Большому бизнесу - большие хлопоты

Мнения и сомнения
№30 (326)

Оглушительные скандалы в суперкрупных американских компаниях привели фондовую биржу в состояние, близкое к истерике. Волна падений в котировках ценных бумаг пронеслась и по всему миру. Миллионы инвесторов, мечтавших подзаработать на торгах, пришли в отчаяние, потеряв львиную долю своих вложений. Десятки миллиардов долларов растворились в воздухе. Доверие к экономике США основательно подорвано.
Если о подтасовках в бухгалтерских документах крупных американских фирм рассказать какому-нибудь российскому крестьянину, еще находящемуся в твердой памяти, он, несомненно, воскликнет: «Э! Да примерно то же самое было у нас в колхозе!» И вспомнит, как рядовые труженики полей и ферм таскали из колхоза по мелочи – кто мешок картошки, кто запчасти механизмов, кто еще что-нибудь... А главными расхитителями во все советские времена оставались председатель колхоза и бухгалтер.
Конечно, американская крупная корпорация имеет мало общего с советским колхозом. Однако отдельные черты сходства тоже видны невооруженным глазом. Корпоративная собственность может лишь условно называться частной. В действительности она коллективная, обезличенная, каждый держатель ее акций формально вправе считать себя совладельцем ее активов. Разумеется, оказывать хоть какое-то воздействие на практику работы компании рядовой инвестор не может. Делом заправляют управляющие высшего звена и бухгалтеры.
Пока компания считается процветающей, от желающих приобрести ее акции нет отбоя, ибо бумаги эти постоянно растут в цене, и, купив их подешевле, а продав подороже, участники торгов неплохо наживаются. Но вот вдруг выясняется, что компания кормила публику дутыми цифрами, на самом деле оборот ее не так уж велик, а прибыли и вовсе ничтожные. Разражается скандал, сбегаются контролеры, а владельцы акций проклинают день, когда их угораздило приобрести эти самые акции.
Если рассуждать здраво, повод проклинать «свою» компанию есть далеко не у всех акционеров. Многие успевают наловить жирных рыбок в мутной воде, полной мыльных пузырей. Иными словами, ухитряются в период бума продать часть «своей доли собственности» за хорошую цену. Ну а что не продали, то, понятно, пошло в убыток. По-настоящему при падении фондового рынка страдают «акционеры поневоле» – их денежками играют на бирже пенсионные фонды, досрочно забрать эти деньги невозможно без колоссальных потерь.
Президент Буш, как известно, на прошлой неделе выступил на Уолл-стрит с призывом навести порядок в большом бизнесе, призвал топ-менеджеров к честности, совестливости и пригрозил удвоением тюремного срока за махинации с цифрами в отчетах. Следом за этим выступлением биржевые индексы ринулись вниз с удвоенной скоростью, упав до уровней пяти–шестилетней давности. Некоторые эксперты удивились такой реакции инвесторов. А удивляться-то нечему. Одним инвесторам не понравилась перспектива наведения порядка в купле-продаже ценных бумаг, поскольку они привыкли извлекать прибыль именно в мутных водах недоговоренностей, намеков и обыкновенного обмана. Другие почувствовали в президентской речи половинчатость, стремление обойтись поверхностными мерами, не затрагивая корней.
Не слишком удачным выступлением президента-республиканца поторопились воспользоваться оппоненты-демократы. Посыпались обвинения в адрес федеральной администрации и всей Республиканской партии за потворство грехам крупного бизнеса. Однако и самим демократам нелишне напомнить, что и при их представителе в Белом доме, то есть при Клинтоне, менеджеры ряда больших компаний нагло надували инвесторов, и это сходило им с рук. Просто тогда американская экономика круто шла вверх, обман служил всеобщей выгоде, разоблачать его никому в голове не приходило. Это теперь рецессия обнажила загнивающие без присмотра корни крупного корпоративного предпринимательства.
Справедливости ради, надо признать, что Республиканской партии и ее сторонникам интересы крупного бизнеса, конечно же, ближе, чем демократам. В этом не было бы ничего предосудительного, если бы некоторые политические лидеры республиканцев лично не участвовали в сомнительных операциях больших компаний. К сожалению, многие из них, в том числе сам президент, вице-президент, министр финансов, в свое время в такого рода операциях принимали участие. Это во-первых. Во-вторых, для каждого объективного наблюдателя очевидно, что республиканцы крайнего толка и те, кто их поддерживает, стараются не принимать во внимание реалии современного мира, цепляются за традиции, век которых миновал, пытаются возродить то, что давно скончалось, но продолжает эмоционально привлекать.
