Весна решений наших

В мире
№4 (614)

Ну, с президентом в Грузии, худо-бедно, разобрались. Одни считают Михаила Саакашвили легитимным, другие – нет, однако картина от этого не меняется: в стране еще 5 лет будет править тот же человек, который сильно изменил ее за предыдущие 4 года. Но не успел он принести клятву на помпезной церемонии инаугурации, как на другом конце Тбилиси его противники собрали грандиозный митинг протеста, объявленный “началом нового этапа борьбы с властью”. Этот этап - подготовка к следующим выборам, парламентским. Ведь, определяя главу государства, народ высказал свое мнение еще по двум важнейшим вопросам: когда ему избирать новых парламентариев и надо ли стране вступать в НАТО. Хотя ответы даны четкие, они не снимают скрывающихся за ними сложных проблем.
Многие за рубежами Грузии считают, что эти ответы получены на всенародном референдуме. Однако это не так – был проведен не референдум, а плебисцит. И разница между этими понятиями огромная: итоги референдума обязательны к исполнению, а результаты плебисцита просто принимаются к сведению. Но как бы то ни было, желание народа определилось, и выявило оно нечто весьма интересное и свидетельствующее о многом. 79,74% избирателей проголосовали за то, чтобы парламентские выборы состоялись уже нынешней весной. Именно на этом настаивала оппозиция - чтобы не дать стихнуть накалу нынешних протестных настроений и как можно скорее получить не послушный президенту, а многопартийный, действенный законодательный орган. И теперь получается, что даже те, кто отдал свои голоса за Саакашвили, поддержали требование его противников, выдвинутое на жестоко разогнанных ноябрьских митингах.
То, что значительная часть грузинского общества не посчиталась с мнением президентской команды, не дает ей ни времени, ни возможностей почивать на лаврах. Чтобы убедительно победить в парламенте, власти надо как минимум доказать, что нынешние предвыборные лозунги – не популизм и не пустые слова. Еще до выборов по Грузии поползли слухи, что власть планирует создать новую, лояльную ей партию. На базе правящей, по примеру российских “единороссов”. Тогда исчезли бы обвинения в однопартийном парламенте. Но теперь стало ясно, что в законодательный орган прорвутся и несколько оппозиционных партий, так что правящему “Единому национальному движению” необходимо сосредоточить усилия на повышении собственного рейтинга. Уже объявлено, что его избирательный список значительно изменится: исчезнут личности, раздражающие народ и плюющие на его мнение, вольется “новая кровь”. А первым номером станет спикер парламента Нино Бурджанадзе, шедшая в последнее время на большие компромиссы и на переговоры с оппозицией. Ясно, что за оставшееся время Саакашвили и правительство не пожалеют ничего для того, чтобы партия власти вернула свою привлекательность, представ в обновленном виде. Преодолеть 5-процентный барьер она, конечно же, сможет, но теперь очевидно, что его преодолеют и оппозиционные партии. К тому же по их требованию парламент значительно сократится, будет состоять из 145 человек, и за ценой на каждое место не постоят ни власть, ни ее оппоненты. В общем благодаря тому, что плебисцит посчитал нужным провести выборы весной, парламент, похоже, станет самым многопартийным в истории независимой Грузии, и набравшая силу оппозиция впервые сможет получить в нем немало прав.
