Для кого-то – просто летная погода, а не возвращение любви

В мире
№10 (620)

За последнее время еще ни один день в Грузии не ждали с таким нетерпением, как 30 марта нынешнего года. Именно тогда динамики должны разнести по столичному аэропорту объявление: “Начинается посадка на рейс Тбилиси-Москва...”. Этих, столь обычных на первый взгляд слов никто не слышал уже полтора года. И момент, в который они прозвучат, станет, без преувеличения, историческим. Ибо именно с него может начаться совершено новый этап в отношениях Грузии и России. И абсолютно иная жизнь для миллионов жителей обеих стран.
Самолеты между соседями, веками клявшимися друг другу в любви и уважении, перестали летать в октябре 2006-го, после того, как в Тбилиси с большим шумом задержали и объявили персонами “нон-грата” российских офицеров-разведчиков. В Москве решили не прощать подобной “наглости” маленькой стране. Тем более что это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Владимира Путина, откровенно невзлюбившего резкого на поступки и высказывания Михаила Саакашвили.
И Грузию наказали по полной программе. Чересчур самостоятельному и сориентированному на США южному соседу закрыли российский рынок, объявив фальсифицированными знаменитые вина и минералку “Боржоми”. Это, естественно, нанесло огромный урон грузинской экономике, но без вины виноватыми оказались и простые граждане. Именно по ним ударили блокадой всех видов транспортного сообщения и полным разрывом почтовых связей. Именно на них - граждан Грузии и “лиц грузинской национальности” - в российских городах под предлогом проверки паспортного режима началась настоящая охота, и было депортировано свыше 2 тысяч человек. Именно им вообще перестали выдавать российские визы. При всех этих страстях разрешение на въезд в Грузию по-прежнему можно беспрепятственно получить прямо на границе. А к россиянам, добравшимся “на перекладных”, грузины на всех уровнях, и в первую очередь на бытовом, относятся так же доброжелательно, как и раньше. Актеров же, певцов, кинематографистов, тоже приезжающих через третьи страны, в аэропорту встречают знаменитым многоголосьем и цветами, а выступают они в переполненных залах...
То ли чересчур большой шум поднялся вокруг этой блокады, то ли в Кремле сами поняли, что перегнули палку, но маленький шажок для того, чтобы окончательно не выглядеть извергами, был сделан. Визы стали выдавать, но лишь тем, у кого в России есть близкие родственники. И вся эта неприглядная катавасия затянулась настолько, что многие россияне, не связанные с Грузией, уже позабыли о скандальной блокаде. И сегодня они искренне удивляются, услышав, что туда ни самолеты не летают, ни письма не доходят. А вот связанные с Грузией семейными узами, дружескими отношениями, деловым партнерством страдают по-прежнему.
Но время, как известно, не стоит на месте, и в ненормальные отношения двух стран вмешались новые реалии. Саакашвили, несомненно, пообтерся в большой политике, а после ноябрьских народных волнений стал меньше поддаваться эмоциям. Так что когда его переизбрали на второй президентский срок, он заявил, что готов “начать отношения с Россией с чистого листа”.
Неизвестно, как отнесся бы к этим словам Путин год-полтора назад, но на закате его президентства они пришлись очень кстати. Негоже оставлять своему преемнику такое наследство, как “холодная война”, осточертевшая двум народам. И, несмотря на всю свою неприязнь к грузинскому коллеге, Путин задумался если не о совсем чистом, то, по крайней мере, не таком запятнанном листе. А раздумья хозяина Кремля его окружение тут же принимает к действию.
Главный санитарный врач России вдруг объявил, что готов обсуждать возвращение опальных вин и минералки на российский рынок. И в Москву для обсуждения отправилась представительная тбилисская делегация. Но с еще большим оптимизмом грузины восприняли отъезд другой делегации – на переговоры о возобновлении воздушного сообщения.
“Авиационные переговоры” прошли очень споро, и их участники объявили: все технические вопросы согласованы, теперь дело только за политическим решением. То есть необходима личная воля Путина. Впрочем, если бы было хоть малейшее сомнение, что эта воля будет изъявлена, никакие переговоры и не проводились бы.
