Медицинский факт

В мире
№16 (887)

 

Престарелая жительница Тель-Авива подала в суд на компанию, навязавшую ей абонемент на дополнительные медицинские услуги. Суд проигран. Имеет ли смысл бороться дальше? 


Тот непримечательный день семья Альтшуллер из Тель-Авива запомнила надолго. А виновница происшествия, 80-летняя Мария Гиршевна, только руками разводит: никак она не возьмет в толк, как с ней такое могло случиться... 


Случай с Марией Гиршевной

Где-то часов в 12 дня, когда она была дома одна, в ее квартире раздался звонок. С трудом дойдя до входной двери, она открыла ее. На пороге стоял улыбающийся молодой человек. “Здравствуйте, Мария Гиршевна! - приветствовал он хозяйку. - У меня для вас замечательные известия. Союз израильских ветеранов войны и труда проводит сейчас особое мероприятие. Так что, дорогая бабуся, давайте поскорее пройдем в квартиру и поговорим”. 


Поскорее у Марии Гиршевны не очень получилось, и молодой человек с сочувствием наблюдал, как она ковыляет к дивану. 

- Ноги подводят, - кряхтела бабушка. 

- Именно о ваших ногах мы и хотим позаботиться, - участливо произнес гость и добавил: - У нас есть классные специалисты по лечению заболеваний сосудов ног.

Не буду утомлять читателя подробностями этого разговора. Итог его был банален и заранее предрешен: после тяжелой и продолжительной беседы Мария Гиршевна подписала договор и вручила заботливому гостю чеки на 7 тысяч шекелей. 
Сын Марии Гиршевны, придя домой и обнаружив на столе новенький договор, пришел в ярость и потребовал немедленно отменить чеки. Предприимчивые бизнесмены передали дело в Бюро судебных исполнителей, а тем временем процент на сумму нарос весьма существенно. Альтшуллеры подали в суд по мелким искам, заручившись поддержкой бесплатного адвоката. 

 - Мы были абсолютно уверены в своей правоте, - рассказывала мне Мария Гиршевна. - Разве непонятно, что меня, дуру старую, убедить легко? Обмануть, забрать деньги, которых у нас так мало... Откуда я знаю, что нельзя никого в дом впускать, если с тобой говорят по-русски и сочувствуют твоим болячкам... 


Только потом спохватилась, что выплатить 7 тысяч шекелей мне не под силу. Но суд наши страдания мало интересовали. Он велел нам самим договариваться с нашими врагами. В результате нам присудили выплатить полностью эту сумму, но разбить ее не на 12 платежей, как предполагалось, а на 36. Ушли мы из  суда, в который верили, что он справедливость устанавливает, совсем побитые... 


Мы вас пропечатаем!

Я узнала об этой истории от Ксении Федоровны Елиной, подруги семьи Альтшуллер. Она позвонила к нам в газету, зная, что газете не раз удавалось помочь людям, попавшим в беду. 


- Газета должна вмешаться и выручить ветерана из беды, - выкрикивала она в трубку. - Срочно сделайте что-нибудь! 
Увы, это был тот самый случай, когда газета бессильна. 


- Отменить договор, признав его незаконным, если прошло больше четырнадцати дней с момента подписания, может только суд, - старалась я объяснить как можно спокойнее. - Отменить решение суда теперь может только суд высшей инстанции... 


- Вот вы как! - возмутилась моя собеседница, - а мы-то о вас хорошее слышали и надеялись на вас! И ведь что особенно обидно - я попыталась воззвать к совести этих людей и спросила их представителя: “Неужели вам не стыдно обирать стариков?” Я ожидала смущения, каких-то оправданий, но она только усмехнулась: “А кто же еще, кроме старичков неразумных, нашу услугу купит? Молодые ушлые, их теперь не проведешь...


Территория врага

Ксения Федоровна удивляется зря. Техника одурачивания стариков проработана до мелочей и учитывает особенности психологии этих людей, характерные для выходцев из бывшего СССР. Разрабатывают эти методики и внедряют их в нескучную здешнюю повседневность наши же дважды соотечественники. 


Нам удалось побеседовать с бывшим агентом одной из контор, который в течение полутора лет занимался “набегами на бабушек”, уговаривая их подписаться под приобретением волшебного прибора, который лечит от всех болезней. Геннадий П. поведал о тайнах своего искусства.