Абсолютное большинство грузинских избирателей – 77% поддержало и вступление своей страны в НАТО. Этого следовало ожидать: Грузия стремилась туда еще при Эдуарде Шеварднадзе, и незадолго до “революции роз” в штаб-квартире Североатлантического альянса в Брюсселе утвердили индивидуальный план ее интеграции. После этого было сделано многое, чтобы удовлетворить натовские требования. Внутренние войска, которые Брюссель считал “параллельными военизированными структурами”, вошли в состав Министерства обороны. Само это ведомство переходит на западный стандарт вооружений, грузинские военнослужащие участвуют в коалиционных операциях в Ираке, Афганистане и Косове... В прошлом году грузинский парламент принял декларацию о срочном вступлении страны в Альянс, а затем Конгресс США рекомендовал включить Грузию и Украину в американскую программу подготовки к вступлению в НАТО. Джордж Буш одобрил этот документ и подписал закон о выделении $12 миллионов для военного содействия этим странам (вместе с Албанией, Хорватией и Македонией). И Саакашвили поспешил радостно объявить, что его страна станет натовской уже в 2009 году. Но, похоже, в ближайшее время в НАТО Грузию не очень-то и ждут. Вместо распростертых объятий генсек этой организации Яаап де Хооп Схеффер, улыбаясь, напомнил: Грузия “должна удовлетворять ряду высших стандартов”, завершить судебную реформу и устранить изъяны избирательного законодательства. Министр обороны Франции Эрве Морен без экивоков заявил: его страна поддержит вступление Грузии в НАТО “только в том случае, если это не будет выглядеть, как угроза в отношении России”. И действительно, зачем Альянсу брать на себя ответственность за государство, которое не только противостоит России, но и не контролирует значительную часть своей территории – Абхазию и Южную Осетию?
Другая сторона вопроса - почему же столько грузин проголосовало за присоединение к НАТО? Ответ на поверхности. После долгих лет кровопролитных конфликтов и политических разногласий, неуверенности в завтрашнем дне и полного провала пророссийской политики все больше жителей Грузии считают, что спасение – в прозападном курсе. НАТО же еще с советских времен – символ твердого противостояния Запада Москве, столько сделавшей в последнее время, чтобы “маленький южный сосед” ее не любил. А еще для измученных тяжелым бытом простых людей Альянс олицетворяет и другое - ту самую Европу с ее “красивой и справедливой жизнью”, в которой так хочется поскорей оказаться. Но при этом три четверти живущих в Грузии до сих пор четко не представляют, в чем же именно задачи и цели столь желанной организации. И просвещать соотечественников взялась лидер партии “Имеди” (“Надежда”) Ирина Саришвили, кандидат в президенты, набравшая меньше всех голосов (0,19%). Она идет против не только ненавидимой ею власти, но и против соратников по борьбе – стоит за нейтралитет своей страны, убеждая, что он не означает ни отказа от европейства, ни противоречия Альянсу. Ее позиция: “Согласие населения на вступление в НАТО в руках нашей обманщицы-власти означает введение военных баз на территорию Грузии в тот период, когда обострится обстановка между Ираном и США. Это означает прямое включение в войну против Ирана, а мы должны сохранять нейтралитет и защищать только свои интересы”. Кроме того, диссидентка еще советских времен утверждает: надежда на то, что Грузия может вернуть свои территории после вступления в НАТО, необоснованна. Ведь в истории Альянса нет примера того, чтобы с его помощью хоть одно государство решило свои внутренние конфликты. И Саришвили имеет немало сторонников, предупреждающих, что в Грузии будут квартироваться натовцы не столько из далекой Америки, сколько из соседней Турции, и тем самым исполнится “вековая мечта турецкого народа” - ввести свои войска на грузинскую землю.
В общем сейчас все будет зависеть от парламентских выборов, от весны. Это не скрывает и посол США в Тбилиси Джон Тэффт: “Ноябрьские события и особенно закрытие телекомпании “Имеди” были шагом назад. Думаю, выборы 5 января и хорошо проведенные весенние парламентские выборы дадут возможность Грузии вернуть хорошие позиции”. А для тбилисцев в особый, никем не организованный плебисцит превращается каждая поездка в переполненной маршрутке. Кто-то обязательно заявит, что весной партия Саакашвили проиграет. Ему непременно ответят, что на это нечего рассчитывать, если все оппозиционеры не объединятся. Третьи в очередной раз заведут спор о фальсификации выборов. Но единодушны все лишь в одном: “Вот вступим в НАТО, и не надо будет Россию бояться, заживем по-человечески, по-европейски...”.