В ожидании лидера

Америка
№7 (617)

Почти все промежуточные этапы нынешней президентской гонки пройдены. Впереди промежуточный финиш – съезды обеих ведущих партий страны. А пока... Пока необычайно высокий накал внутрипартийной борьбы неожиданно ослабел на самом интересном месте. Уход Митта Ромни с дистанции начисто освободил республиканцев от проблемы выбора. Никто уже не сомневается, что их кандидатом в президенты будет Джон Маккейн, что именно ему придется вступить в решающую схватку с кандидатом от Демократической партии. Конечно, если не случится чего-нибудь экстраординарного.
У демократов интрига поострей. Видимо, только в августе, когда пройдет съезд партии, мы узнаем, кто будет противостоять Маккейну – Хиллари Клинтон или Барак Обама. Для американского избирателя оба претендента – фигуры одинаково непривычные, традициям не соответствующие. Потому и шансы у них равные как в борьбе друг с другом, так и в финальном единоборстве с кандидатом-республиканцем. Раздаются, правда, робкие голоса, напоминающие о том, что в решающую схватку за Белый дом может ввязаться еще один претендент, не входящий ни в одну из политических партий. В старые добрые времена такое случалось, откуда ни возьмись вдруг появлялась «темная лошадка» и основательно путала карты партийных стратегов. Робким голосам возражают голоса твердые: в эпоху полного господства телевизионной пропаганды внезапное возникновение третьей, независимой фигуры невозможно, у нее просто не хватит времени на приобретение сколько-нибудь значительной популярности.
 Однако совсем уж случайными робкие голоса тоже не назовешь. Страна ищет сильного лидера, способного вести нацию верной дорогой. Ищет и не видит надежной фигуры среди нынешних претендентов на высший государственный пост. Отсюда чрезвычайно высокое внимание участников гонки и их сторонников не столько к положительной программе «своего» претендента, сколько к отрицательным сторонам характера, политических пристрастий, убеждений его оппонентов. Кто в чем плох, нас широко информируют. Хотелось бы больше знать, кто чем хорош.
 В критике политических оппонентов обе партии изрядно преуспели, но все-таки надо признать, что сторонники республиканцев тут дали сто очков фору сторонникам демократов. И некоторые представители русскоязычной прессы, как всегда, впереди.
Один автор на чистом глазу уверяет, что Хиллари Клинтон, если станет президентом, незамедлительно займется национализацией средств производства. Другой копает глубже, утверждая, что демократы с давних пор являются злейшими врагами Америки. В ряды предателей зачислены и Франклин Делано Рузвельт, и все три брата Кеннеди, а младший из них, Эдвард, вообще объявлен агентом советского КГБ. Прочтешь такое и недоумеваешь: надо бы срочно в суд обращаться, иск подавать. То ли на предателей, то ли на тех, кто придумывает гнусные небылицы. Ничего подобного сторонники демократов в пылу полемики все же себе не позволяют.
 Вместе с тем и республиканцы, и демократы мучаются сомнениями. Многим сторонникам Республиканской партии Джон Маккейн представляется кандидатом недостаточно консервативным. К тому же возраст преклонный, в августе ему стукнет 72 года. Если станет президентом, пока обживется да приноровится, будет уже 73. Поверьте, автор этих строк знает по собственному опыту, какой это незавидный рубеж. А кто не поверит, может ознакомиться со свидетельствами тех, кто работал рядом с Рейганом, - президент в эти годы страдал от забывчивости, не всегда адекватно реагировал на информацию, то и дело чувствовал физическое недомогание.
 В свою очередь сторонники демократов тоже в сомнении. Хиллари? Но кто может проникнуть в тайны женской логики? Есть, разумеется, мировой опыт, во многих странах женщины достаточно успешно руководили и руководят страной и обществом. Только Америка опыту иных стран не очень-то доверяет.
Обама? В США расовые предрассудки, по закону отвергнутые, по существу еще живы. Сможет ли чернокожий президент изжить их окончательно - большой вопрос. Как бы не случилось нечто совершенно противоположное...
С другой стороны, ничего нельзя знать заранее. Президентство – работа трудная, она способна раскрыть в профессиональной политике возможности, о которых не подозревает ни он сам, ни тем более его окружение. Положение обязывает. И действовать президенту чаще всего приходится по обстоятельствам, а вовсе не в соответствии с принципами партии, продвинувшей его на высокий пост. Демократ Картер, к удивлению многих однопартийцев, упорно добивался и в конце концов добился ослабления контроля финансовых структур со стороны федеральной бюрократии. Республиканец Буш-старший вопреки канонам своей партии повысил налоги, хотя не раз клялся, что никогда и ни за что этого не допустит.
Бывают счастливые совпадения. Успехи «рейганомики» были в значительной мере предопределены тем, что партийные убеждения и действия президента полностью соответствовали реальным нуждам того времени. Бывают исключения. Президент Буш-младший слишком часто отдает предпочтение смеси своих собственных и партийных воззрений, не считаясь с объективными условиями. И ошибки следуют одна за другой.
 Мир и страна стремительно преображаются, хотя далеко не все готовы это признать. Наиболее активные избиратели приходят на предвыборные митинги с лозунгом: «Требуем перемен!» Претенденты на Белый дом в ответ мило улыбаются и согласно кивают головой. Они, конечно, знают, что в стране накопилось множество острых проблем, к решению которых власти долгое время даже не приступали, а если приступали, то с такой робостью, так нерешительно, с такими оговорками, что проблемы еще больше запутывались.
 Знать-то претенденты знают, да в их готовности действовать у избирателя уверенности нет. Оба претендента от Демократической партии клятвенно обещают вывести американские войска из Ирака. Только очень трудно понять, когда и каким образом желаемое может стать действительным. Примитивного бегства общество президенту не простит. Как россияне не простили Горбачеву отход из Афганистана, как не желают израильтяне прощать Ольмерту отступление из Ливана. А без решения иракской и сопутствующих ей проблем особых перемен к лучшему ждать не стоит.
 Иногда кажется, что при обилии так называемых промежуточных выборов в президентской гонке сам новый президент может оказаться в известном смысле промежуточным. Иными словами, лидером ничем не примечательным. Все будет идти, как идет. До новых времен, а точнее – до более трудных времен, когда абсолютному большинству населения станет ясно, что перемены абсолютно неизбежны.