ЗА ЧТО ПОГИБЛИ МОИ РОВЕСНИКИ?

История далекая и близкая
№9 (619)

В одно из самых секретных министерств СССР вход был свободный, без пропусков. Называлось оно необычно – министерство строительства в районах Забайкалья и Дальнего Востока. Руководил им в начале восьмидесятых годов Сергей  Башилов, будущий председатель Госстроя СССР.
Располагалось министерство в особняке у метро Октябрьская. Мы с моим редакционным товарищем вошли в его двери весной, без всяких пропусков, сверок фотографий на удостоверениях с личностью, когда взгляд охранника, как луч, высвечивает то твое лицо, то фотографию. Только старушка-вахтерша пробурчала: “Ноги вытирайте...”
Товарищ прошептал мне на ухо: “Ходют шпиёны всякие, грязь разносют”.
Наша газета готовила статью Башилова. Требовалось утвердить текст, поскольку каждое его публичное слово под особым контролем. Редактировали, между делом говорили о том о сем. Тогда Байкало-Амурскую железную дорогу вроде бы приблизительно закончили. Города и поселки бамовцев оказались заброшенными. Я спросил Сергея Васильевича, не собирается ли он взять их под свою опеку.
Башилов улыбнулся: “Посмотрим. БАМ – это же копейки...”
Десять лет над страной гремело: БАМ, БАМ, БАМ! Из всех республик ехали туда отряды. И вдруг: “БАМ – это же копейки...”
Башилов протянул лист бумаги с текстом, разбитым на пять или шесть пунктов: “Видите, в Постановлении ЦК о задачах нашего министерства БАМ значится последним пунктом”.
А в первых пунктах что? То самое. Укрепление восточных рубежей. Байкало-Амурская железная дорога – всего лишь часть планетарной военной стройки. В случае войны китайцы запросто разбомбили бы Транссибирскую магистраль, идущую практически вдоль границы. Потому и начали строить БАМ - рокадную дорогу, то есть дорогу, параллельную предполагаемой линии фронта. Дорогу, по которой снабжался бы фронт.
Да, тогда все могло быть. Конечно, к восьмидесятым годам отношения с Китаем перешли в фазу устойчивой, я бы сказал, обыденной враждебности. Полагаю, обыденность ей придавала и работа Сергея  Башилова. Китайцы же не слепые – хорошо видели, ЧТО там создается. В общем, к восьмидесятым более или менее успокоилось. А в шестидесятые – аж искры летели. Вдоль советско-китайской границы с обеих сторон было сосредоточено почти 2 миллиона солдат.
Старшие братья и отцы только головами качали: вроде недавно еще пели “Сталин и Мао слушают нас”, “русский с китайцем братья навек”, а теперь - враги?
Пиком советско-китайской вражды стали события на острове Даманском, когда 2 марта 1969 года, 39 лет назад, китайский диверсионный батальон при поддержке артиллерии и гранатометов атаковал советский пограничный пост на острове Даманский на реке Уссури. В ночном бою с нашей стороны погибли 29 солдат и 2 офицера.
Китайцы заняли остров. Наши подтянули подкрепления и развернули в тылу мотострелковую дивизию. 14 марта усиленные отряды погранвойск высадились на Даманский, 15 марта начались бои с применением танков и бронетранспортеров. Китайцы подбили их из противотанковых ружей.
Существует версия, что Политбюро ЦК КПСС запретило ввод в действие регулярных войск. Но военные якобы нарушили приказ. Сомневаюсь, что кто-то в те времена осмелился бы... Так или иначе, 15 марта в 17.00 по острову был открыт уничтожающий огонь из реактивных систем залпового огня “Град”. После чего на Даманский высадились мотострелки. Вновь завязались бои. В конце концов советские части отошли на наш берег Уссури. Полгода длилось вооруженное молчание. В сентябре 1969 года премьер-министры Косыгин и Чжоу Эньлай договорились, что войска так и останутся на занятых позициях. Что на человеческом языке означало: остров отдан китайцам.
Всего в ходе боев на Даманском погибли и умерли от ран 58 солдат и 4 офицера.
В те дни на всех заводах и фабриках проходили жаркие собрания. Мне было 19 лет, работал корреспондентом областного радио, делал репортажи с тех митингов и могу свидетельствовать: это было не официальное нагнетание страстей. Люди горевали и негодовали искренне. Мы тогда непривычны были к потерям в мирные дни, а со страниц газет на нас смотрели глаза 19-летних парней, любая женщина могла быть на месте их матерей, любой из нас мог оказаться на том острове. И я тоже, призовись в армию на полгода раньше.
Спросили бы парторги на тех накаленных собраниях, объявлять ли войну Китаю, - все бы единодушно выкрикнули: “Да!”
То, что творилось на китайской стороне, вернее всего назвать одним словом – истерия. Китайская пропаганда по этой части достигла больших успехов. Даже мы, тоже идеологически взвинченные, воспринимали передачи китайского радио как предел кликушества и идейно-психической ненормальности.
Враждовали мы с Китаем на почве марксизма-коммунизма. До войны готовы были спорить, кто на более верном пути, кто истинный марксист-ленинист. Они обзывали нас предателями, ревизионистами, а мы их - маоистами.
Теперь две яростные коммунистические державы строят капитализм. У кого как получается. За что ж боролись, товарищи марксисты?
Теперь на границе если и пальба, то из китайских петард. И гордый советский человек, протянувший в свое время вооруженную руку китайским отсталым и угнетенным братьям, сгибается под тяжестью баулов с китайской электроникой и ширпотребом, торгуя ими на нашей стороне и обеспечивая пропитание семье.
Ничто, кроме памятных знаков, не напоминает об острове Даманский. Потому что его нет. Он исчез. Тогда ходили слухи, что мы взорвали, сожгли его огнем ракетных установок. Но это не так. Правда еще страшнее.
Как известно, речные границы между цивилизованными странами проходят по фарватеру. Все четко и ясно. У нас же с Китаем – непонятно как. Все острова на Уссури и Амуре принадлежали нам. Кстати, четыре года назад президент Путин подписал договор о демаркации. Завершил переговоры, которые длились 40 лет! И 40 лет отсутствие четкой границы угрожало спокойствию людей, их жизням.
В те времена наш пограничный пост на Даманском мозолил глаза, безумно раздражал тамошних экстремистов, потому что остров был чуть ли не впритык к китайскому берегу. Вот только зачем они полезли туда, чего хотели добиться?
С годами река не то обмелела, не то слегка изменила русло, и остров Даманский слился с китайским берегом, стал естественной частью китайской земли. Природа и время рассудили по-своему.
И кто теперь объяснит нам, уже седым людям, за что погибли наши ровесники 39 лет назад?
Москва


Комментарии (Всего: 1)

А за что погибли МОИ ровесники? Я, уважаемый Сергей, скорее всего моложе вас, но и МОИ ровесники гибли в мирное время в стране, которая никогда не считала человеческие потери трагедией, каких бы размеров они ни достигали. Вот почему проводы ребят в армию всегда сопровождались рыданиями матерей.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *