Саркофаг

В мире
№4 (614)

Когда-то это слово у большинства тех, для кого русский язык является родным, ассоциировалось лишь с захоронениями египетских фараонов. После аварии на Чернобыльской АЭС так стали называть еще и объект «Укрытие», предназначенный для изоляции разрушенного энергоблока. Но в моей статье речь, пойдет о том, кого зовут Хасан Насралла. Для того, чтобы понять, почему я называю его саркофагом, надо вспомнить, что «саркофагос» по-гречески – пожирающий плоть.
В субботу, 19 января, мусульмане праздновали Ашур. Для суннитов это день, на который приходится множество счастливых случаев, связанных с пророками. Шииты отмечают эту дату как день поминовения имама Хусейна, который погиб, получив множество колотых и рубленых ран, поэтому шиитские церемонии сопровождаются самоистязанием. Проделайте простой опыт – введите в интернетовском поисковике ключевые слова «праздник Ашура» и выберите поиск изображений. Вы увидите множество фотографий окровавленных мужчин и детей разного возраста с залитыми кровью лицами.Это  репортажные снимки, изображающие то, как шииты празднуют Ашур.
Шейх Хасан Насралла руководит шиитской «партией Аллаха». Я не знаю, предавался ли он сам бичеванию собственной плоти, разрезал ли кожу на головах своих детей. Может быть, он и не занимался такими пустяками – он вождь и без подобных упражнений ясно видит цель, к которой ведет свою партию. Он оперирует жизнями тысяч своих подчиненных-единоверцев, посылая их на такие дела, по сравнению с которыми кровавые, но все-таки безопасные ритуалы Ашура выглядят совершенно безобидными. Он властвует над душами соратников. Поэтому все, что касается их бренных оболочек, его не волнует. Тела - лишь материал. Так он и выразился на праздновании Ашура в субботу. Он заявил, что израильская армия оставила на поле боя останки солдат, которые, по его словам, послужат дополнительным «материалом для обмена на пленных боевиков».
В жизни есть много такого, о чем не стоит говорить во всеуслышание и ежедневно. Мы все знаем, что когда-нибудь умрем. Мы знаем, что рождение и смерть человека часто сопровождаются муками, болью и кровью. Знаем, что в профессиях солдата и врача много вещей, способных неподготовленных свести с ума. В советской армии я был сапером. Нам говорили, что в том случае, если придется работать в городе, подвергшемся ядерному удару, нам выдадут специальные одноразовые тюбики-шприцы с особым препаратом.  Иначе, говорили нам, вы не сможете пережить того, что увидите. Сойдете с ума.
Члены партии Аллаха с ума не сойдут. Им не нужны никакие препараты. Они примерили на себя мучения имама Хусейна, и они готовы ко всему. Они роются в завалах, в разрушенных зданиях. Они отыскивают фрагменты останков, определяют их принадлежность и сохраняют в качестве материала. Для обмена.
Да, война – страшная штука. Любая из воюющих сторон вынуждена искать и находить останки своих солдат, идентифицировать их, хоронить. Бывают и обмены телами погибших между воюющими сторонами. И, может быть, даже обмены фрагментами тел. Но эта тема не муссируется в печати. Руководители не делают широковещательных заявлений на митингах, транслируемых на весь мир по телевидению. Даже у войны есть свои неписаные законы. Все сказанное не касается лишь шиитских боевиков и их вождя.
Руководство армии Израиля подтвердило тот факт, что в руках «Хезболлы» находятся фрагменты тел израильских солдат, погибших в ходе Ливанской войны. Речь идет примерно о десяти телах. Причем именно о незначительных фрагментах тел - все тела павших военнослужащих эвакуировали в Израиль, опознали и захоронили в соответствии с традициями иудаизма. Семьи всех погибших были уведомлены о состоянии тел на момент захоронения.
В Израиле заявление Насраллы расценили как циничное и злобное, имеющее целью оскорбить не только чувства родственников погибших воинов, но и всех израильтян, которых он обвинил в трусости.
Вот это последнее - обвинение в трусости - заслуживает особого разговора. Я не знаю, что понимается под термином «трусость» (как и под его антиподом «храбрость») в шиитской доктрине, но поведение генсека «Хезболлы», который целый год после окончания Второй ливанской войны, спровоцированной им, провел практически в подполье, появляясь перед своими соратниками лишь на экране телевизора, кажется мне симптоматичным.
История человечества демонстрирует нам немало примеров того, как императоры, вожди восстаний, предводители племен своим личным мужеством, присутствием на поле боя воодушевляли атакующих, обороняющихся. Многим из них это стоило жизни. Иные, такие, как шейх Насралла, посылая своих воинов на смерть, ожидали результата сражения в безопасном месте.
После того как международное сообщество буквально принудило Израиль закончить боевые действия против «Хезболлы», Хасан Насралла публично признал, что он, отдавая приказ о захвате израильских военнослужащих, патрулировавших границу, совершенно не ожидал последовавшей реакции. Это говорит о многом. Единственное, чего хотел добиться Насралла - это получить в свое распоряжение заложников, людей, которых можно было бы обменять на исламистских боевиков, отбывающих наказание в израильских тюрьмах. Согласно его терминологии, он хотел получить «материал». Не получилось. Но желание осталось. Теперь он пытается использовать в торге с Израилем другое.
Вы помните, читатель, что в начале статьи я рекомендовал вам воспользоваться поисковой интернет-системой для того, чтобы увидеть, как шииты празднуют Ашур. Сделайте теперь вот что: введите ключевые слова «линчевание в Рамалле». Я сделал это в «Яндексе». Готово? Раз, два... На третьей, пятой и шестой картинках вы увидите людей с окровавленными руками. Это не фотографии с праздника Ашура. На руках у этих людей не кровь, вытекающая из их тел, которые они подвергали мукам имама Хусейна. Это не кровь их детей, которым они делали надрезы на их несмышленых головках для того, чтобы приобщить их к таинствам своей веры. Это кровь израильских солдат, случайно заехавших в Рамаллу.
Я не могу предоставить каждому, кто сейчас рассматривает эти снимки, те препараты, которые нам в армии обещали выдавать в случае прохождения через города, разрушенные ядерным взрывом, и я понимаю, что видеть это тяжело.
«Даже дикие звери постятся в день Ашура», – говорят мусульмане. Если это пост, то я не могу себе представить, что можно сотворить в остальные дни.
Надеюсь, читатель простит меня за то, что я поневоле подверг его такому испытанию, как предложенное мной знакомство с документальными свидетельствами некоторых обычаев, выходящих далеко за рамки опыта обычного современного человека. Однако надеюсь, что именно благодаря этому знакомству читатель поймет, почему я выбрал для своей статьи такое название.