам и иммиграции.
По мнению Баулса, главный вытекающий из анализа вывод заключается в том, что иммигрантский бизнес стремительно растет и все больше влияет на общее состояние экономики Нью-Йорка. Поэтому от властей города требуется не просто осознать это явление, но и перейти к позитивной реакции на него, т.к. в перспективе роль этого бизнеса в объявленном мэром М.Блумбергом плане «Нью-Йорк 2030» окажется весьма значительной.
Уже сейчас в общем числе вновь возникающих в городе бизнесов (от производства продуктов питания до предприятий здравоохранения), в создании новых рабочих мест и преобразовании «спящих» районов в коммерческие конгломераты  доля предпринимателей-иммигрантов превышает долю тех, кто родился в Америке. И происходит это не само собой, не стихийно, а в трудной борьбе с прямыми конкурентами, в борьбе за те вспомогательные ресурсы государства, которые пока еще направляются «родным и близким».
Нужно смотреть правде в глаза. Нереально рассчитывать, что мощнейший финансовый сектор экономики Нью-Йорка всегда будет определять судьбу города. Во всех его районах количество рабочих мест в этом секторе неуклонно сокращается, а акулы Уолл-стрита все больше перемещают свой бизнес туда, где он обходится дешевле – в другие районы страны и за границу.
Конечно, иммигрантское предпринимательство не заменит Уолл-стрит. Но если учесть, что уже сейчас иммигранты составляют 37% всего населения Нью-Йорка, и эта доля возникла за счет высокого темпа их прироста за последние 25 лет, а самим иммигрантам присуща куда большая деловая активность по сравнению с аборигенами, то их роль экономического генератора в перспективе будет все более ощутимой.
Вот данные статистики. Если за период с 1994 по 2004 годы средняя деловая активность в целом по всему Нью-Йорку выросла на 10%, то в районах компактного расселения иммигрантов она выросла: Флашинг – на 55%, Сансет Парк – на 47%, Шипсхед-Бей – Брайтон Бич – на 34%, Элмхерст – на 25%, Вашингтон Хайтс – на 18%, Джексон Хайтс – на 14%, Флатбуш – на 11%.
Если за тот же период занятость на рынке труда по Нью-Йорку в среднем увеличилась на 7%, то в Вашингтон Хайтс – на 34%, в Джексон Хайтс – на 28%, в Сансет Парк – на 23%, в Шипсхед-Бей – Брайтон Бич – на 13%, во Флашинге – на 12% и в Элмхерсте – на 10%.
Нет ничего удивительного, что среди иммигрантов, опять же по сравнению с аборигенами, оказалось значительно больше тех, кто работает не по найму, а сам на себя (self-employed). Если за 10 лет, с 1990 по 2000 год число таких бизнесменов-эгоистов среди иммигрантов выросло на 64 тысячи (рост на 53%), то среди аборигенов произошел спад на почти 16 тысяч (сокращение составило 7%). В среднем по Нью-Йорку работают на себя 9.27% иммигрантов и 7.71% аборигенов. В Квинсе это соотношение: 9.98% : 5.74%, а в Бронксе – 7.31% : 3.98%.
Иммигрантская деловая активность в городе нарастает, но, как показывает анализ CUF пока это происходит без какой-либо поддержки со стороны тех, кто определяет политику городской власти. Рост идет не благодаря, а вопреки существующим препятствиям. Поэтому Баулс, выступая  перед избранниками народа в горсовете, обращался с призывом   сосредоточить свои усилия на снятии всех препятствий для работы бизнесменов-иммигрантов не только к руководителям ведомств управления городом, но и к председателям районных торговых палат, руководителям неприбыльных организаций, помогающих в решении местных экономических проблем, директорам финансовых учреждений – всем, кто работает с малыми бизнесами.
