Исправление Сибирью: панацеЯ или отвлекающий маневр?

В мире
№4 (614)

В конце января в двух федеральных землях ФРГ – Нижней Саксонии и Гессене – пройдут выборы в земельные парламенты (ландтаги). Их результаты имеют не только региональное значение. От расстановки сил в субъектах германской федерации зависит состав верхней палаты парламента страны  – Бундесрата, в чьей власти блокировка решений, принимаемых правительством Германии.
Основными политическими силами в ФРГ являются две крупнейшие партии – Христианско-демократический союз (ХДС) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). На федеральном уровне они составляют правящую коалицию, но в субъектах федерации (в землях) расклад иной: в одних, как, в частности, в Гессене, безраздельно правит ХДС, в других, как в Нижней Саксонии, она блокируется с либералами (Свободно-демократической партией), в третьих у власти коалиция СДПГ и «зеленых».
Экстремалу -
экстремалово
Проблем в стране хоть отбавляй – экономических, социальных, демографических, всех и не перечислишь. И в их числе преступность. Вот консерваторы из ХДС, в отличие от социал-демократов, призывающих решать насущные, но скучно звучащие вопросы введения, например, минимальной оплаты труда, пересмотра порядка начисления пособий по безработице и т.д., и провозгласили звонко звучащий, а главное – находящий отклик в душе каждого бюргера лозунг борьбы с растущей молодежной преступностью.
С инициативой выступил премьер-министр земли Гессен христианский демократ Роланд Кох, чьей партии, по данным социологических опросов, после выборов грозит потеря доминирующего положения в Ландтаге. Грамотно обыграв ряд имевших место в конце декабря 2007 года фактов зверского избиения молодыми людьми стариков и бомжей (в последние год-полтора безответные бомжи стали подвергаться самой настоящей травле юными подонками), он призвал ужесточить уголовно-правовую политику в отношении несовершеннолетних правонарушителей, в т.ч. применять и нестандартные меры воздействия. (Всего в программе Коха шесть пунктов, и ряд из них прямо затрагивает интересы постоянно живущих в Германии иностранцев, в т.ч. и выходцев из республик бывшего СССР; но поскольку освещение этой темы требует отдельной статьи, сейчас я ее касаться не стану.)
В одном из своих недавних выступлений Кох привел пример 16-летнего парня из города Гиссена. Отморозка, отличавшегося экстремальным поведением и с которым безуспешно пытались справиться социальные работники и психиатры, отправили на 9 месяцев в глухую сибирскую деревню. Результат сказался уже через недолгое время: «экстремал», оказавшись в истинно экстремальных условиях (летом в тайге от гнуса не продохнуть, зимой – от 40-градусных морозов), заметно изменился к лучшему.
ЦивилизациЯ
законЧилась,
забудьте
Рассказ Коха подхватили средства массовой информации. Узнав некоторые подробности жизни гиссенца до и во время его «сибирской ссылки», они оповестили о них свою аудиторию. Как следовало из публикаций, парень был крайне агрессивен: дома издевался над матерью; в школе бил не только сверстников, но и старшеклассников; избил нескольких курировавших его сотрудников Ведомства по делам молодежи; на полицейских, правда, не бросался, но их профилактические беседы, что называется, ни в грош не ставил. Однако в Ведомстве нашли способ, как удержать парня от тюрьмы – го отправили в село Седельниково, что в 300 км от Омска, где из всей цивилизации – электричество, радио, удобства во дворе, отопление печное, дровяная кухонная плита,  вода в колодце. Есть почта и сельпо, телефон в  конторе, никаких мобильников и спутниковых антенн, телевидение – три программы на русском, об интернете там слышали, но в Седельниково он будет дай Бог к концу второго президентского срока преемника Медведева. До школы 2,5 км пешком в любую погоду. И вот в этих условиях оказался «ссыльный» гиссенец. Правда, не в одиночку: к нему был приставлен владеющий русским языком воспитатель из гиссенского окружного управления по делам молодежи. Как пояснил зав.отделом социально-воспитательной работы этого управления Штефан Беккер в интервью радиостанции Hessische Rundfunk, «пребывание в Сибири относится к мерам так называемой педагогики переживания».
Двое из ларца
- Ее принцип заключается в том, - говорил Беккер, - что молодым людям дается возможность вырабатывать поведение в непривычных им до сих пор ситуациях. Мы выбрали именно Сибирь, потому что и искали местность, максимально удаленную от центров цивилизации и наименее привлекательную с точки зрения немецкого городского подростка. Раз у него не будет возможности отделиться, убежать, установить контакт с другими людьми, ему не останется ничего иного, как сосредоточиться исключительно на своем воспитателе. И тем самым он будет вынужден научиться считаться с другим человеком и разрешать возникающие конфликты мирным путем. Для нормальной жизнедеятельности там есть все необходимое. Хочешь пить? Набери воды в колодце. Нужно в туалет? Построй его сам, что, кстати сказать, наш подопечный и сделал. Холодно? Напили-наколи дрова и протопи печь. И при всем этом будь любезен - учись (в школу он ходит вместе с воспитателем: тот, зная русский, помогает ему следить за ходом уроков). Конечно, все это не панацея, но в данном случае мы посчитали, что такой метод себя оправдает.
