Двуликая Фемида и двойная мораль

В мире
№10 (620)

В Земельном суде Брауншвайга завершился уголовный процесс, вошедший в новейшую историю Германии под названием «Афера «Фольксвагена». Группа высших должностных лиц крупнейшего в стране автомобильного концерна «Volkswagen» осуждена за систематическое злоупотребление должностным положением и растрату.
Вначале это дело, хоть и было скандальным, но еще не казалось столь резонансным, каким оно стало поздней. В июне 2005 года прокуратура Брауншвайга начала проверку деятельности начальника отдела кадров дочерней фирмы VW - чешского завода «Шкода» Хельмута Шустера. Его обвиняли в создании подставных фирм, на счета которых стекались взятки, вымогаемые им от зарубежных компаний за обещание пролоббировать выгодные контракты с VW. Шустер подал в отставку, которую тут же удовлетворили, но затем вдруг уволили и топ-менеджера по кадрам головного предприятия в Вольфсбурге Клауса-Йоахима Гебауэра. А вскоре со своего поста ушел и глава производственного совета Клаус Фолькерт. Причиной называлось его поведение, несовместимое с занимаемым высоким должностным положением. «Несовместимость» же, как вскоре узнали газетчики, заключалась в том, что 62-летний Фолькерт в течение 7 лет регулярно за счет концерна летал в Бразилию к любовнице - 40-летней телеведущей из Сан-Паулу Адриане Баррос. Но вряд ли бы такая «шалость» попала на первые страницы газет и выпусков теленовостей, причем не только Германии, но и всего мира, не нарушь Гебауэр «обета молчания». А он не просто заговорил, а прямо-таки запел, да еще такую «оперу», что уши вяли слушать!
Исповедь седого сводника
Рупором для своих откровений 61-летний Гебауэр сделал журнал Stern. В подробнейшем интервью он рассказал, что с 1996 года регулярно поставлял проституток части верхушки VW, в которую входил и Фолькерт, а во главе стоял шеф кадровой политики концерна Петер Хартц – автор идущих в стране глобальных экономических реформ и личный друг экс-канцлера Герхарда Шредера.
Называя себя «валетом в колоде королей и тузов», Гебауэр поведал, как именно развлекались боссы всякий раз, когда члены совета концерна собирались в Европе, Бразилии или Индии: «Там мы жили в самых дорогих отелях, и я постоянно слышал от коллег: «Гебауэр, где девочки?» Я им почти ежевечерне поставлял проституток, а кое-кому и виагру. Я и Фолькерта обеспечивал проститутками, и с Баррос его свел. А в 2005 году во время майской командировки в Лиссабон меня отчитал Хартц за то, что его постоянная девица оказалась в тот вечер занята. Съемная квартира, где некоторые боссы из администрации и производственного совета VW встречались с проститутками, была и в Брауншвайге. И все это делалось на деньги концерна, которыми распоряжался Хартц».
Как установил суд, верхушка концерна беззастенчиво тратила финансовые средства VW на свои прихоти, а также на ублажение таких нужных людей, каковыми являлись члены совета VW - депутат Бундестага от СДПГ Ганс-Юрген Уль и его однопартиец, депутат Ландтага Нижней Саксонии Гюнтер Ленц. Заправлял всем Хартц: будучи единоличным распорядителем спецсчета VW, он более 10 лет финансировал все бордельные развлечения своего «ближнего круга», в который входили общим счетом 13 высших должностных лиц концерна, а также регулярно задабривал крупными суммами «радетеля интересов рабочего класса» - председателя производственного совета Фолькерта. По подсчетам аудиторов, только на него и его любовницу Баррос, с которой по настоянию Фолькерта и по распоряжению Хартца был заключен фиктивный трудовой договор, ушли 1,9 млн евро, из которых бразильянка получила 0,4 млн. Всего же Хартцем было растрачено 2,6 млн. (первоначальная сумма достигала 5 млн., но в ходе следствия ряд эпизодов отпал за недоказанностью).
Жадность Фолькерта сгубила
Перед судом любители дармовой «клубнички» предстали не группой, а поочередно. Первым еще в январе 2007 года место на скамье подсудимых занял Хартц. В обмен на признание своей вины по всем инкриминированным ему 44 эпизодам злоупотребления должностным положением и растрат он отделался 2 годами условного осуждения и штрафом в 576 тыс. евро (что соответствует его зарплате за 2 года). Никакого раскаяния при этом Хартц не проявил. «Германия ежегодно теряет из-за коррупции до 400 миллиардов евро, а меня отдали под суд за жалкие 2,6 миллиона!» - сокрушался «отец» реформ после оглашения приговора. Еще легче отделались сластолюбцы-депутаты: осенью прошлого года суд приговорил Уля к штрафу в 39,2 тыс. евро, а Ленца – в 11,2 тыс. (оба, правда, вынуждены были сдать депутатские мандаты). Малой кровью отделался и «секс-менеджер» Гебауэр: в последнюю пятницу февраля 2008-го его приговорили к 1 году лишения свободы условно. А вот проходивший в одном процессе с ним Фолькерт загремел под фанфары. Два года и 9 месяцев тюремного заключения назначил ему суд за красивую жизнь, которую он вел на щедрые подачки Хартца. Также он обязан выплатить 463 тыс. евро налоговому ведомству (налогов-то с подачек он не платил) и еще по 1500 евро в месяц в качестве возмещения ущерба будет высчитывать из его 3-тысячной пенсии родное предприятие – VW.
Диагноз:
слепота, глухота, немота