- Я пришел в фирму по распространению товаров, увидев ее объявление о наборе сотрудников. Ситуация в моей семье была не из самых лучших. На курсы по переквалификации инженеров не попал. Оставалось идти за копейки в охранники, в дворники или на стройку. Но ни то, ни другое, ни третье меня категорически не устраивало. И тут попалось на глаза сообщение о том, что требуются молодые, энергичные, обаятельные, способные производить впечатление... 


На курсе нам четко втолковали: самое главное - прорваться в дом. Пока хозяин стоит за дверью, его дом - его крепость, он защищен, но когда открыл дверь и впустил тебя, это все равно что крепость пала. Вошел - считай, полдела сделано. Хозяин уже показал, что он слабее. А я человек с амбициями. Мне из спортивного интереса всегда хотелось доказать, что я сильнее.


- Вас учили, как подбирать к двери “отмычки”?

- Разумеется. Первое - попытаться раздобыть информацию о данном человеке. Наши особенно любят, когда их по имени и отчеству называют. Вроде как страдают они от отсутствия уважения, а тут им я с поклоном. 


Хорошо сослаться на известную им контору, например, я от Совета ветеранов, Института национального страхования, министерства абсорбции и так далее. Наши люди испытывают священный трепет перед этими организациями, всегда ждут от них неприятностей и потому предпочитают лучше заранее услужить. И пожалуйста - вот вам я.

- Ну а дальше? 

- А дальше уже просто. Наблюдательность и еще раз наблюдательность. Не так трудно заметить, в чем именно клиент заинтересован, и действовать быстро, пока не пришли другие родственники, потому что придется начинать убеждать сначала и кто-то из них может засомневаться. Волю одного сломить легче - медицинский факт. 

- Зарабатывали хорошо? 

- Не жаловался. Тысяч 7-8 всегда набиралось. Но со временем мне захотелось работу почище и солиднее, и я стал распространять фильтры для очистки воды. 

Наш разговор состоялся незадолго до отъезда Гены за океан. Вожделенная виза досталась ему запросто - специалистов по распространению различных товаров нынче ищут по всему свету, поскольку кругом перепроизводство товаров. 

От имени и по поручению... 

Итак, доверчивые люди чувствуют себя обманутыми дважды.

Во-первых, их обводят ловкие посланцы агрессивного маркетинга, во-вторых, суды принимают сторону сильного, и попавшие в беду граждане чувствуют себя беззащитными. Кто и как может защитить беззащитных людей?


Я обратилась за разъяснениями к Дане Кац, сотруднику Тель-авивского суда по мелким искам. Она выступает от имени людей, которые не могут представить себя в суде так, чтобы доказать правоту собственной позиции, - кто-то из-за недостаточного знания иврита, кто-то из-за того, что слабо разбирается в дебрях израильского законодательства. Во всех случаях, если просьба подана, суд предоставит в помощь человека, который знает, что и как надо говорить, чтобы быть услышанным судьями. 


- Проблем, на мой взгляд, две: репатрианты почему-то упорно верят в то, что в новой стране их на каждом шагу ждут настоящие чудеса. Видимо, это заблуждение вызвано настойчиво внушаемой идеей о том, что на новой родине репатрианты должны чувствовать себя, как в сбывшейся сказке, и люди теряют бдительность. 


А надо бы задуматься о том, с какой стати совершенно незнакомый человек берется позаботиться об их здоровье вместо родных и близких, почему Совет ветеранов посылает молодого человека в дом, не позвонив предварительно, почему официальные органы присылают человека без всякого удостоверения... 


- Но человека уже одурачили. Разве суд не видит, кто виновник, а кто жертва?

- На моей памяти был только один случай - кстати, он считается прецедентным, - когда удалось полностью отменить подписанный договор. Истица предоставила справки, что ей был навязан прибор, чье действие недопустимо при ее диагнозе, о чем она предупредила фирму-распространителя. 


Если человек может представить суду реальные доказательства того, что сделка была совершена с нарушением норм обслуживания, т.е. покупатель был доведен до состояния аффекта в результате психологического воздействия и плохо понимал, что он делает, или сделка была совершена в результате обмана,   и все это должно быть соответствующим образом оформлено. Хочу особо подчеркнуть: больше всех “русских” обманывают “русские”, поэтому необходимо проявлять особую бдительность, когда вас агитируют на русском языке. 


“Новости недели”