Национально-освободительнаЯ деградациЯ

В мире
№6 (616)

Все то время, что прошло с похищения в 2006 году сначала террористами ХАМАСа, а затем и боевиками Хезбаллы трех израильских военнослужащих, Израиль не оставляет попыток выручить своих солдат. Однако до сих пор все переговоры об обмене их на палестинских заключенных, отбывающих срок в израильских тюрьмах, не увенчались успехом - те, в чьих руках находятся солдаты, выдвигают все новые и новые требования. Так на заседании специальной комиссии израильского правительства, состоявшемся 3 февраля, рассматривалась возможность освободить за солдата, похищенного боевиками ХАМАСа, уже почти тысячи палестинцев.
Хамасовская пропаганда называет израильского солдата пленным. Однако, действия террористов не укладываются в логику привычной войны, их статус и принципы обращения с ними не определены. Поэтому захваченных террористами людей, не только мирных жителей, но и военнослужащих, правильнее будет называть заложниками. Словарь Ожегова определяет заложника как «лицо, насильственно кем-нибудь задержанное в обеспечение того, что теми, кто заинтересован в освобождении этого лица, будут выполнены какие-нибудь требования, обязательства».
И в самом деле, террористы никогда не скрывали, что похищения израильских солдат имеют лишь одну цель – последующий их обмен на тех, кто в Израиле осужден за террористическую деятельность.
Из всех стран Запада Израиль пожалуй первым столкнулся с масштабной террористической деятельностью. И первым ступил на зыбкую почву международного законодательства, до сих пор не определившего правил военных действий в новой обстановке. Несмотря на то, что террористы могут быть хорошо организованы, вооружены, иметь командование, связь, разведку и другие признаки «настоящей» армии, их формирования не являются таковыми в традиционном понимании. Это даже дало повод некоторым исследователям считать, что нынешняя активность террористов в мировом масштабе ни что иное как первые сражения третьей мировой войны, которая будет характеризоваться противостоянием с одной стороны – регулярных армий, а с другой – небольших мобильных групп. И даже более того, эти исследователи заявляют, что одна из сторон этой войны, а именно те самые «небольшие мобильные группы», могут не иметь государственной принадлежности. То есть за ними нет никакого правительства.
Это в корне меняет положение. Законы и обычаи войны в том виде, в котором они ныне существуют, предполагают ведение войны между государствами. Они регламентируют права и обязанности воюющих сторон, вводят такое понятие как начало войны, определяют правовые последствия войн, регулируют порядок ведения военных действий, способы, средства и методы нанесения ущерба противнику, правовое положение комбатантов и некомбатантов, правовое положение гражданского населения, правовой режим военнопленных, раненых и больных, правовой режим собственности, режим военной оккупации, порядок приостановления военных действий и прекращения состояния войны.
Ничего этого нет в противостоянии между государством и террористическими группами. Возьмем, к примеру, сектор Газы во главе с «правительством» ХАМАСа. Это правительство не признано ни одним государством мира. Более того, оно не признано даже «братьями» из конкурирующей организации ФАТХ.
На это могут возразить, что многие современные государства образовались в результате революций, военных переворотов, борьбы против метрополий. То есть они изначально возникли в результате насилия. Это действительно так. И от этого невозможно просто отмахнуться. Есть, однако, существенная разница между этими государствами и тем образованием, что мы сейчас видим в хамасовской Газе. И эта разница заключается в том, что ХАМАС борется не за независимость, не за отделение от другого государства, он борется за полное и окончательное уничтожение государства Израиль.
Само собой разумеется, что хамасовское «правительство» не вступало ни в какие международные договорные отношения. Но тем не менее эти люди, руководители террористической организации, в результате вооруженного переворота получившие власть над частью палестинских арабов, толкуют о международных нормах. Что ж, давайте потолкуем.
Международные нормы, касающиеся ведения войн, в частности Женевская Конвенция, запрещают не только брать заложников, но и угрожать сделать это. Между тем руководители исламистов называют подобную практику единственным средством освободить своих «коллег», сидящих за террористическую деятельность в израильских тюрьмах.
