“...А полной гибели всерьез”

В мире
№8 (618)

Каково бы ни было заключение медиков о причинах смерти Бадри Патаркацишвили, многие в Грузии убеждены: в этой смерти виновато руководство страны. Так же, как никто не сомневается, что эта власть несколько лет назад убила и премьер-министра Зураба Жвания. Правда, погибли эти двое по-разному, но есть три обстоятельства, объясняющие мнение народа.
Это - главный для подобных случаев вопрос: “Кому выгодно?”, убежденность людей, что власть не остановится ни перед чем, и та обстановка, в которой Патаркацишвили прожил последние месяцы своей жизни. Так что показательны слова основного соперника Михаила Саакашвили в борьбе за президентское кресло - Левана Гачечиладзе: “Меня вообще не интересует заключение экспертизы. Я считаю, что его убили, и неважно, как это сделали - подсыпали яд или разорвали сердце. Убить языком гораздо сложнее и грязнее, чем отравить. В этом я обвиняю наши власти, государственные телеканалы и больше всех - “Рустави-2”. Пасквилей человеческое сердце не выдерживает. А сегодняшняя Грузия - страна огромной всенародной депрессии, в которой власти и масс-медиа пасквилями разрывают человеку сердце”.
Что ж, за примером того, как в Грузии “пасквили разрывают сердце”, далеко ходить не надо. Серьезные проблемы со здоровьем возникли и у другого оппозиционного кандидата в президенты – лидера Лейбористской партии Шалвы Нателашвили. Сейчас он проходит в Австрии реабилитационный курс после перенесенной на сердце операции, и его соратники утверждают, что спасся он лишь благодаря своевременному медицинскому вмешательству. Да и сам он заявляет из Вены, что “шантаж, провокации и репрессии вызвали смерть многих оппонентов Саакашвили, а некоторых довели до операции сердца”.
В общем “сердечная” тема в деле Патаркацишвили продолжает волновать и врачей, и неспециалистов. По мнению далекой от медицины экс-министра иностранных дел Саломе Зурабишвили, “в развитых странах от сердца никто не умирает, тем более в Лондоне, где очень легко помочь человеку”.
Личный врач олигарха заверяет, что тот никогда не страдал сердечными заболеваниями. А вот вскрытие обнаружило признаки опасной коронарной болезни сердца, из-за которой “неожиданная и необъяснимая смерть могла наступить в любой момент”.
И все равно в естественной смерти оппозиционера, чье состояние оценивается от 6 до 12 миллиардов долларов, сомневается не только народ, но и многие грузинские политики.
В общем главный вариант ответа на вопрос: “Кому это выгодно?” напрашивается сам собой: смерть взбунтовавшегося миллиардера играет на руку грузинским властям, независимо от того, была она насильственной или естественной.
Но в этом пока еще загадочном деле могут быть и другие “следы”. Один из них – российский. Патаркацишвили всегда подчеркивал, что не забыл: из России его изгнал Владимир Путин, которого он сам привел в Кремль.
“Путина в политику привел именно я, - заявил недавно олигарх. - Он работал в Санкт-Петербурге заместителем мэра Анатолия Собчака и обеспечивал “крышу’” для моего петербургского бизнеса. Тогда у него был всего один грязный костюм зеленоватого цвета. Когда Собчак проиграл на выборах, он ушел в отставку и звонил мне по два раза на дню, упрашивая: “Бадри, возьми меня в Москву, я не хочу здесь оставаться”.
Потом надо было решить, кто будет следующим премьер-министром... и он стал нашим кандидатом. Так что это мы его сделали”.
Патаркацишвили умер через несколько дней после этого откровения, которое сопровождалось еще и рассказом о том, как Путин заявил ему, что он теперь не “Володя”, а президент огромной страны.
Страну эту, как известно, Бадри покинул вместе со своим другом и компаньоном Борисом Березовским, оказавшись, как и тот, объявленным в международный розыск. И именно “след Березовского” стал еще одним в деле о его смерти – в России утверждают, что находиться рядом с Борисом Абрамовичем вообще опасно для жизни.
А в Грузии выдвигаются и вовсе экзотические версии. “Партия национальной независимости” обвиняет в смерти бизнесмена спецслужбы сразу США, Великобритании и России. Мол, те “путем кодированного и тайного облучения искусственно вызвали инфаркт” после того, как решение об убийстве было принято “руководителями одной из тех тайных сионистско-масонских группировок, которые очень часто играют важнейшую роль в политической жизни ряда стран”. Оказывается, эти злодеи наказали Патаркацишвили за то, что он “неудачно осуществил план легитимного свержения власти Саакашвили”.
