Приходи с женами!

Дела житейские
№6 (616)

Похоже, что уже в скором времени такое приглашение на какое-нибудь мероприятие, будь то дружеская вечеринка или корпоративный праздник, станет на берегах Темзы обычным делом. По крайней мере, так можно подумать, прочитав недавнее сообщение газеты Sunday Telegraph.
Не думайте, что Ее Величество даровала своим подданным полную свободу действий в семейных делах, нет, это человеколюбивые британские чиновники введением дополнительных социальных выплат мужчинам-мусульманам, имеющим больше одной жены, фактически уравняли полигамию с традиционным институтом брака.
Что ж, этого, наверно, следовало ожидать. Полигамный брак ничем не хуже браков однополых, в чем-то он даже ближе к традиционному, по крайней мере в смысле гендерного состава партнеров. Беда в том, что признание многоженства, пусть даже пока и не влекущее за собой серьезных правовых последствий для окружающих, так как оно распространяется лишь на выходцев из мусульманских стран, является очередной уступкой старушки Европы этим самым выходцам.
Несмотря на утверждение классиков о том, что «статистика знает все», она не знает достоверно, сколько в Великобритании полигамных мусульманских семей. Предполагается, что их «около тысячи». И теперь вся эта тысяча могучих мусульманских мужчин будет получать социальную выплату на каждую жену.
Пока для того, чтобы войти в эту тысячу, мусульманин должен документально доказать, что брак со всеми своими женами он оформил на территории той страны, где подобная практика является легальной. Однако если учесть ту напористость, с которой последователи пророка приспосабливают под себя законодательство той страны, в которой они ныне живут, нетрудно догадаться, что через несколько лет начнутся призывы распространить практику признания и на полигамные браки, заключаемые в этих странах. А где призывы, там и реакция на них. Реакция в основном благожелательная. Ведь иначе эти люди будут ощущать дискомфорт.
За примерами далеко ходить не надо. В конце января суд одного шведского городка счел, что две мусульманские женщины «испытали дискриминацию из-за своих религиозных убеждений». Если вам, когда вы прочли это, представилась жуткая картина немыслимых унижений, которые вынуждены были претерпеть мусульманки от социал-демократических шведов, то вы глубоко заблуждаетесь. Этих достойных дам попросили надевать во время посещения общественного плавательного бассейна что-нибудь более приличествующее случаю, чем традиционный уличный наряд правоверной мусульманки.
Такая невинная на первый взгляд просьба стала поводом для судебного разбирательства, которое конечно же закончилось торжеством справедливости – каждая из пловчих получит за пережитое по три тысячи долларов США. В решении суда особо оговорено, что действия администрации бассейна могут быть расценены, нет, не самими мусульманками, а политкорректным шведским обществом, как намек на то, что эти женщины являются ему, обществу, чуждыми. А этого допустить нельзя. Как там говаривал старина Вольтер про то, что он готов умереть за права других?
И, к сожалению, кому-то, возможно, придется погибнуть. Не где-нибудь, а именно на севере Европы. Я не знаю, что так странно влияет на характер сдержанных англосаксов и скандинавов – глобальное потепление или что-то другое. Но факт остается фактом: как только речь заходит о мигрантах из мусульманских стран, эти европейцы становятся ярыми защитниками их прав и борцами со всяческими, в том числе и мнимыми, нарушениями этих прав.
Вот заявление заместителя министра юстиции Норвегии:
«Мы представили в парламент предложение о принятии особого закона, который, помимо прочего, направлен против попыток вербовки людей для совершения актов терроризма».
Как вы думаете, чем могло быть вызвано это заявление? Анализом происходящего в других странах, скажете вы. И ошибетесь. Это реакция на факты, озвученные в понедельник руководителем норвежской полиции. А факты таковы, что исламские террористические группировки пытались вербовать молодых мусульман в Норвегии для совершения терактов в других странах.
«Мы получили несколько тревожных сообщений о том, что зрелые исламские экстремисты обосновались здесь, в этой стране, и пытаются манипулировать чувствами молодых людей, призывая тех присоединиться к джихаду за границей», - сказал начальник полиции Норвегии. Он, правда, не сообщил о том, сколько людей занято вербовкой террористов, как они работают, а также был ли уже кто-то из молодых мусульман завербован. Он подтвердил лишь, что они действуют не где-нибудь, а именно в Норвегии.
Стоит ли удивляться описанному? Думается, не стоит. Европейцы давно уже, похоже, утратили инстинкт самосохранения. Они дают приют всем, кто, по их мнению, этого заслуживает. А заслуживают этого не только бедные мигранты из мусульманских стран, но, как ни странно, и явные террористы. Соседняя с Норвегией страна, Финляндия, например, приняла в 2002 году одного из палестинских террористов, в течение месяца укрывавшихся от израильских военных в церкви Рождества Христова в Бейт-Лехеме и чья депортация стала одним из условий снятия блокады с храма. Я просто не представляю себе степень деформации сознания тех, кто принимал в Финляндии это решение, настолько странным, мягко говоря, мне кажется вполне удавшаяся попытка самогипноза, в процессе которого террорист-убийца предстал гонимым борцом за свободу.
Впрочем, все здесь написанное – лишь мое субъективное мнение. Я вполне допускаю, что какая-то часть читателей со мной не согласится. Это их право. В конце концов каждый распоряжается своей жизнью так, как он этого хочет. И все же я подозреваю, что большинству, и не только большинству читателей, но и большинству людей на Западе моя точка зрения ближе, чем политкорректные рассуждения об угнетаемых и бедных мусульманах. Есть русская поговорка о чужом монастыре и своем уставе, и она, по-моему, до сих пор справедлива.
Заканчивая статью, я хочу попросить редактора разместить ее именно в этой рубрике, а не в какой-нибудь «политике». На мой взгляд, это вполне допустимо: ведь политика должна служить лишь для того, чтобы житейские дела шли наиболее комфортным для людей образом. А ни в коем случае не наоборот.