По меньшей мере забавно, что в роли чуть ли не самых оголтелых борцов за якобы незыблемые и вечные американские ценности выступают некоторые иммигранты из бывшего Союза, ставшие здесь журналистами. На фоне целого каскада скандалов, связанных с прямым мошенничеством в крупных компаниях, особенно умилительными выглядят статьи и репортажи о природном законопослушании всех американцев, от мала до велика. И конечно же, эти авторы горой стоят за полную свободу предпринимательства от контроля со стороны государства.
Возможно, в свое время они начитались и наслушались красочных рассказов о триумфе частной деловой инициативы в Америке, о магнатах, чей путь к миллионам долларов начинался с пяти центов за умелое владение сапожной щеткой. А позже ухитрились не заметить, что времена переменились. Сегодня в крупном бизнесе, в отличие от среднего и малого, частная собственность на средства производства стремительно отступает под напором собственности корпоративной. То есть коллективной, групповой (слава Богу, не «общенародной!»). И ее отношения с государством уже не могут строиться на прежних принципах. Игнорировать эти объективные перемены серьезный политик не вправе, ибо политика – внутренняя и внешняя – это всего лишь искусство возможного.
Мы хорошо помним, что говорил Джордж Буш, вступая в должность президента страны. В частности, было обещано резко сократить американское военное присутствие за рубежом и ослабить государственное вмешательство в бизнес. А обстоятельства заставили организовать военные базы еще в нескольких странах и поднять роль государства в экономике. Иного, как говорится, не дано. Президент предложил не только ужесточить наказание топ-менеджерам крупных компаний за мошеннические подтасовки, но и создать специальную правительственную структуру, которая должна будет внимательно следить за деятельностью корпораций.
Не все считают меры, предложенные Бушем, достаточными. Особо ценных предложений, правда, никто пока не вносит, ограничиваются каверзными вопросами. Например, стоит ли мириться с тем, что заработная плата топ-менеджеров слабо зависит от реальной прибыльности компании? Сплошь да рядом менеджеры получают как должностной оклад по миллиону-два долларов в год, тогда как возглавляемый ими бизнес приносит мизерную прибыль, а то и вовсе никакой прибыли не дает и компания «кормится» лишь активами, поступающими в виде платы за акции. Или еще: не пришла ли пора сделать отчетность делового мира совершенно прозрачной, с тем чтобы исключить возможность махинаций?
Найти ответы на эти и другие подобные вопросы непросто, возникает опасность зайти слишком далеко. Так далеко, что от основополагающих принципов бизнеса вообще ничего не останется. А вот одну претензию, кажется, стоило бы принять без долгих раздумий. Как отреагировали все три ветви власти на цепь скандальных разоблачений в крупных корпоративных компаниях? Если мы имеем дело с мошенничеством как уголовным преступлением, то заниматься им должны прежде всего прокуратура, следственные органы, суды, а уж потом администрации и законодателям надлежит выработать меры предупреждения подобного впредь. В реальности все идет не так. Прокуроры молчат, а следствие ведут законодатели. Дело энергетической компании «Энрон» и ее аудиторов вот уже более полугода слушается в комиссиях Палаты представителей и Сената. И частенько слушания выливаются в обычные межпартийные дрязги – и демократы, и республиканцы используют добытые факты, главным образом, в политических целях.
По всей вероятности, такие же бесконечные дискуссии с партийной подоплекой пройдут и по ряду других скандальных разоблачений. Тем временем фигуры, уличенные в мошенничестве, остаются при своих неправедно полученных миллионах, разоренные инвесторы и рядовые штатные сотрудники компании ждут, может, им что-то перепадет из разрушенных ее активов в порядке хотя бы частичной компенсации потерь. И у всех вокруг создается впечатление, что ни одной крупной корпорации доверять нельзя, а значит, нет смысла вкладывать деньги в их акции. Не очень-то верится и в то, что виновные в конце концов сядут на скамью подсудимых и получат по заслугам в назидание другим.
Не совсем понятную позицию занял министр финансов Пол О’Нил. Америку сегодня тревожат именно финансовые проблемы – неудержимо растут государственный долг и внешнеторговый дефицит, стремительно падают биржевые котировки, сокращаются инвестиции, а министра почти не видно и не слышно. Когда открылись неприятности с «Энроном», министр только пожал плечами и произнес что-то вроде того, что на свободном рынке всякое случается. На днях печать сообщила, что О’Нил лишь коротко поддакивал президенту, когда тот критиковал за подтасовки руководителей корпорации «Уорлдком». И при этом так же, как президент, укоризненно покачивал головой. Это все, что известно о реакции министра финансов на происходящее.
В общем, нет пока охотников коренным образом реформировать взаимоотношения государства и крупного бизнеса. Второй Франклин Делано Рузвельт на политическом Олимпе Америки еще не появился.