Лавры и грабли

В мире
№11 (621)

Каждый из известных возмутителей мирового спокойствия начинал свою карьеру по-своему. Однако конец большинства из них выглядел одинаково. Не станет, по всей видимости, исключением из этого правила и карьера президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада.
Это стало очевидным на прошедшей неделе, когда агентство АР распространило интервью одного из кувейтских политологов, бывшего советника правительства Сами Аль-Фараджа, которое он дал газете «Ас-Саясса».
Интервью посвящено иранской ядерной программе. Кувейт вместе с другими членами Совета по сотрудничеству стран Персидского залива поддерживает мирное решение иранской ядерной проблемы. Официальная позиция этой группы государств не предполагает использование Соединенными Штатами их территории для военного вторжения в Иран, однако мнение кувейтского политолога дает все основания предполагать, что «возможны варианты». Если верить газете, то Аль-Фарадж считает, что уничтожение иранского ядерного реактора соответствует интересам стран Залива и они не возражали бы против того, чтобы это произошло. На роль избавителей региона от иранской ядерной угрозы претендентов мало, практически можно назвать лишь две страны, которые в силу того, что Иран угрожает им напрямую, могли бы, с определенными оговорками взяться за это дело. Это США и Израиль. Однако, как пишет кувейтская газета, ситуация будет «менее неловкой», если эту миссию выполнит Израиль, а не США.
Казалось бы, какая арабским странам разница, кто это сделает? Однако, учитывая региональный менталитет, можно понять, что в том случае, если это сделает Израиль, арабские режимы смогут оправдаться перед исламским миром заявлениями об очередных кознях сионистского образования, позволить своим народам выпустить пар в бурных, но контролируемых властями демонстрациях протеста, и – успокоиться. Если же нападение на иранские реакторы совершат США, арабским режимам будет труднее оправдывать свое бездействие, исламский мир их не поймет.
Именно поэтому Аль-Фарадж говорит о том, что если израильтяне нанесут удар по иранскому ядерному реактору, это будет «совсем неплохо». «По правде говоря, Израиль, ликвидировав угрозу иранской ядерной гегемонии в регионе, сделает очень много для безопасности стран Персидского залива».
Заявление кувейтского политолога не в последнюю очередь связано с тем, что Иран отказался присоединиться к странам Персидского залива с их программой развития мирных ядерных технологий. Что, казалось бы, странного в отказе Ирана? Ну, не хотят они делиться достижениями со своими братьями. Это, конечно, не по-мусульмански, но – своя рубашка ближе к телу.
Однако этот отказ подтвердил опасения, которые до сих пор высказывались в основном европейскими странами и США, что Иран в своих исследованиях преследует не только (и не столько) мирные цели.
Об этом говорит и кувейтский эксперт, считающий, что, даже не имея еще ядерной бомбы, Иран вмешивается в дела Ирака, Ливана и палестинцев и разжигает взаимную ненависть между суннитами и шиитами. «Вопрос в том, что же произойдет, когда иранцы станут обладателями оружия массового уничтожения? Мы должны назвать вещи своими именами и признать: в наших интересах похоронить иранскую ядерную программу», – говорит Аль-Фарадж.
Почему же для стран Персидского залива израильское вмешательство в иранские ядерные дела предпочтительнее, чем если бы это сделал Израиль?
В Кувейте, Бахрейне и Катаре располагаются американские военные базы. В том случае, если на иранские ядерные объекты нападут Соединенные Штаты, эти базы, а заодно с ними и территории стран, в которых они расположены, наверняка подвергнутся ответным ударам со стороны иранской армии. Это уже происходило во время кампаний против саддамовского Ирака. И этого очень не хотят правители этих стран. Если же, как мыслит Аль-Фарадж, за дело возьмется Израиль, только территория еврейского государства подвергнется риску иранского ракетного ответа. Хотя и в этом случае США не останутся в стороне, все же действия американской армии станут ответом на иранскую атаку и будут для стран Залива «менее неловкими».
