BОRО-графия Нью-Йорка: Тоттенвиль

История далекая и близкая
№9 (619)

Самый южный район Стейтен-Айленда Тоттенвиль – один из самых наименее исследованных районов Нью-Йорка. На протяжении долгих столетий он носил неофициальное звание «забытого города». Район был отрезан от внешнего мира и считался сельским анклавом. Даже картографы не указывали Тоттенвиль на подробных картах нью-йоркских боро, считая его незначительным. Только последние тридцать лет американские историки и геологи стали уделять более пристальное внимание Тоттенвилю, поднимая архивные документы и занимаясь раскопками на территории района.
Пять веков назад территории Тоттенвиля заселяли индейцы племени унами. Ходит легенда, что мужчины унами обладали потрясающей силой и могли запросто убить медведя голыми руками. Первые европейские переселенцы утверждали, что неоднократно видели, как унами боролись с огромными медведями ради забавы. Посмотреть на бой человека и разъярённого животного собирались целые деревни. Это развлечение считалось главным «культурным досугом» индейского племени.
Завладеть индейскими территориями, открывавшими доступ к океану, европейцам было непросто. В 1603 году крупный бизнесмен Джим Ван Ханц, сделавший целое состояние на дублении и продажи кожи, предложил унами продать землю за 50 лошадей, 200 комплектов одежды и 100 единиц холодного оружия. Предложенная цена была настолько высокой, что никто из европейцев даже не подозревал, что индейцы могут отказаться. Унами однако сразу же дали понять, что не собираются покидать землю.
Ван Ханц, мечтавший завладеть территориями, решил пойти на хитрость. Он предложил индейцам обменять их земли на гигантские поля, засаженные кукурузой, бобами и арахисом площадью более ста квадратных километров. «Вы сможете жить намного лучше, чем сейчас, - говорил Ван Ханц. – Богатый урожай вы будете употреблять в пищу и обменивать на полезные вещи. Более того, мы гарантируем вам защиту от европейцев и других племён».
В качестве доказательств, Ван Ханц показывал индейцам рисунки тех живописных мест, куда им предлагалось переехать. После нескольких месяцев переговоров индейцы согласились. Главная же уловка европейцев заключалась в том, что никаких земель не существовало. И племя унами, численностью 800 человек, двинулось на север, где в четырёх днях ходьбы их ждали райские земли.
Как только индейцы покинули территории, подручные Ван Ханца в считанные часы сожгли все вигвамы и постройки. Несколько десятков вооружённых наёмников, карауливших местность, получили приказ убивать каждого индейца, оказавшегося на земле Ван Ханца.
Историки до сих пор гадают, что случилось с унами. Известно, что обратно не вернулся ни один обманутый индеец. Однако их новую дислокацию также найти не удалось. Существует версия, что люди Ван Ханца напали на индейцев и убили их в нескольких милях от Нового Амстердама.
Став полноправным властителем земель, площадь которых не превышала и пяти квадратных километров, Ван Ханц занялся развитием местной инфраструктуры. Первой постройкой стала небольшая католическая церковь, затем – несколько конюшен и маленькое почтовое отделение.
Стоит отметить, что именно Ван Ханц изобрёл новый тип «четырёхсторонних домов», которые появились впервые именно в Тоттенвиле. Внешне такое жилище напоминало обыкновенный дом, но с отдельным входом с каждой стороны. Таким образом даже в самом маленьком домике можно было уместить четыре отдельные семьи.
Ван Ханц умер в 1637 году от сердечного приступа, но к этому времени пустовавшие земли уже превратились в маленькую деревню с двумя десятками ремесленнических лавок. Здесь изготавливали глиняную посуду, сельскохозяйственные инструменты, сёдла для лошадей и многое другое.
В 80-х годах XVII века одним из самых популярных жителей района был Карл Декопф – кузнец-виртуоз, специализировавшийся на изготовлении...  железных кандалов для заключённых. Свои устрашающие изделия, будь это наручники, ошейник или громоздкие цепи, он украшал незамысловатыми узорами. Местные жители шутили, что «Декопф одевает всех заключённых Нового Амстердама».
Поскольку в деревне было всё самое необходимое, местные жители редко выезжали за её территории. Проложенные с большим трудом дороги быстро зарастали травой и кустарниками, потому что по ним практически не ездили. В 1705 году мэр Нью-Йорк Уильям Пиртри заявил, что больше не будет выделять денег на строительство дорог в «южной комьюнити острова» (то есть в нынешний Тоттенвиль).
Летом 1730 года на деревню обрушивается сильнейший град, в результате которого гибнут не только сельскохозяйственные культуры, но и большое количество птиц. Удивительно, что град прошёл только на территории Тоттенвиля, обойдя близлежащие деревни. Местные жители расценили это явление, как «знак свыше», и в спешке стали покидать город.
