АртЭкспо-2008

Культура
№10 (620)

Итак, мы с вами открыли стеклянные двери и сразу же окунулись в шумное, яркое, захватывающее не только своей пестротой и многообразием, но и способностью удивлять, увлекать, забавлять действо, которое носит сегодня имя АртЭкспо 2008. Это широчайше известный в мире искусства подлинно интернациональный форум – на этот раз в нём участвуют едва ли не две тысячи художников более чем из полусотни стран Северной и Южной Америки, Европы, Азии и Африки. Но вдобавок это ещё и юбилейная ярмарка, потому что первая нью-йоркская АртЭкспо, диктующая сейчас цены и определяющая конъюнктуру на мировом рынке искусства, начала свой бег по годам и десятилетиям ровнёшенько 30 лет тому назад, в 1978-м, набирая силу, популярность, авторитет и престижность для художников и галерей показать здесь и продать, разумеется,  как можно больше своих работ. Поэтому не удивляйтесь тому, что в десятилетней давности обзоре Арт Экспо мы говорили о выставке, потом – о выставке-ярмарке, а вот уже несколько лет просто о ярмарке самых разных произведений изобразительного и прикладного искусства. Именно так определил лого сегодняшнего юбилейного великанского художественного и околохудожественного торга Роберт Барнард: «Это безусловно лучшее место на земле для того, чтобы купить и продать произведение искусства».
Так чем же она, юбилейная то есть, отличилась? Да ничем. Решительно. Никаких новаций. Всё то же, всё так же. Кроме, пожалуй, того, что ещё в прошлом году отделили овец от козлищ и ниши с «сольными» выставками отдельных художников разместили подальше от павильонов, где большие галереи и художественные корпорации представляют сразу многих, зачастую по стилистике несовместимых мастеров.
Все были уверены, что переиграют. Но нет. Не думаю, что это новшество разумно и полезно. Не наблюдается нынче и какая бы то ни было стилистическая направленность, как, например, пару лет тому назад превалировал в живописи и в скульптуре сюрреализм. Сейчас – то, что казаки в старину называли кондёр, когда в котёл бросали любую крупу, какая найдётся. Что-то разваривалось, а что-то скрипело под зубами, даже выплюнуть хотелось. И ещё: явно снижен процент по-настоящему хороших, талантливых работ. Думаю, это даже не десятая уже часть, а куда меньше. Причём, что обидно, подчас профессионалы высокой пробы выставляют такую бессмысленную и бездуховную, извините, дрянь, что только диву даёшься. Но спрос изучили крепко: что особенно обидно, ведь продают! А это уже вкусовой ценз уважаемой публики.
Как и ежегодно, приходим мы в гигантский, сплошь застеклённый дворец, названный именем выдающегося американца Джейкоба Джевитса. Здесь проходят престижные, международного масштаба выставки – и технические, и модные, и автомобильные, и художественные. Каждая из них, как и наша АртЭкспо, — огромное разветвлённое коммерческое предприятие, само участие в котором определяет в какой-то мере статус художественной фирмы или самого художника. Хотя... Что «хотя»? Откровенный китч заполнил ярмарку? Находит сбыт? Принты всё совершенствуются, а с набрызгом краской, да ещё на полотне,, ловят доверчивых покупателей? Скоро, дескать, и художникам делать будет нечего. Но нет, долой мрачные прогнозы - искусство, настоящее искусство, побеждает всегда и везде! И мы не будем говорить больше о ярмарке в целом, а просто подойдём к творениям тех мастеров, что не растеряли талант и способность мыслить, не запродали душу. Конечно, увидеть и оценить всех достойных вашего внимания было невозможно - кое-что, наверно, было упущено, но попробую назвать запомнившиеся имена.
Доказательством тому, что подлинное искусство живо и на АртЭкспо 2008 присутствует, являются украсившие ярмарочную экспозицию превосходные, талантом озарённые, ярко эмоциональные мыслящие полотна работающих в тандеме Иосифа Резникова и Олега Шкреда. Это художники-новаторы. С собственным видением найденного, продуманного и выстраданного сюжета, с оригинальной его трактовкой и воплощением, с самобытным философским и колористическим решением. Каждая из них напоминает законченное музыкальное произведение. Это модернизм особого толка: кубофутуристический абстрагированный реализм с вторжением супрематизма. Тут можно говорить о развитии в современном ключе идей первого русского авангарда.
«Нью-Йоркское АртЭкспо помогло карьере и сделало известными многие ныне знаменитые имена, - так сказал вице-президент художественного объединения Джевитс - центра Эрик Смит, - и мы продолжаем делать это сегодня». Не могу не напомнить, что наша газета предрекла известность таким выступавшим на АртЭкспо художникам, как Рубен Борэ, Евгений Тоневицкий, Александр Шабатинас, Марк Калпин, Елена Тилькина.  Теперь выражаем уверенность: успех ждёт Резникова и Шкреда (они подписываются коротко – РЕШ), Сергея Сологуба, Игоря Горяного, Юлию Шатерник, Лию Садагашвили...
Игорь Горяный талантлив безмерно. И столь же оригинален в своей полусказочной сюжетике и в художнической, только ему свойственной, им изобретенной манере. Необычная цветовая гамма и сочетание резьбы по дереву с филигранной живописью. И философский подтекст – эмоциональная инкарнация: силой воли, духа и чувств мы можем перевоплотиться и перевоплотить. Как андерсеновского уродливого принца в красавца – любовью.
Необычные, полные воздуха архитектурные пейзажи Сергея Сологуба представляет галерея «Интерарт» из нью-йоркского Челси. Выбор верный – в каждой картине зритель находит нечто своё, созвучное исканиям своим, пусть и несбыточным мечтам и желаниям. А сопереживание – великая вещь. Из дефицитнейших. И это - парадоксальное сочетание душевности и красоты с иронией и абсурдностью. Ох, туман... В котором тонут дома и лучшие наши порывы. Настольный белокаменный город, от отчаяния и бессилия что-нибудь изменить в мечтах построенный. С алыми, горящими под солнцем крышами...
 Перламутровая даль,
 Из терракоты крыши,
 Из янтаря печаль...
Древний как мир янтарь, его печаль и радость, изысканную его красоту показали на АртЭкспо дизайнеры Валерий Данченко и Ян Сержантов. Их коллекция изящнейших янтарных украшений по-настоящему прекрасна. И как всегда, новинка – особенные, будоражащей красоты тёмно-вишнёвые геммы.
Замечательно, что именно наши соотечественники представили столько бесспорно талантливых работ. Меня поразил скульптурный эскиз памятника, который скоро будет здесь, в Соединённых Штатах, установлен. «Благодарность Америке». Автор – известный московский скульптор Григорий Потоцкий. Его многочисленные монументы – триумф человечности и стремления к миру.
А каковы пламенеющий «Элемент» Игоря Зайцева, обобщённый образ современного города-спрута Дмитрия Прошкина, дивные натюрморты Натальи Исаенко из Петербурга, источающие аромат цветы Татьяны Чарной, эротические рисованные поэмы Андрея Процюка... Здорово показал балетное закулисье, особенно трогательное очарование будущих балерин, Александр Шеверский. Великолепно, будто озвученное, «Струнное трио» Михаила Розенвайна, живописца и педагога. Его ученики Юрий Тремлер и Натан Брутский показали хорошую, выразительную, думающую живопись. Никита Денисенков – пост-постмодерн, разумный, со смягчёнными тонами, негромкими красками. Уж очень хорош «Водопад»: мои беды и горести отлетают куда-то в пропасть безвременья, и только брызги удачи весело отражают солнечные лучи. Может, предзнаменование? Дай-то Бог.
У Валерия Дышлова в ренессансном антураже вечные сюжеты: любовь, ревность, зависть, честолюбие, никому, на поверку, не нужный опыт стариков... Отличные объёмные, чуть-чуть импрессионистические пейзажи Ирины Куликовой; Лилия Попова – статично, но интересно по композиции. Наташа Юдина выбрала эпиграф для своей неординарной живописи: «Найди себя в моём искусстве». Я нашла. Её поразительно пластичные дерзкие огненные кони – это моя незабытая молодость. Когда смотришь на творения Зорикто, художника из Бурятии, тебя буквально сбивают с ног порывы степного ветра, оставляя на губах горьковатый полынный привкус. Но особо хотелось бы остановиться на творчестве состоявшегося и широко известного молодого мастера фотографики Алексея Любимкина. В его павильоне я задержалась надолго. Элегантный урбанизм, парадоксальность композиционных и цветовых решений, невозможные ракурсы, образность подачи привлекательны необычайно. «Это фотохудожник нового типа, поэтому содержание и стиль его работ отражают многие явления, происходящие сегодня в культурном пространстве». Так определил место Любимкина в искусстве президент Российской Академии художеств Зураб Церетели.