А прозвучать изъявление должно было на встрече с Саакашвили - во время саммита СНГ, который Путин созвал, чтоб попрощаться с коллегами из близлежащих стран. Эта 40-минутная встреча в новоогаревской резиденции тщательно готовилась обеими сторонами, но все равно многие опасались, что у “заклятых друзей” прорвется, как они относятся друг к другу, и потепления не будет. К счастью, ничего не прорвалось. Саакашвили широко улыбался и откровенно говорил о своих надеждах, Путин глядел косо, говорил отрывисто, обтекаемыми фразами. Но лед все равно тронулся.
По кулуарной информации грузинской стороны достигнуто соглашение о том, что Россия не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, откроет таможенный пункт на границе с Северной Осетией, снимет эмбарго на грузинскую продукцию, упростит визовый режим, восстановит почтовое сообщение. А взамен Грузия поддержит принятие России в ВТО и предположительно решит вопрос продажи ей своей железной дороги. Ведь совсем недавно Россия уже купила армянскую железную дорогу, которая стала называться “южно-кавказской”, но ее существование без грузинской магистрали лишено всякого смысла.
Однако официальное заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова делает картину не столь безоблачной: “Путин подтвердил, что мы не видим реальных причин для стремления Грузии в НАТО, и подробно разъяснил, какие последствия это может иметь для российско-грузинских отношений... А прямые авиарейсы станут возможны только после того, как Грузия заплатит “Росаэронавигации” долг в $3,7 миллиона”.
Цитата, прямо скажем, не очень веселящая грузинскую душу. Но поскольку стало ясно, что открытие воздушного сообщения вполне реально, именно этому в Тбилиси стали уделять особое внимание. Выяснилось, что Грузия как государство ничего не должна аэронавигационной службе России, а долги накопились у частных авиакомпаний. К тому же россияне сами что-то задолжали “Грузаэронавигации”, так что технические детали можно утрясти.
И, наконец, прозвучали конкретные даты, приведшие в восторг миллионы людей по обе стороны границы: 28 или 30 марта. Первую называют в Грузии, вторую - в Москве, поэтому как-то больше верится именно в нее – всем ясно, кто “командует парадом”.
Но даже если это произойдет, до полного сближения еще далеко. Ведь МИД России не только опроверг договоренность о совместном контроле на пропускных пунктах абхазской и южноосетинской границы, но и заявил: “Упоминаются якобы полученные грузинской стороной заверения о том, что Россия никогда не будет признавать Абхазию и Южную Осетию. В результате формируется неверное впечатление, что речь идет о каких-то соглашениях за спиной Сухуми и Цхинвали... Но тема неурегулированных конфликтов на короткой встрече президентов России и Грузии в деталях не обсуждалась... На “закулисные сделки” мы не пойдем”.
Глава грузинского МИД Давид Бакрадзе ответил не менее резко: “Как непосредственный участник встречи хочу еще раз лично подтвердить, что наше описание соглашений полностью соответствует ее ходу и итогам. МИД России делает заявление только спустя 7 дней после встречи. Эта пауза, по нашему мнению, ясно указывает: мы имеем дело с серьезными внутриведомственными разногласиями и проблемами... Надеемся, что эта интерпретация МИД никак не отразится на выполнении обязательств, взятых руководством России”.
Но и это еще не все. Российскому послу вручили в Тбилиси ноту протеста из-за того, что в Абхазии и Южной Осетии без согласия грузинских властей открылись избирательные участки по выборам президента России. А российский Минюст сделал свой ход, направив грузинским коллегам 235-страничный документ. Это - возражения против иска, поданного в Европейский суд по правам человека, в связи с массовыми депортациями грузин из России.
Спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе тут же ответила: “Мы не будем отзывать иск. Все знают, что права наших граждан были радикально попраны - людей преследовали и высылали по национальному признаку. Мы ничего не имеем против потепления отношений с Россией, но не за счет интересов наших граждан”.
И все же для рядовых граждан весь этот политический “пинг-понг” не заслоняет заветное 30 марта. На каждом углу, в каждой семье говорят в первую очередь об этой дате. Натерпевшимся людям так хочется верить: если будет сделан первый шаг к сближению, то за ним последуют и остальные. Новому президенту России, не отягченному неприязнью к Саакашвили, будет легче сделать эти шаги, а они добавят только плюсы к его пока еще не очень понятному имиджу.