Спасибо тебе, красота!

Культура
№12 (883)

 

 

Подпись к фото: Леонид Гринберг. Зеленый дракон


Именно эта строчка Анри Бретона вспомнилась мне, когда я вошла в выставочный зал бруклинской библиотеки на Ностранд авеню. Друзья дорогие, если ваше настроение дало сбой, если лёг на сердце тяжкий камень тревоги, – пойдите в эту библиотеку. Собрание чудесных, мастерством, кропотливейшим трудом и вдохновением рождённых каких-то радостных работ художников-прикладников Гильдии еврейских мастеров настроение ваше поднимет наверняка. 


Ведь в Гильдии рядом с одарёнными живописцами, фотохудожниками, графиками трудятся мастеровитые, талантом, а главное, желанием творить не обделённые гобеленщики, витражисты, «деревянщики», как называли их в советских клубах... Перечислила каждую их ипостасей этого требующего ума, художественного воображения и терпения трудоёмкого искусства, употребив множественное число её вершителей. Для Гильдии это не совсем так. Потому что некоторые отрасли – ковроткачество, изготовление интереснейших изделий из стекла и из кожи – представлено одним мастером. И ещё: оставьте предубеждение, дескать, всё это ремесленные поделки. Нет. Это тот случай, когда владение ремеслом помогает выразиться заложенному в художнике творческому началу и проявлению его идееспособности. Уверена, вы  знаете, что с седой древности прикладное искусство (если, разумеется, речь шла  об искусстве высокого класса) почиталось наравне с изобразительным. 


Леонид Гринберг. Витражист. Мастер. Художник. Художник особенный. Особенный по мере дарованного ему Богом таланта и отданности своему ставшему раритетом и близкому к ювелирному по усложнённой техничности и точности каждой операции искусству. Как правило, витражист работает, имея перед собой картон, т.е. картину или эскиз художника. Здесь иное – Гринберг един в двух лицах: он и автор композиции, и мастер изготовления многосложного витража, что требует напряжённого внимания, фантазии, вкуса, что и реализуется в дивных его стеклянных поэмах. Как, например, в этом его необычайно пластичном, готовом взлететь огнедышащем драконе. 


Поразила меня и восхитила не виденная прежде, заставляющая сердце биться сильнее, волнующая сдвоенная шпалера-поэма Леонида Алавердова,  воспоминание о городе юности художника. «Мой Тбилиси» – так  назвал автор своё творение. Их, всегда многоплановых, тематически разных, интересно задуманных и профессионально выполненных, у него уже не один десяток. Старый Тбилиси выткан Алавердовым (а он автор и самой шпалеры, и эскиза к ней) в песочно-коричневой цветовой гамме подробно и любовно. В гобелене, в смысловом единстве с городским фоном, алая шпалера-вставка: духан и три, в невероятной динамике буквально взвивающиеся к потолку парни. Это кенто, достопримечательность старого Тифлиса, за вино с закуской отплясывавших перед публикой. До чего выразительно – будто сами там побывали. 


Пламя! Пламя души, пожар чувств, сердце, готовое вспыхнуть. Это композиция из цветной кожи Фрэды Ворошиловской. Художница называет свои работы абстракциями. Но в них чётко проглядывают и смысл, и сюжет, и психологическая точность. Вот как этот буйный конь, который ждёт седока, зовёт его призывным ржанием, или как тот мающийся парень, что потерял себя... 


Страсть поёт и в картине из соломки Людмилы Шамис, в её «Кармен».


Нежная, гибкая, необычайно динамичная танцующая женщина – тончайше выполненное Львом Цитроном эссе на дереве. И тоже выжиганием по дереву сделанная серия шкатулок с женскими головками: у каждой свой характер. Здесь и стремительная, и обиженная, и несдающаяся, и влюблённая. Автор – основатель и президент Гильдии Илья Натанзон. Как говорится, играющий тренер. Подвластно дерево и Якову Клейнерману, умеющему высветить доброе начало природы. У него не чудо-юдо, а изобретательный фантазийный этюд.


Хороши цветы Регины Дубовой и её знак нынешнего года – пластичнейшая змея. Очень интересны со вкусом выполненные эротичные мозаики из ракушек Аллы Баксанской, особенно, «Сон на берегу» – поиск самой себя. Матвей Соловьёв и Нина Цыпина тоже давно и успешно сотворяют картины и целые композиции из раковинок. Здорово!


Я всегда стараюсь узнать, кто был куратором выставки. Наташа Кизерашвили сработала отлично. Так держать, дорогие гильдийцы!



Леонид Аловердов. Мой Тбилиси. Гобелен


Фрэда Ворошиловская. Пламя. Абстракция

Фото: Евгений Вепринский