По словам Беккера, затратность применения «сибирской ссылки» составляет всего треть от тех средств, что ушли бы на содержание парня в тюрьме в Германии. Сутки в Седельниково обходятся немецкой казне в 150 евро. Эта сумма включает в себя зарплату воспитателю и командировочные ему и воспитаннику – на круг в год выходит не более 50 тыс.евро.
Воспитатель
Batjuschka Moroz
Обо всем этом сообщили на минувшей неделе многие немецкие СМИ. Но читал я эти публикации и диву давался: почему вдруг сейчас все заговорили о Седельниково как о некоем откровении, если это село уже одиннадцатый (!) год используется в качестве места (чуть было не написал – «полигона») для перевоспитания трудных немецких подростков? Потому что об этом обмолвился Роланд Кох? Да из Германии немецких хулиганов возят в Сибирь на «перековку» с 1997 года! Их там перебывало уже без малого 80 человек, причем только из земли Гессен нынешний парень уже третий. И работа со всеми ними методом педагогики переживаний дает положительный результат. По словам Франка Крёнера – одного из пяти находящихся сейчас в командировке в Седельниково немецких воспитателей, «около 80% из них изменили свои жизненные принципы и взгляды: ребята обзавелись семьями, устроились на работу».
Не знаю, что уж на них так подействовало для перемены к лучшему – таежный ли гнус, 40-градусные ли морозы, беспробудное пьянство сельчан, гонящих самогон в каждой избе, или экскурсии в местную воспитательно-трудовую колонию, где за колючей проволокой содержатся их российские сверстники. И это не мои домыслы: обо всем этом со слов уже упомянутого Крёнера и двух из пяти «перековывающихся» там парней сообщила газета Die Welt за 17 января с.г. Судя по откликам на ее интернет-форуме, решение перевоспитывать недорослей из Германии Сибирью находит горячее одобрение у читателей. Вот лишь один отзыв:
«Я нахожу это замечательным! Сибирь - это идеальное место для воспитания. Я знаю это, я бывал в Сибири... Юноша может там выжить, только если он изменит свое разрушительное поведение по отношению к окружающему миру на положительное. Единственный способ выжить в Сибири – в единстве с ближними. Много молодежи в Германии все чаще становится жестокой. Демократические учреждения часто слишком слабы, чтобы производить необходимые коррекции в испорченной сущности человека. Природа это может сделать гораздо лучше. Браво, управление по делам молодежи!.. С 16 лет человек уже достаточно взрослый, чтобы нести ответственность за свои действия».
Главное -
прокукарекать
Были отзывы и иного характера – в них яростной критике подвергалась государственная политика в области социальной работы с неблагополучными семьями (а именно из таких семей и происходит большинство подростков с повышенной агрессивностью; но это уже тема еще для одной отдельной статьи). Но в подавляющем большинстве откликов, что называется, красной нитью проходила одна мысль: вот он – способ борьбы с растущей молодежной преступностью! И при этом из всеобщего внимания как-то выпало важное обстоятельство: как отмечал Штефан Беккер из Ведомства по делам молодежи Гиссена, «педагогика переживания возможна только при добровольном согласии участников, но юноша и его мать согласились».
А если бы нет, что тогда? Тогда, выходит, требование гессенского премьера Коха ужесточить уголовное наказание для несовершеннолетних вызвано насущной необходимостью?
Вот тут-то, как говорится, и зарыта собака. Молодежное уголовное законодательство ФРГ и так содержит достаточный арсенал видов наказания, в т.ч. и связанных с лишением свободы. Но по сложившейся практике суды применяют лишение свободы как меру исключительную. Так что если уж что и менять, то в первую очередь правоприменительную практику. И если христианский демократ Роланд Кох и поддерживающие его идеи однопартийцы этого не знают, то возникает резонный вопрос: а место ли им вообще в большой политике?
Да то-то и оно, что знают. Но сейчас, когда на носу выборы в Ландтаг Гессена, призыв жестко взяться за молодежную преступность звучит куда выигрышней, нежели предложение менять устоявшиеся судейские стереотипы. Вот электорату и подбрасывают «горячие» идеи – с Седельниково, например. Что, как представляется, не более чем отвлекающий маневр в предвыборной борьбе. Потому что завершатся январские выборы, и уверен, весь пафос Коха рассеется, говоря словами поэта, «как сон, как утренний туман».
Германия

На снимке: усердиями «ссыльного» из Гиссена отныне в селе Седельниково на один туалет типа «сортир» стало больше.