Цена улыбки дельфина

В мире
№11 (621)

Вообще-то к дельфинам в Грузии относятся, да и всегда относились с большой симпатией. Сейчас даже собираются восстанавливать некогда знаменитый Батумский дельфинарий, исчезнувший в “смутные годы”. Но веселый дельфиненок, родившийся недавно в Сочи, может стать для грузин одним из самых несимпатичных созданий. Потому что он - талисман зимних Олимпийских игр-2014. И дело вовсе не в том, что Грузия сама претендовала на проведение этой Олимпиады. Дельфиненок невольно оказался в большой политике: из-за спортивного события, которое он олицетворяет, на новый, крутой виток выходит грузино-абхазское противостояние. И накал противоречий между Тбилиси и Москвой может обернуться самыми неприятными последствиями.
А ведь еще меньше года назад все выглядело совсем по-другому. Когда российский город вместе с австрийским Зальцбургом и южнокорейским Пхенчханом вышел в “финал” борьбы за проведение Олимпиады-2014, в Грузии поддерживали именно его кандидатуру. “Хотя мы не имеем права голоса, у нас есть свой фаворит - Сочи”, - заявляли в Национальном олимпийском комитете.
Победе черноморского курорта радовалось и грузинское руководство: Олимпийские игры разрядят напряженность в нестабильном Кавказском регионе и подвигнут Россию на урегулирование конфликтов с Абхазией и Осетией. Ведь проводить Олимпиаду в 30 километрах от неспокойной зоны никто не позволит.
Но тут российский вице-премьер Александр Жуков объявил, что Абхазия будет использована для подготовки к сочинским Играм, а мэр Москвы Юрий Лужков пошел еще дальше. Он открыто заявил: “Абхазия настолько тесно соседствует с Сочи, что трудно представить проведение Олимпиады без участия такого доброго соседа, как она”. А затем подписал с президентом непризнанной республики новый протокол о сотрудничестве, где даже конкретно указаны инвестиционные проекты, которые Москва осуществит в Абхазии. И сейчас в мятежной автономии происходит то, чего больше всего опасались в Тбилиси. Начали работать два предприятия, добывающие щебень для строительства олимпийских объектов, на российские деньги строятся еще несколько заводов, реконструируются автострады.
А глава администрации Гагрского района, граничащего с Сочи, вообще заявил, что примет значительную часть туристов, так как “потенциал сочинских курортов уже ограничен, а инфраструктурное развитие Гагр только начинается”.
А еще Гагры станут для олимпийского строительства одним из крупных поставщиков инертных материалов, стекольного песка, гранита и т.д. Затем выяснилось, что в Абхазии будет жить большая часть рабочих, занятых на строительстве олимпийских объектов, что участок дороги в Красную Поляну вклинится в абхазскую территорию, что под “олимпийским прикрытием” в Сухуми разработали инвестиционные проекты долгосрочных программ развития курортов...
Естественно, все это самоуправство привело в ярость Грузию, частью которой Абхазия является по всем международным нормам. Увидев, что Россия, уже раздавшая жителям Абхазии свои паспорта, открыто продолжает лить воду на мельницу сепаратистов, даже “отставник” Эдуард Шеварднадзе, пользуясь своим авторитетом в мире, предложил бойкотировать сочинскую Олимпиаду, если Россия не урегулирует конфликт в Абхазии: “Она должна быть наказана так же, как Советский Союз в 1980 году за ввод войск в Афганистан”.
Официальная Москва отреагировала на заявление патриарха дипломатии совсем не дипломатично. “То ли это уже старческий маразм начался, то ли привычка делать мелкие гадости осталась”, - прокомментировала первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска.
Но и грузинские власти впервые после “революции роз” оказались единодушны с “белым лисом”. “Если Россия будет вести себя как на собственной территории, нарушая международные нормы, мы напомним ей, чья это территория, и сочинская Олимпиада может разделить участь московской”, - объявила спикер парламента Нино Бурджанадзе. И воцарилось напряженное ожидание, со скандалами прервавшееся уже совсем недавно.
В феврале в горах Абхазии начали строить дорогу для вывоза в Сочи лесоматериалов, и это вызвало панику среди грузинских экологов. Заготавливать на своей территории лес для олимпийского строительства Россия может или в Сибири, или на Северном Кавказе. Но Сибирь чересчур далека, а в кавказском регионе вырубка леса ограничена законом, к тому же там в основном растет хвоя, а ценные лиственные породы - в Абхазии, где, как говорится, “закон – тайга, прокурор – медведь”.
Вот и обратились взоры строителей на лесные массивы, никогда не знавшие пилы и топора. Эти массивы на стыке Европы и Азии сохранили уникальное биологическое многообразие, а теперь индустрия лесозаготовок уничтожит целые экосистемы.
Вырубка деревьев обязательно вызовет эрозию и разложение горных пород, со временем может произойти утечка воды из Ингури ГЭС, а это уже способно вызвать катастрофу во всем регионе. И грузинские экологи бьют тревогу: “Наша страна лишена возможности административного влияния на территории Абхазии. Единственный путь к сохранению первозданной природы - привлечение ООН, ОБСЕ, международных организаций, имеющих мандат на охрану окружающей среды”.
А Россия под визжание пил и рев лесовозов продолжает “приобщать” Абхазию к Олимпиаде. Ее министр транспорта заявил, что “использование Сухумского аэропорта в рамках строительства олимпийских объектов сняло бы множество проблем, которые могут возникнуть в будущем”. “Хотим успокоить, - ответили на это в грузинском парламенте. - К тому времени территориальная целостность Грузии будет восстановлена, и мы уверены, что наше правительство не исключит помощь в проведении Олимпиады и использовании Сухумского аэропорта.
А пока переговоры с сепаратистскими властями на чужой территории противоречат официальной политике России и дискредитируют ее”.
 Но тут Москва и вовсе сделала шаг, который привел в восторг Сухуми и озадачил весь остальной мир. Она отменила введенные в 1996 году торгово-экономические, финансовые, транспортные и другие санкции против Абхазии и призвала все страны СНГ сделать то же самое. Так стало явью предупреждение Владимира Путина: на тот случай, если будет признана независимость Косово, у России готовы свои “домашние заготовки”.
Госдепартамент США тут же запросил МИД России о причинах такого шага, а как отреагировали в Тбилиси - легко представить. Вот лишь основные оценки и выводы. “Возмутительный и провокационный шаг, требующий адекватной оценки наших друзей из США и стран Европы... Подрыв правовой основы миротворческой операции - Россия становится стороной конфликта, и мы можем объявить вне закона ее вооруженные силы на территории Абхазии... Основа для неограниченной военной помощи Абхазии - снимаются обязательства не допускать поставок вооружений и найма своих граждан в вооруженные формирования...”. Правда, прозвучали и успокаивающие слова премьер-министра Владимира Гургенидзе: “Печальное заявление, недружественный шаг. Но я далек от драматизации вопроса и не считаю, что за этим заявлением последует экономическая аннексия Абхазии”.
А Москва, хоть и заявляет, что сняла санкции лишь ради вывода из тупика переговоров с Сухуми и Тбилиси, все равно подобна той самой кошке, которая чует, чье мясо съела. Не случайно небезызвестный Владимир Жириновский, в эксцентричной форме озвучивающий позицию Кремля, не исключает провокации накануне Олимпиады: “Сорвали нам Олимпийские игры летом, а здесь могут спровоцировать ввод наших войск для защиты Абхазии от наступающей грузинской армии как раз под новый, 2014 год”.
Конечно, скорее всего, улыбающемуся обаятельному дельфиненку, который, несомненно, появится и на плакатах в Абхазии, не угрожает опасность оказаться под прицелом грузинских коммандос.
В Тбилиси надеются, что к тому времени Абхазия уже вернется в лоно Грузии. Но в ожидании этого подчеркивают: “Любую попытку использования территории и инфраструктуры Абхазии без нашего согласия мы рассматриваем как аннексию”. Есть и более тревожащее заявление - об “адекватных действиях для защиты своих национальных интересов”.
Так что наметившееся было потепление в отношениях двух стран может пойти на убыль - Россия явно не собирается прекращать открытую поддержку сепаратистов. Ведь в связи с Олимпиадой-2014 эта поддержка несет такие экономические выгоды, что можно поступиться и политической ценой.