Адвокат Фолькерта Йоханн Швенн приговор считает несправедливым. «То, что мы сейчас услышали, - это вопиющий пример двойных стандартов в юстиции, - заявил он по окончании процесса. - В то время как к г-ну Хартцу подошли с одной меркой и он, образно говоря, проехался первым классом, г-н Фолькерт вынужден довольствоваться вторым. Но в этом деле еще не поставлена точка», - сказал адвокат, имея в виду подачу кассационной жалобы. Возможно, отчасти Швенн прав: ведь ряд иерархов VW, в т.ч. и глава наблюдательного совета Фердинанд Пиех – внук легендарного автоконструктора Фердинанда Порше, вообще прошли перед судом как свидетели. Причем свидетели, ровным счетом ни о чем не свидетельствовавшие: все их показания сводились к формуле «ничего не вижу, ничего не знаю, ничего никому не скажу». Но так как подобные ответы всех, в т.ч. и подсудимых, вероятно, устроили, то слова Пиеха, что он «не вникал в годовые отчеты концерна, поэтому такая мелочь, как растрата 2,6 млн., прошла вне его внимания», суд принял на веру.
«Лестничный» остряк
У французов, кажется, есть выражение «лестничное остроумие». Оно означает, что все самые веские аргументы приходят на ум, лишь когда человека уже выставили на лестницу. В роли такого «лестничного остряка» оказался и Фолькерт. Через несколько дней после вынесения ему  приговора он вдруг разразился пространным заявлением прессе. Вот только аргументы его не были хоть сколько-нибудь весомы.
Главным объектом нападок он избрал высшее должностное лицо VW – председателя наблюдательного совета Пиеха: «Это Пиех-то ничего не знал? – саркастически вопрошал Фолькерт. – Да на «Фольксвагене» и муха не могла пролететь без его ведома! Самых высокопоставленных топ-менеджеров пот прошибал, стоило ему сделать запрос по самому ничтожному поводу».  Досталось и «отцу реформ» Хартцу: «Он за все был ответствен, - валил своего благодетеля Фолькерт. – Деньги-то он выписывал. Но Хартц отделался двумя годами условно, а мне садиться в тюрьму почти на 3 года. Да, я получал от него премии, но никогда не было такого, чтобы взамен от меня требовали каких-либо действий по линии производственного совета. Я всегда бескорыстно защищал интересы рабочих и не понимаю, какой же я причинил ущерб».
Непонимание Фолькерта вполне объяснимо. О нравах, царивших в верхушке VW, красноречиво свидетельствует монолог Хартца, произнесенный им еще в прошлом году журналисту газеты Die Welt сразу после вынесения ему приговора: «Мы на «Фольксвагене» были одной большой семьей, во мне видели отца этой семьи, и я проникся отцовскими чувствами. Ко мне шли со всеми проблемами: «Петер, моя возлюбленная хочет украшений! Петер, я должен поехать на «Формулу-I» - гонки меня расслабляют!» Мелочность мне ненавистна. Если деньги существуют и они есть в наличии, и находятся в моем распоряжении, то я их трачу и не имеет значения, кому они принадлежат. В свой карман я не положил ни цента и вот теперь должен за все расплачиваться. Но что такое 2,6 миллиона? Мне говорили нефтяные шейхи, что они за одну ночь прогуливают такие суммы. В сравнении с этим бразильская «мышка» Клауса (Адриана Баррос. - С.Д.) - образец экономности. И другие девушки, которых мы приглашали, большей частью обходились дешево».
Такая вот мораль.
«Французик из Бордо,
надсаживая грудь...»
Впрочем, подобная мораль присуща не отдельно взятой группе топ-менеджеров  «Фольксвагена». Несколько лет назад вся Германия, а вслед за ней и Франция хохотали по поводу инцидента, случившегося во время проходившей в нижнесаксонском городке Целле Пятой европейской конференции прокуроров. В один из дней ее работы с докладом на тему «Основные этические принципы прокурорской деятельности» выступал представитель Франции Пьер Онтан. Среди юристов, и не только на родине, но и в европейском масштабе, он снискал славу принципиального борца с нарушениями кодекса чести прокурорского работника. Концовка его доклада, когда он заявил, что «главные принципы нашего кодекса чести надлежит применять не только в профессиональной сфере, но и в частной жизни, имеющей важное значение в формировании имиджа прокурора», сорвала аплодисменты коллег. А вечером того же дня мсье Пьер отправился в местный бордель. Оттянувшись там по полной программе, он выложил за полученное удовольствие 300 евро наличными. Заявился он туда и на следующий вечер. Но то ли поиздержался француз, то ли еще что, во всяком случае, после очередной порции плотских утех он попытался расплатиться кредитной карточкой, украденной им во время конференции у немецкого коллеги!
Свои 18 месяцев тюрьмы условно и 2,5 тыс. евро штрафа Онатн получил исключительно за кражу. Его походы к проституткам, с точки зрения закона, не предосудительны. Так что неудивительно, что Фолькерту непонятно, в чем его вина. Вряд ли это ему разъяснит и Верховный суд, куда его адвокат готовит апелляцию. А взяточник Шустер, с которого и началась раскрутка аферы «Фольксвагена», еще ждет своей очереди усесться на скамью подсудимых. Но это будет уже совсем другая история.

На фото (слева направо): Клаус-Йоахим Гебауэр, адвокаты Вольфганг Кубицки и Йоганн Швенн, Клаус Фолькерт и адвокат Саша Беттнер в ожидании приговора. После его оглашения улыбок на лицах не наблюдалось.
Германия