Шмон в музее Сахарова

В мире
№4 (614)

В Музее и Общественном центре имени Сахарова прошел обыск. Его вели сотрудники отдела по борьбе с политическим экстремизмом.
Представитель следственного комитета Ионкин объяснил, что это продолжение уголовного дела, которое возбудили в марте 2007 года после проведения в помещении центра выставки “Запрещенное искусство-2006”. “Следствие полагает, что некоторые экспонаты выставки содержали унизительные и оскорбительные изображения по отношению к христианской религии и гражданам, исповедующим данную религию, - сообщил он. - Следователь предлагал руководству центра добровольно выдать эти экспонаты для проведения экспертизы. Но организаторы выставки на добровольное сотрудничество со следствием не пошли, поэтому и был произведен обыск с целью отыскания этих экспонатов и направления их на экспертизу”.
“Что они хотят здесь найти - не знаю, - сказала журналистам секретарь центра. - Никаких экспонатов здесь давным-давно нет, они увезены Третьяковской галереей. Может, пытаются отыскать какие-то документы, связанные с выставкой. Сейчас с ними работают наши адвокаты. Чем это все закончится — неизвестно”.
Обыск в Сахаровском центре безусловно связан с событиями, которые развернулись в России вокруг Британского совета. Британский совет - некоммерческая организация, отвечающая за академический, научный и культурный обмен между Великобританией и другими странами. Первый информационный центр Британского совета открыли в 1992 году в Москве. В 1994 году он получил статус культурного центра при посольстве. Затем отделения появились в Санкт-Петербурге, Архангельске, Волгограде, Екатеринбурге, Иркутске, Калининграде, Красноярске, Мурманске, Нижнем Новгороде, Великом Новгороде, Омске, Петрозаводске, Пскове, Ростове-на-Дону, Самаре, Сочи.
Совет действует под патронатом королевы Елизаветы II и представлен в 109 государствах. Культурно-просветительская организация обучает английскому языку, содействует молодым россиянам в получении британского образования, оказывает библиотечные услуги, проводит фестивали и выставки в сфере науки, искусства, литературы и дизайна. В 2006 году в образовательных и культурных проектах Британского совета приняло участие почти 500 тысяч россиян. В 2007 году - 1 миллион 250 тысяч.
12 декабря прошлого года министерство иностранных дел России объявило о закрытии с 1 января 2008 года всех региональных офисов Британского совета и прекращении их работы, поскольку были обнаружены многочисленные нарушения российского законодательства в области финансов, налогов и др.
Все понимают, что причины надуманные. Говорить же о подоплеке в частностях - долго и скучно. Там и отказ России об экстрадиции Андрея Лугового, которого подозревают в убийстве британского гражданина Александра Литвиненко. И ответ англичан, которые ввели ограничения на визы для российских государственных служащих, а также прекратили контакты с ФСБ по проблемам терроризма. И т.д. Об этом сообщило агентство “Интерфакс” со ссылкой на источник в министерстве иностранных дел России. Англичанам через посредников дали понять: снимайте ограничения с виз, возобновляйте контакты с нашей ФСБ – и мы вновь разрешим деятельность Британского совета. Но официально все, вплоть до министра Лаврова, повторяют, что закрытие английской культурно-просветительской организации ни в коем случае нельзя связывать с политикой.
Лавров прав. Международная политика тут действительно ни при чем. Хотя с виду все выглядит как обострение отношений между Россией и Великобританией. На самом же деле речь о политике внутри страны. 
“Обыски в музее имени Сахарова - это позор”, - сказала председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, не вдаваясь в подробности. Потому что понимает: не в выставке дело. Не будь ее, нашелся бы другой повод. А “позор” - он позор для страны, но никак не для тех, кто проводил обыск. Они всегда скажут, что их дело маленькое, они – люди в погонах, выполняют приказ.
Те же, кто его отдавал, - те сраму не имут. И поступают совершенно сознательно. ДЕМОНСТРАТИВНО. Обществу дают знак – имя и дело Сахарова у этой власти не вызывают никакого почтения и уважения. Совсем наоборот – шмон в музее призван показать: плевали мы на его имя, память, на его идеи. Кому надо – те поняли. И оскорбительный вохровский шмон надо было провести именно в музее Сахарова – и нигде больше.
Точно так же, как знак, следует понимать недавние слова президента Путина: “К сожалению, находятся и внутри страны те, кто шакалит у иностранных посольств, обивают пороги дипломатических представительств, рассчитывают на поддержку зарубежных фондов и правительств, а не на поддержку собственного народа”. Вроде бы говорил он о каких-то мифических политических противниках. А закрыли Британский совет. И напрасно взывает к здравому смыслу посол Великобритании Энтони Брентон: “Единственной пострадавшей в этой истории оказалась Россия”. Прежде всего, конечно, юноши и девушки из небогатых провинциальных семей, российские стипендиаты Британского совета. Они в рамках гуманитарных программ имели возможность получить образование за рубежом. Сейчас на их планах поставлен крест.
Некоторая ирония судьбы в том, что дочь главы российского МИДа Сергея Лаврова получала образование как раз в Великобритании. 
“Это личное дело Лаврова, - сказал Энтони Брентон. - Большая часть вашей элиты - бизнесмены и чиновники или их дети - живут или учатся в Великобритании. И мы это приветствуем. Мы открытая страна. Но почему же они препятствуют тому, чтобы обычные россияне тоже могли воспользоваться возможностями британского образования, которые им предоставлял Британский совет? Ведь такую возможность получило около миллиона россиян.
Около миллиона... Как раз о них и речь. Им-то и всем-всем-всем жестко дали понять: сидите дома – и не высовывайтесь. И не питайте глупых иллюзий об открытости мира, о сахаровской конвергенции и прочих либеральных идеях девяностых годов.
А для пущей убедительности офицеры Федеральной службы безопасности и милиции посетили российских сотрудников Британского совета по месту их жительства, на дому. О чем откровенно сообщил пресс-центр ФСБ: “В целях ограждения российских граждан от возможного втягивания в качестве инструмента в провокационные игры британцев органы Федеральной службы безопасности начали проводить разъяснительную работу”.
Оградили “от тлетворного влияния Запада”. Это не внешняя политика – это прежде всего внутренняя политика.
Москва