Коммунизм в отдельно взятой американскoй долине

Уроки истории
№29 (325)

В XX веке самый длинный эксперимент по строительству коммунизма состоялся в России, в XIX веке это было в Америке

Кто бы поверил? В течение 8 лет, задолго до русской революции и русского социализма, с 1871 по 1879 год прямо посредине Америки в штате Канзас была создана коммунистическая коммуна Кедровой долины. Ленин только-только родился, а в Америке эта ячейка общества уже издавала газету «Прогрессивный коммунист». Не большевик или меньшевик, а сразу – коммунист!!!
Основателями коммунизма в этой части Америки были выходцы из России.

В Миссури коммунаров хотели вывалять в перьях

Кедровая долина – маленькая деревушка на юге Канзаса. Есть школа, магазины, больницы, как по всей Америке. Даунтаун – из старых кирпичных, потрепанных временем домов. На улицах – пустынно. Здесь всего 730 жителей.
Встречаю молодого парня лет двадцати и спрашиваю, что он знает о развитии коммунистической идеи в этом историческом месте. Парень смущенно улыбается – он даже не слышал об этом. В магазине пожилая хозяйка тоже ничего не ведает об этом факте. В поселке есть небольшой музей на общественных началах. Один из его руководителей Дональд Кокс всю жизнь до семидесяти лет прожил здесь, но о коммунистическом обществе не знает. Ничего не могли сказать о коммуне и другие старожилы. Не удивительно, они родились спустя 40-50 лет после развала коммуны. И только Энестин Леонард припомнила, что когда-то давным-давно ее родители говорили об этом, но подробностей она не помнит.
И тем не менее именно здесь, на юге Канзаса, жила и работала просуществовавшая дольше всех в XIX веке коммунистическая ячейка. Даже названию местности на своих бывших землях около городка среди местных жителей дала она свое имя - «место коммуны».
Основателем коммуны считается Уильям Фрей, настоящее имя которого - Владимир Константинович Гейнц. Он приехал в Америку в 1868 году. По данным американских историков, Фрей был выходцем из аристократической семьи, служил офицером в царской армии, был профессором математики и даже астрономом. Русские историки говорят, что он родился в семье офицера, обрусевшего выходца из Прибалтики. Учился в артиллерийской школе, а затем и в Академии Генерального штаба по специальности геодезия. Фрей много путешествовал по России. Большое влияние оказали на него идеи И.Тургенева и Л.Толстого. Они и побудили говорить его о необходимости социальной революции. Причем к серьезному делу Фрей подходил основательно: он считал, что прежде всего следует растить и воспитывать будущих революционеров. Говорят, что в России он почитывал статьи о первых коммунах в Америке.
С этими идеями в 1868 году тридцатилетний Фрей покинул страну в сопровождении жены Марии Славинской. Сначала они недолго обретались в Германии, а потом перебрались в Соединенные Штаты, где было больше свободы для реализации своих идей. Правда, поначалу русский «аристократ» в полной мере испробовал вкус пролетарского хлеба, сменив несколько профессий. Здесь, кстати, в окрестностях Сент-Луиса, он сменил и свою фамилию, как и другие иммигранты, прибывшие сюда с ним. Они хотели стать ближе к американцам. Есть достоверные свидетельства, что он работал в одной из контор Сент-Луиса за 60 долларов в месяц, а его товарищ Брук с женой работали на ферме всего за 25 долларов. Но как бы там ни было, русские иммигранты мечтали об идее, с которой ехали в Америку. Земля, дом, работа на себя. Как ни странно, эти три составляющие – вполне нормальные и для сгодняшнего американца – привели их в общину «Онейда» недалеко от Сент-Луиса в штате Миссури. В заявлении при вступлении в коммуну Фрей назвался астрономом. Главной причиной эммиграции из России (только представьте – Ленин еще не родился!) он назвал преследование коммунистов со стороны российского правительства. В заявлении также прямо и написал, что считает «коммунизм, основанный на либеральных принципах, единственным средством излечения от хаоса, в условиях которого существует наше общество».
Руководителем этой миссурийской общины был избран американец Александр Лонглей, бывший наборщик. Договорились, что при вступлении в общину каждый из коммунаров платит по 100 долларов за взрослого и по 50 - за ребенка. Когда деньги были собраны, общинники купили 160 акров плодородной земли в Миссури и приступили к осуществлению своего проекта. Принципы в основу деятельности были положены, конечно же, коммунистические – общая собственность, совместный труд, отсутствие денежных расчетов внутри общины да и вообще денег. Каждый член коммуны мог критиковать другого на общих собраниях. Но делать это надо было по-товарищески, дружелюбно или, по крайней мере, беззлобно.
Вся община поселилась в одном небольшом домике. Внизу была кухня, погребок для продуктов и читальня (коммуна постоянно получала газеты и книги). Наверху были спальни. Мебель делали сами, стульями служили бочонки. Обстановка в целом была неприхотливая, но терпимая. Заработанные деньги в основном откладывались на оплату долгов за землю. Молоко и пшеничный хлеб давали только детям. Взрослые ели кукурузные лепешки, бобы, огурцы, картофель. Все работали на осуществление коммунистической идеи и готовы были претерпеть лишения. Для преодоления пути к коммунизму составили четкий график. Подъем в пять утра. Мужчины шли в поле, женщины растили детей, готовили пищу и прибирали дом. Завтрак – в 6, обед - в 12, ужин – в 18.30.После ужина каждый занимался своим делом – писал, читал, беседовал. По воскресеньям проводили нечто вроде партийных собраний: подводили итоги и вырабатывали планы на будущее.
В 1870 году после почти двух лет существования в общине было уже 15 взрослых и 10 детей. Возможно, она и дальше бы росла и крепла, если бы не появились политические разногласия. Один из коммунаров стал проповедовать принципы свободной любви. Мне не удалось установить, был он - его имя Сполдинг - выходцем из России или американцем, но после нескольких дискуссий глава общины Лонглей уехал назад в свою типографию. А жившие в округе фермеры-немцы решили устроить самосуд над Сполдингом. Они хотели его обмазать в смоле, вывалять в перьях и выгнать вон. Но сторонник свободной любви успел бежать.
В результате развала коммуны Фрей перебирается в Канзас.