Давайте разберемся, кто эти люди. На сайте «Палестинского информационного центра» чуть ли не ежедневно появляются сообщения о том, что «инфернальные сионистские захватчики» арестовали десять, двадцать, а то и больше, «мирных палестинцев». То есть, предполагается, что арестованные были гражданскими людьми. Отлично. Читаем текст Женевской конвенции, и видим, что «гражданские лица могут быть наказаны за определенные деяния, например, за атаки на войска противника. Их дела может рассматривать военный трибунал или уголовный суд. Кроме того, часть этих людей согласно духу и букве Конвенции подпадают под определение «саботажники», то есть они являются враждебными лицами, которые пересекли линию фронта в гражданской одежде, чтобы совершать диверсии в тылу врага. Если они действовали против невоенных целей, то их можно судить, как террористов. Их дела рассматривает обычный суд.
И наконец то, что наиболее часто использует исламистская пропаганда для обвинения Израиля во всех и всяческих нарушениях международных законов: «Гражданские лица, являющиеся гражданами страны, с которой идет война, имеют статус «защищаемых персон». То есть, говорят нам, жители Газы не воюют, они мирные граждане, к ним нельзя применять «коллективное наказание», они ни в чем не виноваты.
Стоп. Гражданами какой страны являются жители Газы? Существует ли некий Хамастан? Если он существует, то признает ли он Женевскую Конвенцию? Эти вопросы, естественно, вполне можно назвать риторическими. Я не жду на них ответа. Да его и нет.
А пока что из Газы летят ракеты, на территориях Иудеи и Самарии, где, как предполагается, расцветает независимое палестинское государство, едва ли не каждый день совершаются попытки нападений, да и нападения, на израильтян. В одних случаях это делают молодые люди с ножами за пазухой, в других – вооруженные функционеры ФАТХа, партии Махмуда Аббаса, который до сих пор не дистанцировался от практики похищения израильских солдат.
А ведь ему, Аббасу, как руководителю партии, входящей в Социалистический Интернационал, должно быть известно хотя бы и в общих чертах учение Маркса и Энгельса, рассматривавших развитие человеческого сообщества как поступательный процесс. Ему должно быть известно, что заложничество как общественный институт возникло при переходе от племенного строя к строю родовому как инструмент, регулирующий отношения рода с дальними соседями. Именно тогда жизнь человека стала ценностью. Как об этом пишут исследователи, при заключении союзов вожди отдавали друг другу детей. Этот обычай исчез лишь после распада родового строя, он был заменен заключением писаных договоров. Однако, до сих пор, наравне с народами, исповедующими принципы гуманизма, живут другие народы, чья жизнь, фактически, подчиняется понятиям родового строя. Именно они, и, как ни странно это звучит, народы, в силу тех или иных причин, деградировавшие в результате тяжелейших внутренних конфликтов, а также подпавшие под правление идеологизированных диктатур, используют принцип бесценности человеческой жизни для достижения своих целей.
Казалось бы, такой «научный» подход должны поддерживать и арабские режимы, сочувствующие борьбе палестинского народа. Но не тут-то было. В своей внутренней практике эти режимы не только отвергают подобный метод борьбы, но и весьма сурово преследуют тех, кто его использует. Например, в Саудовской Аравии терроризм карается отсечением головы - как за убийство и торговлю наркотиками. В Иордании зафиксирован случай, когда восемь боевиков «Аль Каеды» за убийство американского гражданина были приговорены к смерти.
Остается лишь констатировать, что, несмотря на все притязания исламистского анклава в Газе на государственный статус, и, таким образом, на отношение к нему со стороны мирового сообщества как к полноправному субъекту мирового права, Газа до такого отношения не доросла. Более того, практика заложничества, которую применяют исламисты, показывает, что управляемое ими общество деградирует, отступая все дальше и дальше от той черты, после которой социум получает право именоваться цивилизованным народом.