ankara escort

Пестрая СТРАНИЦА. ФЕСТИВАЛЬ БАЛЕТНЫХ ФИЛЬМОВ (“DANCE ON CAMERA”)

Культура
№3 (613)

Часть втораЯ
БАЛЕТНЫЕ ФИЛЬМЫ
НЕ О БАЛЕТЕ
Решив, что, кроме просмотров фильмов, связанных с русским балетом, стоит узнать, что нового о мире танца  появилось во французском кинематографе, я заинтересовалась двумя программами французских режиссеров. Одна привлекла меня именем главного модерниста Франции Анжелина Прелжокажа.  Я не очень люблю его работы, но любопытство победило. Я выбрала программу, снятую знаменитым европейским кинорежиссером  Пьером Колбефом, о котором в Америке почти ничего не известно.
Программа состояла из трех короткометражных фильмов. Фильм 2006 года «Черный павильон» с хореографией Прелжокажа оказался не очень интересным. И малотанцевальным. В каком-то учреждении сотрудники бегают вверх-вниз по лестницам, перекидывают друг друга с места на место, не проявляя при этом  никаких эмоций. Единственное  достоинство фильма - пластическая сценка-пародия на хиропрактора и его пациента.  Я не увидела никакой художественной идеи в сочетании хореографии, архитектуры и кинематографа.
Зато другой фильм, «Balkan baroque» (1999 год), произвел на меня большое впечатление.
Фильм снят о Марине Абрамович. Назовем ее актрисой, хотя это слово не исчерпывает ее роль в фильме. Колебеф  представил ЛИЧНОСТЬ незаурядную и притягательно-отталкивающую. Его фильмы сами по себе эпатируют зрителя, а тем более когда центральная фигура – Абрамович – мазохистка. Во всяком случае, такой ее представил режиссер. Слова и поступки Марины в фильме –  это намеренный вызов  здравомыслию и нормальной психике. Самые невинные кадры: Абрамович поедает огромную сырую луковицу, буквально вгрызается в нее с остервенением, слезы текут по щекам. Куда более неприятные кадры: женщина  вырезает бритвой звезду у себя на животе. Крупным планом показана капающая кровь. Не скажу, что мне нравятся такие фильмы, но как снято! Как фотограф я восхищалась потрясающими по красоте стоп-кадрами. За небольшим исключением,  Абрамович снята на ослепительно белом фоне. В конце она в черном платье танцует какой-то народный танец, размахивая красным платком (на таком же белом фоне, не имеющем ни «потолка», ни «пола»). Повторяю, я совсем не сторонник подобных сюжетов, но сам фильм – произведение искусства и, несмотря на всю жестокость и вызов нашим чувствам, изумительно красив. Вероятно, для режиссера имело какой-то смысл показать визуальную красоту отталкивающих по смыслу кадров. Напряженный ритм  в чередовании кадров – единственное объяснение тому, что фильм включен в фестиваль фильмов о танце.
Le Demon du passage
14-минутный фильм выпущен Колебефом в 1995 году. Несколько персонажей – два молодых человека и три девушки – сняты на фоне сельского пейзажа. Фильм построен на четком ритме чередования застывших кадров и непрестанного движения героев, что опять же и дало основание устроителям  фестиваля включить его в программу.  В кадре попеременно появляются то идущая куда-то девушка, одетая в куртку и джинсы, то крупные планы двух ее сверстниц, которые следят за ней, поглядывая друг на друга, то такие же крупные планы молодых людей.  Но и почти натуралистические картины прерываются иными, снятыми в легкой дымке: в застывшем кадре мы видим два неподвижных обнаженных мужских тела, снятых сквозь речную воду. Стоп-кадры сменяются танцем трех обнаженных девушек (включая главную героиню фильма), которые, как феи, танцуют на поляне в  предутреннем тумане. Как говорится в предуведомлении для прессы, режиссер вдохновлялся  фотографиями канадца Жана-Люк Мулена (мне неизвестного). Танцы девушек опять-таки очень красивы, отношения между всеми героями загадочны, не имеют ни объяснения, ни развития. Фильм тоже своего рода эпатаж, но в отличие от предыдущего – эпатаж изящный.
Фильм-комедия Жака Тати (Татищева) «ПРАЗДНИЧНЫЙ ДЕНЬ» (Jour de fкte) принципиально отличается от фильмов современного французского режиссера. Это фильм гуманный и даже трогательный. Он был снят в 1947 году во  Франции, где тогда еще не снимали цветные фильмы (так, во всяком случае, нас уведомили в сообщении для прессы). Тати, актер и кинорежиссер, снимал свой фильм одновременно на черно-белую и цветную пленку. Но цветную тогда проявить не удалось, и фильм вышел в черно-белом варианте. Уже после смерти Тати в 1982 году Софи Татищева, его дочь и редактор фильма, смогла при помощи разных французских кинокомпаний проявить и реставрировать цветную пленку. Затем в Америке в 1995 году создали окончательный вариант фильма.