Не прошло и двадцати лет  как инфраструктура района пришла в упадок. В 1745 году в деревне произошёл крупный пожар, уничтоживший около 70 жилых домов и знаменитую церковь. После этой трагедии даже самые атеистичные жители поверили в то, что деревня проклята. «Город без церкви – это прибежище безумцев» - такие надписи оставляли на постройках местные жители, покидавшие в спешке населённый пункт.
На протяжении последующего десятилетия район пустовал. Здесь изредка останавливались туристы, отправлявшиеся в Нью-Джерси, Филадельфию или Манхэттен. Местность получила название «перевалочный пункт». К 1756 году здесь появляются несколько гостиниц и один санаторий, строительство которых финансировал Джон Биллоп – девелопер в четвёртом поколении. Работники и местные жители в шутку прозвали Биллопа «кирпич», за его привычку лично класть кирпич в каждый новый дом. Когда в фундаменте какого-нибудь дома обнаруживались дефекты, Биллоп всегда интересовался, присутствовал ли он на открытии строительства, и была ли проведена «церемония закладки первого кирпича».
К началу XIX века Тоттенвиль превратился в огромную зелёную рощу, где уютно расположились двести шикарных особняков. Главной «изюминкой» района стали многочисленные дубы и сосны, придававшие Тоттенвилю сказочный вид. В 1806 году владелец фирмы по мощению дорог Ганс Шебреджиа назвал южную часть Стейтен-Айленда гиблым местом для его бизнеса. «Вы можете выложить здешнюю дорогу идеально отточенными булыжниками, между которых не поместится и лезвие ножа, однако уже через месяц сквозь камень будет пробиваться ненавистная трава», - жаловался он.
Часть Тоттенвиля была отведена под строительство дорогого курорта, где отдыхающим предлагалось испробовать местной целебной воды, которая добывалась из огромного колодца, расположенного неподалёку от католической церкви, выстроенной заново после пожара.
В 1830-х годах Тоттенвиль получает статус закрытой комьюнити и становится неофициальным пригородом Нью-Йорка. Сотни преуспевающих жителей Манхэттена покупают здесь дорогие особняки, в которых проводят всего лишь несколько месяцев в году. Будете смеяться, но представители городских приютов для бездомных даже обращались к руководству города с просьбой «заселять в пустующие дома бездомных на тот период, пока настоящий хозяин недвижимости не проживал в доме». Естественно, такое предложение не получило одобрения.
Одним из самых ярких бизнесменов Тоттенвиля начала XX века был Уильям Кост, владевший четырьмя мастерскими по ремонту деревянных лодок и кораблей. Кост нанимал только европейских работников, которые знали все премудрости корабельного дела. По некоторым данным Кост зарабатывал $30 тысяч в день и вкладывал деньги в недвижимость в Коннектикуте. Всего лишь за один день работы он мог купить два больших трёхэтажных дома.
В 1810 году Кост удивил всех бизнесменов Нью-Йорка. Он объявил, что переезжает в Европу, и продаёт восемь мастерских за 800 тысяч долларов наличными. «Тот, кто первый принесёт эти деньги, и будет полноправным владельцем мастерских», - сказал Кост.
Поскольку в реальности бизнес оценивался в $4 млн., заинтересованные бизнесмены бросились искать деньги для покупки мастерских. Первым, кому это удалось, стал Монтгомери МакКелли, который взял ссуду в банке и продал два своих дома. Кост забрал деньги, подписал необходимые бумаги и уехал в Коннектикут, вместо Европы.
Когда МакКелли пришёл в мастерскую, один из рабочих открыл ему страшную тайну: «Сэр, весь последний год мы получали зарплату от мистера Коста только за то, что сидели в мастерской без дела и рассказывали о своей занятости. Бизнес прогорел уже давно, потому что деревянные лодки больше не выпускаются. Их заменили металлические. Нам больше нечего ремонтировать…»
МакКелли был в шоке. Он не мог поверить, что его так легко надули. Реальная стоимость бизнеса Коста оценивалась в $2 - $3 тысячи. Эта афера вошла в сотню самых крупных махинаций в истории Нью-Йорка и прославила Тоттенвиль на всю Америку.
Тоттенвиль сегодня – это живописное и спокойное место с потрясающей растительностью и добродушными жителями. Прогуливаясь по тихим улочкам района, вы можете увидеть классическую картину: пожилой местный житель сидит на кресле –качалке возле своего дома и слегка покачиваясь, дымит большой сигарой. Кстати, именно так привыкли изображать жителей Тоттенвиля местные художники.  
Последняя перепись населения показала, что заработок среднестатистического жителя Тоттенвиля не превышает $30 тысяч в год. Однако практически все дома находятся в частных владениях, и в каждом доме проживает в среднем не более трёх человек.
«Тоттенвиль – это маленький городок для людей, которые проработали на благополучие Америки всю свою жизнь, а теперь хотят спокойно встретить старость», - сказал один из жителей района Джанлука Витти. 
Кстати, самыми популярными жителями Тоттенвиля являются известный бейсболист Джейсон Маркес и «светская львица» Патти Хансен, больше известная как супруга знаменитого гитариста Rolling Stones Кейта Ричардса.