Коммуна Кедровой долины

В середине декабря 1870 года трое мужчин Фрей, Брук и Бриг двинулись в Канзас. Здесь, около небольшого городка с романтическим названием Кедровая долина, они взяли три участка земли у индейского племени осейдж. (До сих пор непонятно, то ли просто отобрали, то ли экспроприировали – коммунистические привычки. Любопытно, что в американских источниках есть упоминание, будто бы они получили землю в виде двух правительственных грантов). Одним словом, поселились. Первое время жили у местного фермера. Двое делали землянку, а один работал поваром и хлебопеком. Когда в феврале следующего года жилище было готово, решили перевезти сюда жен.
Судя по всему, переселение русских эммигрантов представляло собой довольно живописное зрелище. Женщины с хворостинами в руках гнали корову с теленком в ясные дни и тихие ночи среди лесов и степей. Корабль-фургон переселенцев, покрытый белой парусиной, пересекал Мидвест. С девятью курицами на борту экспедиция прибыла в Кедровую долину в начале марта. Все выкупались в соседнем ручье, а Брук испек ароматный хлеб. В этот вечер был настоящий праздник: ели хлеб, бобы, молоко, яблоки и даже пили чай с сахаром. Все шестеро разместились в той самой маленькой землянке без окон. Ее длина была чуть больше трех метров, ширина - два с лишним, высота – около 170 сантиметров.
В этой тесноте и скудости начиналась история самой знаменитой коммуны XIX века. В округе ее знали также как Прогрессивную коммуну или Общину Фрея. Общинники имели 320 акров земли. То, о чем русские большевики говорили спустя 30-40 лет, Фрей и его друзья осуществляли на практике в Америке. Основной принцип до боли известен: от каждого по способностям, каждому – по потребностям. Это даже не социализм, где каждому воздается по труду, а прямой коммунизм – сколько надо, получай. Чего уж мелочиться на всякие переходные периоды? Среди идеологических основ коммуны были красивые лозунги «Свобода, Равенство, Братство», «Один за всех, все – за одного!» Коммуна открыто провозглашала в Америке равноправие женщин, задолго, кстати, до отмены дискриминации в 1920 году. Также коммунары были за моногамию в супружеской жизни, но поддерживали и упрощенную процедуру развода супругов. Но не эти проблемы стояли во главе угла у первых коммунистов. Фрей хотел провести большой социальный эксперимент, в основу которого был положен принцип полного отказа от индивидуализма. Коммунар раз и навсегда должен был забыть такие слова и выражения, как «это мое дело», «не лезь в чужие дела», «не занимайся не своим делом». Все было общим: собственность, дела, даже частная жизнь. Коммунисты могли вмешиваться в частную, интимную жизнь любого из них в любой момент. Например, они все вместе решали вопрос о планировании количества детей в коммуне.
Позднее коммуна построила большой дом из орехового дерева. Число коммунаров варьировалось до 15 человек. Мужчины, как и в Миссури, трудились в поле, женщины помогали мужчинам. Они разбили огород и также отлично работали лопатами. По воскресеньям в гости к русским иммигрантам приходили англосаксонские. Русские для них были в диковинку, они дружили семьями, устраивали совместные праздники.
Разными источниками материальное положение коммунаров Кедровой долины оценивалось от бедного до благополучного. Одни историки утверждают, что летняя работа обеспечивала их на всю зиму. У них было достаточно кукурузы, бобов, тыквы, репы. Они держали трех коров и тридцать кур. Получали даже газеты и журналы из Нью-Йорка. Но, к примеру, известный писатель В.Г.Короленко, посетивший коммуну, писал, что общинники жили в разваливающихся домах с потрескавшимися стенами, дырявой крышей и без потолков. В домах было очень холодно. Им не хватало не только пищи, но и одежды, обуви, инструментов и даже посуды. Эти вещи были в 1873 году присланы братом Фрея, проживавшим в Петербурге.