 Не хотелось бы, чтобы вы уверовали, будто каждый наш соотечественник – непременно кандидат в гении. Мусора предостаточно. К сожалению, не меньше, чем работ талантливых. Такие перлы довелось увидеть - вплоть до жирных котов, украшавших коврики с послевоенных базаров. К тому же мы договорились, что не будем называть имена бездарей и приспособленцев - велика честь. Вдобавок пока я рассказала вам лишь о нашенских художниках – и тех, кто осел в разных штатах Америки, и тех, кто приехал из России, Украины, Канады, Германии, даже Австралии. И из Израиля. Потому что сейчас, когда короткий, увы, рассказ пойдёт о мастерах этой кипящей талантами страны, опять рядом с сабрами, т.е. коренными израильтянами, возникнет череда имён тех, кто родился и учился в бывшем Союзе.
 Из израильских живописцев примечательны Исаак Маймон ( чудесные, яркие и выразительные, окрашенные юмором жанровые сценки, каковых на ярмарке почти не наблюдалось) и Юдит Шани – изящно выписанные укрупнённые миниатюры, где в качестве главного персонажа выступают руки, которые могут подчас (в мастерском исполнении) рассказать больше губ и глаз. Руки, перелистывающие книгу, перебирающие бусинки ожерелья - как дни нашей жизни, зажигающие, нет, возжигающие свечу – пламя веры. А скульптура? То знаменитое, поражающее особой пластикой, особой фантазийностью в духе современного искусства бронзовое литьё малых форм? Естественно, на ярмарочных просторах, в невероятном гаме и суете я могла многое упустить, зато нашла интереснейшие, опять же изысканнейшей пластики шедевры Ионафана Дармона: его скрипачку, балерину, флейтистку – чудо овеществлённой в бронзе музыки и красоты. А ещё чудесные работы Наоми Фаран, удивляющие каменные изваяния Эммануеэля Карми, «Древо жизни» из посеребрённой бронзы Захария Оксмана, а это мастер неожиданный и дерзкий, со своей темой и эстетикой.
 Состав художников на АртЭкспо разнонационален, но резко отличен от прежних лет. Французов, итальянцев, англичан не отыскать(единственный француз, которого удалось встретить, — одарённейший Оливье Трамони). Доля россиян намного выросла, Африка представительствует во всю (нашла высеченный из каменной глыбы шедевр Ннамди Оконкво  – «Они ждут»), масса китайцев и японцев, так сказать, местного, уже американского разлива. «А американцы как таковые тоже есть?» – усмехнётесь вы. Ну, разумеется. Если не большинство, то, во всяком случае, очень много. Причём низкий процент (экое поношение искусства!) работ талантливых примерно тот же, что и у всех. Такая вот уравниловка. Начнём с фотоискусства: знаменитейший Монте Наглер, Майкл Джозеф, изумительный портретист Брауни Харрис. У Питера Саймона портрет старика с гитарой смело можно отнести к числу шедевров. Барбара Роуз делает снимки произведений искусства, чаще – скульптурных композиций. Поражена была её «Сердцем камня» и «Альтер эго».
Теперь о хорошей профессиональной живописи. Маковое поле Линды Ли зовёт, в супрематических абстракциях Делии Солари я вижу смысл. Хороши и палитра, и художественный замысел в большинстве работ Фабьена Переза и постимпрессиониста Дэвида Грива, а уж города Мигеля Фрейтаса – какая глубина очень личного видения и восприятия нашего безумного мира!
 Прикладное искусство на этот раз было собрано, как говорят украинцы, до кучи и размещено на трёх крайних линиях ярмарочного пространства. И чего тут только не было: дивные, какой-то сверхфантазией и колдовскими руками рождённые вазы, блюда, абажуры из цветного стекла, разновеликие зеркала в рамах под старину, светильники, керамика, деревянные поделки, гобелены и изделия из них, всяческие сумки и сумочки, шляпки (безвкусные, правда), модные сейчас кожаные пояса... И бижутерия – отменнейшая. Прилавки женщины берут штурмом. И вообще открыть для себя блёстки истинных талантов, побродить, поглядеть, оценить, быть может, купить – увлекательно. Не Эрмитаж, конечно, а большущая многообразная ярмарка. И интересное шоу. До встречи на АртЭкспо 2009!