А вот Христианско-либеральная партия во всем обвиняет Саакашвили, но в способе убийства переплюнула независимых националов. Уж она-то точно знает, что использован “метод телефонного лазерного облучения, который не оставляет никаких следов на теле”.
Ну а если говорить серьезно, то лучше прислушаться к людям, которые привыкли отвечать за свои слова, не ударяются в “бондиану”, а просто оценивают происшедшее. Эдуард Шеварднадзе: “Уход Бадри из жизни - большая потеря для страны. Я знаю, что он хотел сделать много хорошего для Грузии”.
Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия II: “От лица Грузинской Церкви и от себя лично хочу выразить глубокое сожаление в связи со смертью Бадри Патаркацишвили. Он был большим человеком, и его имя останется в нашей истории”.
А что же та самая власть, в адрес которой звучит столько обвинений? Со всех ее ветвей прозвучали соболезнования семье умершего с добавлением нескольких слов, характеризующих тех, кто соболезновал.
Президент Михаил Саакашвили: “Несмотря на тяжкое обвинение в государственном преступлении, смерть всех людей является трагедией”. Председатель парламента Нино Бурджанадзе: “Я знаю мать и супругу Патаркацишвили, хотя и не близко - мы несколько раз встречались. Они оставили положительное впечатление. Также знаю сестер, которые являются депутатами парламента, и я им искренне соболезную”. Идеолог и “серый кардинал” правящей партии Гига Бокерия: “Высказывания политических оценок сразу после кончины человека необоснованны. Когда человек умирает, о нем говорят либо хорошее, либо молчат”.
И, наконец, заявление правительства: “Все факты, связанные со смертью Патаркацишвили, являются личным делом его семьи. Желание членов семьи надо уважать. До получения официальной информации от властей Соединенного Королевства правительство никаких комментариев делать не будет”.
Что ж, к семье покойного Патаркацишвили власти отнеслись с показательным уважением. Начало гражданской панихиды, которая растянулась на несколько дней и приостановилась лишь когда близкие умершего вылетели в Лондон, транслировалось по телевидению. Еще бы, ведь вести службу пожелал сам Илия II. А о претензиях государства на гигантский особняк “Аркадия”, в который превращен бывший Дворец торжеств, нет никаких разговоров.
Вопрос о том, кто станет наследником умершего, пока не рассматривается, но вскоре обязательно встанет. Полной информации о размере состояния нет, никакого завещания Бадри не оставил, и теперь “на отдельные части имущества могут претендовать его близкие, по категориям”. Но большая часть имущества и личные счета Патаркацишвили в Грузии арестованы.
В связи со смертью олигарха уголовное дело прекращено против него, но не против его фирм и компаний. Между тем, адвокаты миллиардера требуют, чтобы его вообще реабилитировали, а мать, вдова, сестры и две дочери намерены добиваться этого через суд. Так что и после смерти Патаркацишвили связанная с его именем законодательная канитель будет продолжаться.
Но все это – дела семейные, а политологи вовсю рассуждают о том, как повлияет смерть бизнесмена на жизнь страны. Одни считают, что происшедшее и для самой власти неожиданно и неприятно – придется не только отбиваться от обвинений, но и создавать новый “образ врага”. Если выяснится, что столь популярный в народе человек действительно был убит, это может привести к невиданным волнениям. Если же подтвердится, что смерть была естественной, ощутимо пострадает оппозиция – она лишается мощной финансовой поддержки.
Другие говорят, что в политической жизни Грузии мало что изменится - олигарх не успел завязнуть в политике настолько, чтобы его уход смог изменить политический баланс, он не успел даже сформировать сильную партию.
Но в памяти людской останутся прозвучавшие клятвой перед многотысячным митингом слова Бадри: “Я все сделаю, чтобы вы были счастливыми”. И стихи Акакия Церетели, прочитанные им в одном из телеинтервью, – все о той же родной Грузии.
Увы, оказалось, что политическая сцена, на которой он стал слишком заметной фигурой, говоря словами Бориса Пастернака, “не читки требует с актера, а полной гибели всерьез”.
Сейчас вся страна живет ожиданием окончательного вердикта британских экспертов. Но грузинская действительность такова, что люди не перестанут считать опасного для власти человека убитым, каким бы ни был этот вердикт. Они продолжают задавать один простой вопрос: “Если все громкие смерти, все плохое в стране народ связывает с собственными властями, как же те думают управлять этим народом?”.