Его сюжет: почтальон развозит письма на велосипеде из какого-то более крупного центра в один из маленьких городков Франции. Сначала я испытывала раздражение, глядя, как почтальон то врезается  в стадо овец, то прикрепляет свой велосипед к дверце машины, как шофер уезжает на этой машине  и увозит велосипед. Почтальон за ним гонится, преодолевая разные дорожные препятствия. Он обгоняет велосипедистов, которые участвуют в соревновании, не прилагая никаких к тому усилий и даже не замечая соревнующихся. Словом, фильм поначалу произвел на меня впечатление комедии старомодных трюков. Но постепенно проникаешься сочувствием и даже любовью к образу бедолаги-почтальона, наивного и доброго (до какой-то степени напоминающего героев Чарли Чаплина). Фильм о скоростных методах работы американских почтальонов, который показывают на празднике в городке, производит огромное впечатление на наивную душу Тати. И он решает  ускорить темп своей работы. Меняет один велосипед на другой, поверив насмешникам, что новый развивает большую скорость, сует письма без разбора куда придется... но... Все повторяется, все  движется по той же орбите. Пакет с туфлями, который он привозит мяснику, тот автоматически разрубает пополам, и оба смотрят друг на друга в недоумении, как и в начале фильма... опять почтальон врезается в стадо овец. Опять обгоняет велосипедистов, которые участвуют в соревновании, опять его велосипед увозит машина...  Жизнь и судьба человека не меняется от суеты, в которую он погружается. И на каком бы велосипеде ни ехал Тати, он сохраняет главное: свою невинную душу. Мораль эта подается ненавязчиво. Комедия положений оказывается серьезным фильмом о том, что в жизни человека самым важным является его доброе сердце.
       Пластика и ритм сменяющихся кадров позволяют сравнить постановку фильма с хореографическим спектаклем.
 ЖАК СОТО
ИЗ ПЛЕМЕНИ НАВАХОВ
  Water Flowing Together
 Фильм отличается от остальных, показанных на фестивале, тем, что является биографическим - о реальном балетном танцовщике наших дней. Он снят американским фотографом Гвендолен Кэйтс (это ее дебют в качестве кинорежиссера) о Жаке Сото, премьере балетной труппы Нью-Йоркского городского театра. Жак  проработал в театре 24 года. В прошлом году он решил уйти на пенсию, пока, как он объясняет в фильме, кто-то другой не сказал ему или не написал в рецензии, что ему пора это сделать. Жак Сото – танцовщик огромного обаяния и превосходный партнер. Фильм очень необычный, очень интимный, смотрится с интересом даже теми, кто не особенно знаком с миром балета.
В нём нет последовательного повествования, но темы, затронутые в этой кинобиографии, можно разделить на части: семья, работа в театре, личная жизнь, будущее Жака Сото. Собственно, весь фильм – это монолог танцовщика. Он сам рассказывает о себе в кадре и за кадром. Монолог иногда прерывается интервью с его родителями и коллегами по работе.
 Тема семьи, поразительные отношения Жака с родителями - едва ли не самая интересная в фильме. Жак Сото родился в индейской резервации в штате Аризона. Его мать принадлежит к племени навахо, отец – родом из Пуэрто-Рико. Отец Жака, женившись, остался жить с женой в резервации. Его легко понять: мать Жака такая красавица, что от нее и в зрелом возрасте глаз не отвести. В фильме снято, как родители Жака танцуют вдвоем в кухне под музыку, несущуюся из радиоприемника. Понятно, откуда у Сото способности и интерес к танцу. «Жак начал танцевать еще у меня в животе», - говорит его мать. Когда он заявил, что хочет учиться балету, родители отвезли его в школу в город Феникс. Там педагог посоветовал ему поехать учиться в профессиональную школу в Нью-Йорк. Тема родителей возникает в фильме часто, и каждый раз я восхищалась работой Кейс, которая, ничего не декларируя,  сумела показать, какими незаурядными людьми они являются.
В фильме много красивых натурных съемок, сделанных в Аризоне. Родители Жака живут в вагончике, который обставлен современной мебелью.  Мне кажется, что жизнь в резервации  сильно приукрашена, но съемки сделаны превосходно. Кейс познакомилась с Сото именно потому, что много лет фотографировала быт индейцев, живущих в резервации.
Жак Сото приехал в Нью-Йорк пятнадцатилетним мальчиком, поступил в школу Американского балета, через два года был принят Дж.Баланчиным в созданную им труппу. В фильм вставлены съемки со спектаклей разных лет, в которых танцевал Сото. О танцовщике   с восторгом говорят его партнерши (поскольку он оказался выдающимся партнером) Хизор Уатс, Дарси Кистлер, Венди Уиллан и хореограф Питер Мартинс. Мартинс говорит, что все свои балеты он ставил на Сото, потому что тот практически мог выполнить любую идею хореографа.  Наиболее интересны как раз репетиционные моменты. Много крупных планов, что дает возможность увидеть вблизи работу танцовщика. Уникальные съемки сделала режиссер во время одной из этих репетиций: Кейс сняла момент нервного срыва, который бывает у каждого артиста. Жак сидит один в репетиционном зале, плачет, закрыв лицо руками, и повторяет: «Я больше не могу, у меня все болит... я больше не могу...» И это - натуральные съемки, а не сцена, сыгранная опытным артистом! Поразительно.
Фильм, повторяю, затрагивает самые интимные стороны жизни актера. Так, например, снята сцена в доме родственников отца в Пуэрто-Рико, куда Сото с родителями поехал навестить родню. Старуха-испанка спрашивает отца Жака: «Почему он не женат?» И отец без запинки отвечает: «Потому что он – гей». И все сказано и снято очень просто, как бы между прочим. Поэтому  не остается неприятного ощущения, будто тебе показывают то, что никого не касается. Все, о чем говорит сам Сото,  его друзья и родные, составляет портрет артиста.
Оставив сцену, Сото начал преподавать в школе Американского балета. Кроме того, он окончил школу кулинарии и теперь вместе со своим другом открыл «кухню на дому», принимая заказы на изготовление блюд для званых вечеров, потому что любит и, по-видимому, умеет готовить.
Жизнь человека и  жизнь артиста удачно переплетены в фильме.