Пока же достижения таких бизнесменов явно далеки от их возможностей. Мало кто из владельцев ресторанов или магазинов стремится выйти за пределы уже занятой ими малой территории обслуживания и распространить свой бизнес там, где «родным духом» пахнет значительно меньше. Многие лавочники довольствуются тем, что имеют, не решаясь, да и не желая, становится владельцами более крупных торговых предприятий. Бизнесы, производящие уникальные этнические товары, не осмеливаются выйти с ними в другие штаты, где нарастающие иммигрантские общины могли бы создать рынок для этих товаров. Да и вообще превалирует явная тенденция довольствоваться обслуживанием только «своих», хотя серьезных оснований для подобных ограничений нет. Американизация деловой ментальности иммигрантов при всей их статистической активности происходит более низкими темпами, чем это позволяет реальная обстановка.
Статистика показывает, что такая ситуация характерна и для других крупных городов США. Но из 15 городов страны со значительной долей испано-язычных бизнесменов, в Нью-Йорке прибыльность их бизнесов оказывается самой низкой – ниже, чем в Хьюстоне,  на 37%, чем в Чикаго - на 40%, чем в Майами – на 42%. Из 500 крупнейших в стране фирм, которыми владеют испано-язычные иммигранты, в 2006 году лишь 11 находились в Нью-Йорке (в 2004 году их было 13), тогда как в районе Лос-Анджелеса их было 40.  Аналогичная ситуация и с фирмами, чьими владельцами являются выходцы из Азии. Средняя прибыльность такой фирмы в Нью-Йорке на 48% ниже, чем в Лос-Анджелесе, на 57% ниже, чем в Хьюстоне, и на 71% ниже, чем в Сан-Франциско.
Фактически большая часть иммигрантских бизнесов в Нью-Йорке озабочена просто проблемой выживания. Некоторые оказываются банкротами уже через короткий промежуток времени после старта. Другие еле-еле держатся на плаву в жестокой борьбе за существование. Многих, помимо обычной конкуренции, убивает непомерно высокая стоимость аренды помещений и страховки, зловредная придирчивость представителей различных контролирующих ведомств. Есть, безусловно, и чисто коммерческие ошибки бизнес-плана. Недостаточное знание языка, местных правил, скромное финансовое образование, отсутствие убедительной кредитной истории – тоже стоит на пути выживания в условиях настоящего рынка.
Поэтому Баулс настаивает на том, чтобы мэр Блумберг и все последующие хозяева города рассматривали долю городской экономики, которую вносят бизнесмены-иммигранты, как ее важнейший стратегический резерв, требующий специальных мер по его укреплению. Два городских ведомства Department of Small Business Services и Economic Development Corporation должны повернуться лицом к иммигрантским сообществам в городе и существенно расширить перечень услуг, оказываемых существующим там малым бизнесам. Оба ведомства должны вступить в партнерские отношения с местными иммигрантскими организациями, чтобы растопить лед недоверия тех, кто, занимаясь своим бизнесом, никогда не решался обратиться за помощью к городу.
Баулс предлагает дать дополнительную финансовую поддержку тем небольшим организациям, которые за долгую историю своего существования накопили большой опыт помощи иммигрантам в приобретении финансовой независимости и деловой самостоятельности. Среди них он упомянул ACCION, NYANA, BOC Network, Project Enterpice и ряд других, чьи финансовые и технические возможности должны быть расширены, чтобы помочь людям сделать первые предпринимательские шаги. Людям, помимо чистых микрокредитов, нужны образовательные курсы, практические занятия, языковые уроки, учебники, инструкции и т.п.
Баулс также призвал членов двух комиссий горсовета подумать над мерами по расширению пока еще узких границ иммигрантского бизнеса, по распространению его не только за пределы своих районов, но и в другие штаты страны. Требует обновления и политика банковских учреждений по развитию как микрокредитов, так и других видов финансовых инструментов, рассчитанных именно на иммигрантов. Наконец, Баулс предложил не «демонизировать» уличных торговцев, а создавать программы, благоприятствующие их работе. В том же русле прозвучало и предложение утихомирить рьяных инспекторов и контролеров, чтобы у их жертв не возникало мыслей о взятке как о единственном средстве такого успокоения.
Насколько глубоко эти призывы войдут в сознание руководителей города, покажет время.