Кстати, коммуну, по моим сведениям, посещали многие люди из России. Например брат известного критика Н.А.Добролюбова – В.А.Добролюбов. Был здесь и писатель Г.А.Мачтет, скульптор Ф.Ф.Каменский,социалист-революционер Н.В.Чайковский и другие. Заезжал и брат жены Фрея, который позднее написал несколько статей об Америке и коммуне в «Отечественных записках».
Считается, что своего расцвета «Кедровая долина» достигла в середине семидесятых. Тогда Фрею удалось даже приобрести газетную бумагу и издавать ежемесячную газету «Прогрессивный коммунист». И хотя тираж газеты был небольшим, ее читали в округе местные фермеры. Девизом газеты были слова «справедливость и братство». Фрей лично набирал газету и печатал в близлежавшей типографии. Ежегодная подписка на газету стоила всего 50 центов. Газета была частью большого плана по созданию подобных коммун по всему миру, то есть созданию идеальной жизни.
Кстати, не знаю, насколько прямая связь между этими явлениями, но приблизительно в это же время на юге Канзаса создаются еще три небольшие коммунистические ячейки – в Силквиле, Урбана и Форт Скотте. Они существовали не так долго, как Община Фрея, но факты имели место.
Лидеры начинающих коммунистов задавали суровый тон жизни. Но сразу предупреждали всех кандидатов на вступление, что им придется ломать себя, отказываться от удовольствий жизни. Фрей говорил, что «человек, не способный переносить такую жизнь, любит свое брюхо больше своих убеждений». В то же время они были достаточными реалистами, чтобы понимать, что образ жизни общинников невыносим для других людей.
Коммуна переживала периоды взлетов и падений и однажды даже была переименована в Исследовательскую коммуну с лозунгом «Жизнь в гармонии». Члены общины этого периода пытались заниматься спиритизмом.
Окончательно коммуна развалилась в 1879 году, после восьми лет существования. Причины, как всегда, лежали в сфере идеологии.
Во-первых, жена самого Фрея оказалась сторонницей «свободной любви» и принесла мужу подарок от заезжего русского гостя. Ей даже пришлось на время покинуть коммуну. Сам Фрей был, кстати, достаточно высоко моральным человеком. После того, как он узнал о беременности жены, он рекомендовал ей смотреть на него как на брата, а не мужа. Она все же позднее покинула коммуну, но через некоторое время вернулась назад. К тому времени, у Фрея уже была другая жена – Лидия, ожидавшая от него ребенка.
Во-вторых, коммунары должны были быть вегетарианцами, не пить кофе и алкогольные напитки. Им запрещалось потреблять соль и сахар, пить чай. При этом всем вменялось в обязанность работать по 11 часов в день. При такой тяжелой физической нагрузке и растительной пище не все коммунары соглашались идти вперед к коммунизму. Некоторые возвращались назад в Россию. Кстати, говорят, что сам Фрей не любил и не умел работать физически. Больше руководил и работал языком.
В-третьих, некоторые из них просто не выносили эксцентричности Фрея, а точнее – его грубости. Они не могли видеть, как зимой, к примеру, он льет ледяную воду на голову родной дочери. Кроме того, он нещадно бил дочь, если она делала простые ошибки в своих заданиях. Его авторитарный, грубый стиль управления однажды всем надоел, и коммунары разбежались, оставив вождя в одиночестве.
Сам лидер еще некоторое время жил в Кедровой долине и даже работал над диссертацией. Кажется, к этому времени его идеи практически рухнули. Но он по-прежнему писал о «братской любви через веру в коммунизм». Кстати, в архивах до сих пор хранятся его дневники с описанием великого эксперимента.
Тем не менее эта уникальная коммунистическая община в истории все же существовала. И, надо сказать, дала развитие еще одной в штате Орегон – Новая Одесса.