Действительно, главную опасность Иран все-таки представляет для Израиля. О том, что президент Ирана постоянно призывает стереть Израиль с карты мира, известно уже давно. Но на днях власти этой страны инициировали очередное мероприятие, на котором организация «Исламские студенты за справедливость» объявила о том, что выплатит миллион долларов США за убийство министра обороны, главы службы внешней разведки или командующего отделом военной разведки израильской армии. Это уже серьезно. Если о «стирании с карты мира» некоторые более умеренные иранские деятели говорят как о некоей метафоре, которая, дескать, не призывает к реальному уничтожению Израиля, а констатирует его неминуемое падение, то недавняя инициатива исламских студентов является не чем иным, как уголовно наказуемым деянием, даже и по иранским, я думаю, законам. Однако, Израиль, несмотря на провокации со стороны Ирана, а также на почти неприкрытые намеки арабских политиков, не намерен вступать в борьбу в одиночку. Об этом недавно совершенно однозначно, заявил президент Израиля.
Отвечая на вопросы журналиста Le Figaro, президент по поводу новых санкций против Ирана сказал, что «это лучше, чем ничего», сославшись на то, что санкции доказали свою эффективность в случаях с Ливией, Южной Африкой и Северной Кореей. Если же санкции не заставят Иран прекратить разработки ядерного и ракетного оружия, то, по словам израильского президента, у мирового сообщества останется единственная возможность - военное вмешательство. Вот тут-то французский журналист и задал вопрос о том, будет ли Израиль действовать самостоятельно, на что президент ответил однозначно: «Ни при каких обстоятельствах. Мы не настолько безрассудны, чтобы в одиночку атаковать Иран». Проблемой иранского ядерного и ракетного оружия, по мнению президента, должно заниматься международное сообщество, так как «иранские ракеты дальнего радиуса действия являются не только израильской проблемой».
Хочется арабским режимам зоны Персидского залива или не хочется, но в том случае, если станет вопрос о военной акции против Ирана, им придется решать – становиться в оппозицию силовому решению или поддержать его. Есть и еще одна опция – не поддерживать, но и не противодействовать. Хотя если судить по некоторым процессам, которые ныне, пока еще не очень явно, протекают в этих арабских странах, может случиться и так, что другого выхода, кроме поддержки антииранской кампании, у них просто не останется. Речь, правда, идет о противодействии не Ирану, а другой радикальной исламской силе – террористической организации «Аль-Каеда», однако этот процесс столь симптоматичен, что о нем стоит упомянуть.
В конце прошлой недели один из духовных лидеров Саудовской Аравии в ответ на призыв руководителей «Аль-Каеды» жертвовать деньги «семьям в Афганистане и Пакистане» призвал граждан страны не поддаваться этому спекулятивному обращению. «Плохо давать деньги на цели, в которых вы не уверены, а также людям, обладающим сомнительной репутацией, - сказал саудовский духовный лидер. – В данном случае дело еще хуже. Эти люди служат злу и действуют во вред мусульманам».
В связи с этим заявлением представляет интерес и другая информация из Саудовской Аравии, из которой следует, что эта страна, используя свой авторитет «твердыни ислама», начала программу социальной реабилитации исламских террористов, воевавших в Афганистане и Ираке. Один из чиновников министерства внутренних дел, отвечающий за программу, сообщил, что правительство Саудовской Аравии намерено построить семь крупных центров реабилитации радикалов, в которых будут находиться 6400 бывших моджахедов. После прохождения курса реабилитации исправившиеся получат от правительства помощь для получения образования, работы, покупки жилья и автомобиля.
По примеру Саудовской Аравии аналогичные программы разрабатываются и в других исламских странах – в Йемене, Египте, Индонезии и Ираке, что, по мысли руководителей этих стран, станет действенным оружием в «войне с террором».
Лично я поостерегся бы давать какие-либо оценки этому методу борьбы с террором. История знает немало примеров того, как люди, которым, казалось бы, есть что терять, совершают не только террористические атаки, но и становятся террористами-самоубийцами. За примером далеко ходить не надо – двадцатилетний террорист, убивший на днях восьмерых учащихся израильской религиозной школы, был, по свидетельствам знавших его людей, выходцем из вполне состоятельной семьи и намеревался в ближайшее время жениться. Но, повторяю, саудовская программа – несомненный симптом того, что террор начинает ощущаться арабскими режимами не как признак исламской доблести, а как фактор, сдерживающий развитие исламского мира.
Это со временем поймут и в Иране. Для иранского народа это будет явным облегчением, что же касается Махмуда Ахмадинеджада, то о нем можно будет лишь сказать, что он повторил участь тех, кто, ничему не научившись на истории своих предшественников, загнал себя в западню.