Встреча

Земля обетованная
№30 (326)

16-го июля в Шор-Фронте состоялась встреча русскоязычных иммигрантов с членами израильской делегации, в которую входили известный политический деятель, депутат Кнессета, председатель партии Наш дом - Израиль Авигдор Либерман, вице-мэр Иерусалима Лариса Герштейн, родители детей, погибших в результате теракта в «Дельфинариуме» Тель-Авива 1-го июня 2001 года.
Зал переполнен, встретиться с израильтянами пришли несколько сотен выходцев из стран СНГ. Пожилые и молодые, они хотели, как говорится, из первых рук узнать о положении в стране, как будут дальше развиваться отношения между двумя народами на древней земле Палестины.
С особой теплотой встретили присутствовавшие выступление Ларисы Герштейн. «Не должно быть даже разговора о разделении Иерусалима. Он полностью и целиком наш, еврейский. Он - душа нашего народа. Мы шли к его освобождению через битвы на Курской дуге и под Сталинградом»- под гром аплодисментов заявила она. Борьба на нашей земле, продолжила вице-мэр, это не борьба цивилизаций, религий, культур или идеологий. Это борьба между жизнью и смертью. И жизнь победит. Были у евреев враги пострашнее, посильнее и поумнее арабов, но подлее все-таки не было. Гитлер хоть открыто призывал к решению «еврейского вопроса», а Арафат, тайком посылая убийц еврейских детей, в то же время «осуждает» их действия. Высший гуманизм состоит в том, чтобы всеми возможными средствами уничтожить режим террора. В заключении Лариса Герштейн спела песню Булата Окуджавы, написанную им в Иерусалиме, «Девушка-солдатка».
Напряженное молчание наступило в зале, когда к микрофону подошла Людмила Будман, чей сын, Илюша, трагически погиб. Ушел и не вернулся. «Мы, родители погибших еврейских сыновей и дочерей, не хотим мести. Мы не желаем смерти палестинским юношам и девушкам. Мы против депортации семей камикадзе и уничтожения их жилищ. Но мы хотим, чтобы наши дети возвращались домой живыми и здоровыми. Наше правительство, армия и полиция должны сделать все, чтобы в Израиле воцарилась спокойная и мирная жизнь. Террором нас не запугать, из Израиля мы никуда не уедем, это наш дом, наша настоящая родина» - заявила Людмила.
Бурными аплодисментами встретили присутствовавшие выступление А. Либермана. Этого прямого, порой «скандального» политика, любят и уважают русскоязычные иммигранты. В правительстве Шарона он был министром национальной инфраструктуры. В ответ на нерешительность действий правительства в войне с Палестинской автономией, Либерман вышел из его состава. Он призывает к полной экономической блокаде ПА, бомбардировке очагов террора, наказании семей террористов вплоть до их депортации. «У каждого из нас, сказал Либерман, одни и те же вопросы: когда это кончится? Что будет дальше? Что нужно сделать?» По его мнению, сделать с ПА нужно то же, что и американцы учинили с талибами в Афганистане - военным путем искоренить преступный режим власти. Уничтожать не только террористов, но власть, которая их порождает и благоприятствует им. Режим Арафата должен быть ликвидирован, никакое палестинское государство создавать не следует, так как оно наверняка станет очагом не только антиизраильского, но и всемирного террора.
Что касается палестинского образования, то Либерман полагает, что лучшим решением проблемы является расчленение ПА на 4 кантона, каждый из которых будет иметь свое самоуправление.И тогда, по его мнению, будет ликвидирован очаг террора на Ближнем Востоке. Являясь сторонником силовых мер в арабо-израильском конфликте, Либерман считает, что согласие арабов на существование Израиля в обмен на культурные или материальные удобства, которые даст им еврейское государство, - это утопия. Пока есть хоть искра надежды, палестинские арабы будут воевать с Израилем всеми доступными им средствами, не исключая нападений террористов-камикадзе.
Но и создание кантонов, предлагаемых Либерманом, на мой взгляд, проблемы не решит. Они будут напоминать бантустаны (резервации), созданные 40 лет тому назад властями ЮАР и ставшие в конечном итоге очагами борьбы с апартеидом. Нет никаких гарантий, что загнанные в кантоны палестинцы, прекратят террор и Израиль обретет спокойствие и мир. И если еврейское государство желает существовать и развиваться, то это возможно лишь под защитой силы - железной стены, о которой 70 лет тому назад писал ярчайший еврейский политический деятель Зэев Жаботинский. Стены, которую палестинцы не в силах будут прошибить. Сегодня эта стена напоминает скорее кусок швейцарского сыра с бесконечным количеством дырок. И укрепить ее будет исключительно трудно, но это единственный путь, который позволит сохранить еврейское государство.
Только вкусив полного поражения и осознав бесперспективность борьбы с Израилем, арабы сядут за стол переговоров. Добровольное соглашение с ними, по мнению Либермана, невозможно. Арабы контролируют 99,9% земель Ближнего Востока, а у Израиля - всего-то 0,1%. Но и это кажется арабам слишком много. Они хотят все. Именно в этом суть их борьбы с Израилем сегодня. Жадность, гордость, алчность. На какие бы территориальные уступки ни пошел Израиль, их всегда будет мало. Это доказал Кэмп -Дэвид, где правительство Барака пошло гораздо дальше, чем его предшественники, но и его предложения были Арафатом отвергнуты. Видимо, Либерман прав - мир в Палестине будет возможен лишь тогда, когда арабы примирятся с существованием еврейского государства на мизерной части территории Ближнего Востока.
В конце встречи депутат Кнессета ответил на многочисленные вопросы, среди которых : об израильских отказниках, захоронениях погибших в боях русских солдат на еврейских кладбищах, отношении Израиля к Всемирному Конгрессу русскоязычных евреев (ВКРЕ). В Израиле среди молодежи очень крепок дух патриотизма - 10 человек претендуют на одно место при призыве в элитные воинские части. Отказавшиеся же служить на Западном Берегу военнослужащие составляют ничтожно малый процент. Как и в других странах мира, на израильских кладбищах иудеев и лиц другой веры хоронят на раздельных участках. Но эта проблема больше раздута русскоязычными СМИ, чем на самом деле имеет место. Если ВКРЕ окажет помощь Израилю, то его создание можно приветствовать.
Уже по окончании встречи я спросил Авигдора Либермана : «Правда ли, что на посту министра обороны Вы покончили бы с террором за несколько дней?» Он улыбнулся и в ответ ничего не сказал.