Эксперимент в Новой Одессе

Послонявшись по разным коммунам Америки, Фрей добрался до Орегона. Здесь, недалеко от Глиндейла, поселились евреи, прибывшие из Одессы и бежавшие от погромов. Их было 17 человек. Американцы дали им бесплатную землю, коров, лошадей, семена. Группе помогала и организация ХИАС из Нью-Йорка. Здесь и решил Фрей продолжить свой эксперимент в 1883 году. Сначала он решил духовно подготовить членов общины, познакомив с циклом неформальных лекций о философии Канта. Как ни странно, первое время он пользовался довольно большим влиянием среди приезжих. Наверное, это связано с тем, что он уже имел большой опыт жизни в Америке, знал местные особенности. Потом, историки всегда отмечают его необычную харизму. Да и коммунарского опыта у него было в достатке.
Американские историки отмечают, что Фрей пользовался среди евреев огромной популярностью, и они называли их коммуну святым предприятием (mitzveh). Одним словом, поверили на слово и взялись за дело. Причем поначалу все шло хорошо, хотя, конечно, у городских одесских жителей не было опыта работы в полях или на фермах. По некоторым данным количество общинников в «Новой Одессе» достигало иногда 50-60 человек.
В 1884 году Фрей написал для общины текст соглашения о коммунистических принципах, которые должны были разделять все члены коммуны. Важный, принципиальный документ все члены коммуны должны были подписать. И вот тут-то случилась осечка. Условия лидера оказались выше физических и духовных возможностей членов общины. Кроме того, его эксцентричность приводила в шок и обитателей американской Одессы. Это было причиной частых конфликтов и разногласий.
Один из американских журналов того времени писал, что «орегонская колония определенно развалится, если будет продолжать стоять на коммунистической платформе». И дальше: «Этот эксперимент развалится на кусочки, так много ошибок совершено...» Новые одесситы еще какое-то время существовали вместе, но постепенно разбегались по разным штатам. «Что начиналось, как эксперимент, закончилось, как опыт», - иронично замечает один из колонистов.
В 1885 году Фрей заканчивает проводить социальные эксперименты и уезжает в Англию. Еще через год разваливается и «Новая Одесса.»
Фрей умер в 1888 году, не дожив до самого большого коммунистического эксперимента в мире. Хотя и старался оставшиеся годы посвятить реализации коммунистической идеи. Жаль, что ему не хватило времени развернуться в большем масштабе. Может быть, на 20-30 лет раньше человечество увидело бы ужасы коммунистической системы и отказалось бы от этой идеи навсегда.
Между прочим, это сегодня нам очевидны глупость и идиотизм этих социальных экспериментов. А в то время в 1886 году Фрей приехал в Россию и встречался с Л.Н.Толстым в Ясной Поляне. Почти неделю он был гостем великого писателя. Толстой потом часто вспоминал этого человека и считал его одним из интереснейших людей, с которыми пришлось встречаться: он был «человеком, который по своим моральным качествам был одним из наиболее замечательных людей нашего и не только нашего века». И великие ошибаются...

Миссури-Канзас


Комментарии (Всего: 1)

Очень любопытная вещь. Само американское правительство давало деньги на строительство коммунизма! Хотелось бы почитать дневники этого чудака Фрея.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *