Через века...

Связь времен
№30 (326)

12 сентября 2001 года, всего день спустя после трагических событий, едва ли не перевернувших мир, семья художника Анатолия Соколова, жителя Сан-Франциско, передала Российскому Историческому музею портрет Кончиты Аргуэлло, дочери коменданта крепости Форт Пресидио в Сан-Франциско. К тому времени в музее уже «поселился» портрет ее возлюбленного, русского государственного деятеля, путешественника и купца Николая Резанова.
В годы моей юности, в начале 80-х, на гребне популярности была рок-опера «Юнона и Авось» - плод творческого вдохновения поэта Андрея Вознесенского и композитора Алексея Рыбникова, потрясенных романтической историей, приключившейся в начале ХIX века в далекой, почти сказочной Америке.
...Николай Резанов вошел в Форт Пресидио на корабле «Юнона», чтобы закупить продовольствие для россиян, живших на Аляске. Здесь они и встретились - 16-летняя Кончита и 40-летний Николай - и поклялись в вечной любви. Однако судьба распорядилась иначе: на пути из Америки в Россию камергер Резанов умер. А Кончита ждала. Каждый вечер выходила она на берег и всматривалась вдаль. Лишь через 35 лет зашедшие в гавань английские моряки донесли до нее печальную весть. Кончита ушла в монастырь...

Для меня, как, наверное, для сотен тысяч театралов, заполнивших до отказа театр Ленинского комсомола, место действия – Сан-Франциско – звучало не более чем театральная абстракция. И вот двадцать лет спустя я еду по бульвару Arguello – в честь той, два века назад совершившей подвиг любви и верности. Бульвар ведет к Заливу. На месте гавани – знаменитый мост Golden Gate. Здесь стояла усадьба Аргуэлло.
Но материализовалась для меня не только театральная декорация Сан-Франциско. Судьба подарила мне встречу с Мастером, даровавшим влюбленным вторую жизнь, и его наследниками, «воссоединившими» Кончиту и Николая.
Самого Мастера уже нет в живых: художник Анатолий Александрович Соколов родился в 1891 году и умер в 1971-м. Его творческое наследие подобно дереву, корни которого уходят глубоко в родную почву русской культуры, а пышная, исполненная жизненной силы крона охватывает Россию, Аргентину и США.
«Анатолий Соколов окончил кадетский корпус и кавалерийское училище. Будучи студентом, по высочайшему разрешению посещал занятия в Академии художеств, часто бывал в мастерской Репина.
Революция застает Анатолия Соколова в Финляндии. В Выборге он узнает о страшной гибели отца, расстрелянного в своем доме в Петергофе. Один из братьев погибает в боях гражданской войны, следы второго теряются на долгие годы. Анатолий бросает училище и возвращается к матери и сестре. В это тяжелое время единственным способом поддержать осиротевший дом и не пропасть в вихрях классовой борьбы для него становится занятие рисованием. Он заканчивает Академию художеств, обучаясь у А. Кардовского и Б. Кустодиева».
В 1926 году художник женится на Александре Ивановне, урожденной Матюхиной, красавице, приехавшей в Ленинград из Карелии учиться. У них рождается сын Игорь. А в 1932 году Анатолия арестовывают. Девять месяцев в одиночной камере. Приговор: десять лет лагерей. В лагере занятия рисованием помогают сохранить себя.
«В 1937 году чекисты решают отпустить художника, однако запрещают ему жить в родном городе... Двенадцать часов на сборы – семья по совету друзей перебирается в Симферополь. Благословенная земля Крыма встречает их голодом. И опять Анатолий Соколов находит спасение в живописи... Власть же пытается покровительствовать художнику». Его работы отмечены на Всекрымской выставке. В 1938 году его избирают главой Союза художников Крыма.
Казалось, жизнь налаживается. Но грянула Вторая мировая. Под бомбами гитлеровских оккупантов погибла уникальная коллекция картин Крымского музея, где хранились все работы Анатолия Соколова. В 1942 году Анатолий, опасаясь за сына, которого могут угнать в Германию, решается на отчаянный шаг: бежать в нейтральную страну. Замаскировавшись под раненого румынского солдата, спрятав маленького Игоря и переодев жену в форму сестры милосердия, Соколов бежит через Румынию на Запад, в Европу. Отчаянный путь через семь месяцев завершается в Швейцарии. Позади Россия, где остались сталинские лагеря, родные могилы и война. В Швейцарии семью ждали мир, безденежье и неустроенность. И снова живопись возвращает Анатолия Александровича к жизни».
Тоска по родине, оставленной, скорее всего, навсегда, выливается в величественное полотно «Взятие Измаила Суворовым».
Тем временем семья перебралась в Лихтенштейн. Соколов пишет принцессу этого княжества, с которой был хорошо знаком его отец. Он участвует в выставках в разных европейских городах.
В 1950 году семья переезжает в Аргентину. Анатолий Соколов увлекся историей национально-освободительной борьбы аргентинцев и создал полотно «Переход через Анды», посвященное национальному герою Аргентины генералу Хосе Сан-Мартину, которое получило золотую медаль национального конкурса, несмотря на то, что эмигранты к участию не допускались. Картину приобрел Национальный музей. А в 1953 г. художник пишет по заказу Конгресса полотно «Освободитель генерал дон Хосе Сан-Мартин».
«В третий раз начав жизнь с нуля, Анатолий Соколов вновь обретает известность. И словно во искупление перенесенных страданий судьба готовит ему неожиданный подарок. О нем пишет пресса, сначала в Латинской, а потом в Северной Америке. И однажды Анатолий находит в почтовом ящике письмо из Калифорнии – от брата, который без вести пропал в годы гражданской войны. Оказалось, что вместе с Белой армией он отступал на Восток, пересек всю Россию, очутился в Китае, а затем перебрался в Сан-Франциско».
Через годы судьба воссоединила братьев на американской земле. С 1962 года художник с семьей живет в Сан-Франциско. За десять лет жизни в США Анатолий Соколов пишет 19 монументальных полотен.
На большинстве из них оживает история освободительной борьбы Соединенных Штатов. Поразительно, насколько русский эмигрант, проживший к тому же большую часть жизни не в Америке, за несколько лет проживания в Штатах проникся духом американских пионеров, героев Войны за Независимость, бесстрашных ковбоев, экзотических индейцев.
Свет великой любви Кончиты Аргуэлло и Николая Резанова озарил душу художника, как бы сведя воедино российский, испанский и американский мотивы его жизни.

... И вот моя встреча с сыном и невесткой Анатолия Александровича - Игорем и Аллой. Дом Соколовых словно создан для исцеления больных: он стоит на высоком холме, откуда открывается панорама белого города и величественной глади океана. Старинное убранство комнат, стены заполнены батальными полотнами, портретами, пейзажами. Экзотические испанские и староамериканские сюжеты перемежаются с реминисценциями дореволюционной России: уголки Москвы, Петербурга, русские тройки в заснеженных деревнях... Картины в стиле, объединяющем элементы импрессионизма и реализма. В центре Сан-Франциско я попала в петербургский салон начала ХХ века! Алла Федоровна устроила для меня настоящую экскурсию по домашней картинной галерее.
На одной из картин – женщина в строгом, с бронзовым отливом, платье, озаренная опаловым закатным сиянием, стоит на пустынном скалистом берегу. Ее голова и руки обреченно опущены, она вглядывается вдаль потухшим взглядом, словно прощаясь со всем, что ее окружает. Надпись: А. Соколов, 1969. «Все – в прошлом».
- У нас было два портрета Кончиты Аргуэлло, - ловит мою мысль Алла Федоровна. - Один, подаренный музею истории России, - «В ожидании». Кончита ждет любимого, еще не зная о том, что ожидание напрасно. А второй портрет – вот, перед Вами: Кончита перед уходом в монастырь. Алла подводит меня к одной из картин. «Куда несешься ты, Россия?» По заснеженной московской улице мчится тройка вздыбленных коней, видно, как они храпят, рвутся из упряжи и не могут остановиться, влекомые неведомой силой.
- А где еще можно увидеть работы Анатолия Александровича?
- У нас осталась лишь небольшая часть его работ, остальное он продавал, это было его заработком.
- Как Вы решили передать России портрет Кончиты?
- Еще в советские времена, когда в Сан-Франциско в 1972 году открылось консульство, мы установили с ним связь, ведь здесь – исторический центр русских поселенцев в Америке. Во время приезда М. С. Горбачева в Сан-Франциско в 1990 году мы подарили ему эскиз картины «Русские купцы в крепости Форт Росс». Как-то в Сан-Франциско была выставка «Древние сокровища России» из Исторического музея. В числе экспонатов привезли портрет Николая Резанова. Он был написан неизвестным художником в 1805 году, его случайно нашли на Аляске, в избе рыбака, с 1931 года портрет находится в Историческом музее. Я увидела этот портрет и подумала, что надо «воссоединить» влюбленных. А потом я показывала нашу домашнюю галерею супруге консула России. Она обратила внимание на Кончиту, спросила, что это за девушка. И у нас обеих родилась идея: «переселить» Кончиту к возлюбленному, в Россию. Музей, естественно, с радостью принял идею. Церемония передачи картины была назначена на 12 сентября сего года. Мы прилетели в Москву всей семьей... И вдруг – роковой день 11 сентября. Думали, отменят церемонию, но она состоялась. Пришло около сотни человек, в их числе - создатели оперы «Юнона и Авось»: режиссер Марк Захаров, композитор Алексей Рыбников, исполнители главных ролей Елена Шанина и Николай Караченцов (церемония совпала с 20-летием постановки оперы); американский атташе по культуре, министр иностранных дел России Игорь Иванов. Вел церемонию Владимир Познер.
- А не жалко расставаться с картинами, ведь они становятся частью Вашей жизни?
- Китайская мудрость гласит: если картины не продавать и не раздавать, они умирают. Вместе с тем, конечно, с каждой «ушедшей» картиной уходит часть нашей души. Бывает, выкупаю обратно картины прямо с аукциона.
- Значит, теперь у Вас есть повод приезжать в Россию?
- Мы неоднократно бывали в России. В 1987 году мы подарили Третьяковской галерее «Взятие Измаила Суворовым». Устраивали в России несколько выставок работ Анатолия Соколова. Первую – в 1991 году в Петербурге, родном городе художника. Затем, в 1994-м, - в Хабаровске, ибо нас пригласила заведующая картинной галереей этого города, приезжавшая в Сан-Франциско по культурному обмену. Выставка называлась «Анатолий Соколов. Русские мотивы». В 1997 году мы снова были с выставкой в Хабаровске – на сей раз привезли «Американский период». У нас всегда есть повод приезжать в Россию, потому что это – наша родина. Анатолий Александрович никогда не прерывал духовной связи с Россией, но ему не было суждено увидеть ее после разлуки.


Комментарии (Всего: 1)

Увидела на предварительном аукционном показе картину Мастера, упоминаемую здесь «Куда несешься ты, Россия?», датированная '49 . В каталоге значилось Anatoly Sokoloff Lithograph. Впечатляющая картина, с царским гербом России. К сожалению, на аукционе побывать не удалось. Он прошел сегодня.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *