Деньги с неба

Америка
№10 (620)

Отовсюду слышны жалобные вздохи: ах, как ужасно все подорожало в магазинах! Действительно, подорожало, и что совсем плохо, продолжает дорожать чуть ли не ежедневно. Инфляция, ничего не поделаешь. Впрочем, кое-что сделать и кое от чего отказаться в принципе можно, да власти придерживаются иной точки зрения, прокладывают иной курс.
Уровень инфляции в США принято определять отличными друг от друга способами. Потому итоги получаются, можно сказать, на любой вкус. Для оптимистов-жизнелюбов из расчетов изымаются цены на продукты питания и энергоснабжение. Тогда по итогам прошлого года мы получаем инфляцию всего в 2,5 процента. Крохотная величина. Она была бы еще меньше, если бы учитывались лишь падающие цены на электронную технику и новые дома. До этого пока не додумались, а то пришлось бы бить тревогу не по поводу инфляции, а в связи с дефляцией.
Официальные данные, выведенные с учетом стоимости продуктов питания и энергоресурсов, ближе к реальности. Цифра выглядит более тревожной – в 2007 году уровень инфляции достиг 7 процентов. Неисправимым пессимистам, возможно, пришлись бы по душе результаты исследований независимых экспертов – эти данные раза в полтора выше официальных.
И напоследок: несколько дней назад стали известны данные за январь нынешнего года – за один месяц инфляция поднялась на целый процент. Это значит, что если все и дальше пойдет таким же темпом, к концу декабря вполне можно добраться до 10 – 11 процентов.
Цены растут по разным причинам: плохой урожай или массовый мор животных на фермах, удорожание сырья на мировом рынке, особенно нефти и природного газа, появление новых, дорогостоящих материалов и технологий, повышение спроса, а значит, и расходов на медицинские услуги. Однако ничто так не подгоняет инфляционные процессы, как чрезмерное обилие денег в обороте. Не нужно быть экономистом, чтобы заметить: если чего-то слишком много, ценность этого «чего-то» обязательно снижается. Товар дорожает, когда дешевеют деньги.
 Нельзя утверждать, что власти не обращают внимания на то, что происходит. Обращают. На прошлой неделе Конгресс заслушал доклад главы Федерального резерва Бена Бернанке. Главный банкир страны признал, что американская экономика столкнулась с серьезными трудностями, переживает не лучшие времена, возможно, стоит на пороге рецессии. Признал он и бурный рост инфляции, хотя в анализ причин предпочел не углубляться. Законодатели внимательно слушали, задавали осторожные, предельно корректные вопросы, однако от некоторых легких упреков, более похожих на намеки, все же не удержались. Главе Федерального резерва старались втолковать, что в финансовой стратегии мало руководствоваться только теорией монетаризма, надо бы чуть шире использовать административные методы регулирования рынка.
Странноватый, признаться, получился разговор. Конгресс уговаривал не увлекаться принципами монетарной теории одного из самых убежденных монетаристов страны и мира. Того Бернанке, которого коллеги-экономисты частенько называют Беном-геликоптером – он не раз повторял, что, будь его воля, деньги для граждан разбрасывали бы с вертолета. В администрации президента Буша новый глава Федерального резерва, сменивший Алана Гринспена, нашел верных сторонников и сподвижников. Белый дом готов охотно и без особых раздумий выделять из федерального бюджета средства на самые разнообразные цели. Как внутри Америки, так и далеко за ее пределами. Хоть в Африку, хоть в Азию- куда угодно. Деньгами разбрасываются так, словно это не доллары США, а российские «деревянные рубли» 90-х годов.
Разговор в Конгрессе производит странное впечатление и по другим причинам. Федеральный резерв – банк, в его руках исключительно экономические инструменты воздействия на рынок. Предлагать финансовой организации дополнительные функции, наделять ее административными правами, по меньшей мере, наивно. Это дело правительства. Да и вообще, если уж конгрессмены и сенаторы взялись рассуждать об инфляции, им следовало бы прежде всего самокритично отнестись к самим себе. Они ведь дружно поддержали предложение президента о дополнительном налоговом возврате, что вбросит в оборот еще более полутораста миллиардов долларов. Понятно, что это чисто популистский акт. В предвыборный период ни демократы, ни республиканцы не решились его отвергнуть. Понять можно, одобрить – нет.
Рассуждали по старинке, традиционно: люди получат дополнительные суммы, побегут покупать за них товары в магазинах, увеличится спрос, возрастет и объем производства. Но времена-то изменились. Рынок до предела переполнен товарами, значительная часть населения в Америке не бедствует, остро в покупках не нуждается. Это не начало 30-х годов прошлого века, когда абсолютное большинство американцев располагали весьма ограниченными средствами и во многом нуждались. Теперь среди тех, кто получит дополнительный налоговый возврат, голодных и нищих практически нет. Рассчитывать на резкий подъем потребительской активности твердых оснований нет.
Росту инфляции и падению курса американского доллара в немалой степени способствует резкое снижение базовой процентной ставки. Процесс такого снижения Федеральный резерв, кажется, готов продолжить. Слух об этом мгновенно прокатился по планете, и американская валюта тут же упала до рекордного уровня – больше полутора долларов за один евро.
Разумеется, есть люди, вполне довольные этим обстоятельством. Даже похваляются: в Нью-Йорк хлынул поток европейских туристов, они скупают за дешевые доллары массу товаров, город получает миллионные прибыли. Это верно. И не ново. Все помнят расхожее выражение старого доброго времени: «Что хорошо для «Дженерал Моторс», то хорошо для всей Америки». Сегодня не для всей. Не надо путать меру личного благополучия, выгоду какой-либо корпорации или какого-либо города с интересами государственной экономики. Это разные вещи. В конце концов, на фондовой бирже есть брокеры, умеющие зарабатывать на понижении курса акций. Их успехи вовсе не означают, что и все другие участники торгов тоже остаются в выигрыше.
 Многие эксперты весьма скептически оценили и понижение базовой банковской ставки, и законодательный акт о дополнительном налоговом возврате. Инфляция – болото, находясь в котором не рекомендуется барахтаться, есть риск погрузиться еще глубже. Инфляция способна, помимо всего прочего, дать импульс росту безработицы. Подъем цен нередко заставляет работодателей сокращать штат сотрудников, повышая заработную плату оставшимся. Как пишет известный экономический обозреватель Роберт Самуэльсон, в результате снижения банковских ставок и массовой раздачи налогового возврата «мы можем получить не только высокую инфляцию, но и рост уровня безработицы, и замедление темпов экономического развития». Как теперь принято говорить, три неприятности в одном флаконе.
Спад в американской экономике и падение курса доллара США тревожат весь мир. Валютные резервы в каждом из таких государств, как Япония, Китай, Россия, превышают триллион американских долларов или приближаются к этой величине. Никто не хочет терять четверть, а то и половину своего валютного запаса. Все готовы помочь Америке, финансовому лидеру планеты, восстановить американский экономический потенциал, сохранить его в качестве гигантского рынка сбыта товаров и услуг. Но что можно сделать, если сами американские власти действуют в противоположном направлении? Вот уж действительно, никто не рубит сук так умело, как тот, кто на этом суку сидит.