Плох он или хорош?

Нью-Йорк
№11 (621)

Недавно в Нью-Йорке горсовет принят закон, согласно которому лендлорды не вправе отказать в предоставлении жилья обладателям ваучеров по 8-й программе. Это постановление отцов города привело в восторг одних и опечалило других. Однако мэр наложил вето на закон, и теперь горсовет пытается преодолеть вето.
 На всякий случай я спросил нескольких жителей Брайтона, из наших эмигрантов, имеющих SSI, как им понравилось решение обязать лендлордов принимать ваучеры на 8-ю программу.

 Иосиф Ф.: - Вы знаете, я давно уже не видел столь разумного решения властей. Наши люди много лет этого ждали. Слава богу, справедливость восторжествовала.
 Вадим Ш.: Пора прекратить произвол лендлордов. Они же получают за свои квартиры деньги не только от нас, но и от города. Чего они куражатся? Хватит!
 Моисей А.: Хорошо, если наши ваучеры обязаны принимать. Но это не так просто получается. Главное, что не так, так иди жаловаться, судиться. А где взять на это время и силы?
 Эдуард К.: Я двумя руками «за»!
 Разговорить наших эмигрантов не легко. Желающих высказаться хватает.

Трудней оказалось побеседовать с лендлордами. Они, почему-то, скопом в русские магазины не ходят, да и табличек с надписью «Landlord» не носят. И все же мне удалось кое с кем побеседовать, чтобы узнать их – лендлордовское мнение.
 Первым, с кем мне удалось побеседовать, афроамериканец Боб Колгрейг – эмигрант с Ямайки. Он работает в нашей фирме. У нас приятельские отношения. Поэтому он был со мной откровенен.
 В.С. - Боб, поздравляю! Ты лендлорд в Америке. Как ты стал владельцем квартир? Есть ли у тебя русские жильцы?
Б.К. – Я имею квартиры в 16-ти квартирном доме. Ваших русских я «не имею». Они в наших кварталах бояться жить. Я сам рентовал квартиру два года. Дом старый и хозяин был старый. Он за домом не следил, но рент был низкий. В середине второго года моего пребывания в доме хозяин выставил его на продажу. Я и еще несколько жильцов – мы все с Ямайки, сторговались с хозяином и выкупили дом. Каждый из нас взял кредит в банке на свое количество квартир. Мы посчитали, что при существующих ценах на рент и расходах на дом, мы поимеем примерно по 200 долларов с каждой квартиры. И вот началось.
 То течет кран, то розетка рассыпается, то газовая плита не работает, то нужно менять разваливающуюся входную дверь в дом, то кто-то рисует на стенах, а нам закрашивать, чинить бойлер, чистить канализацию и так далее. А на это все нужны деньги и время. Хорошо, что я могу все сам починить, но пришлось купить много инструментов. Выходные дни я трачу на ремонт своих квартир и уборку территории около дома. Зимой, когда снег и гололед, нужно чистить тротуар потому, что если кто-то упадет и поломает ногу, то за лечение приходится платить владельцам дома. Можно нанять фирму, которая будет чистить снег и лед, и, даже, отвечать за травмы. Но за это нужно платить. Ни мне, ни остальным совладельцам дома это не по карману. Летом во время ливней, то подвал зальет с двумя стиральными машинами и сушилками, то какой-то алкаш туда залезет, нагадит – потом убирай. Хорошо, пока пожара не было. Вдруг Ситихолл потребовал сортировать мусор: бумагу отдельно, металл и пластмассу отдельно. Пришлось платить штрафы, потому что жильцы ничего не сортировали.
 Мы берем в наш дом только людей с Карибских островов. Местных не берем – они привыкли сидеть на вэлфере и не платят. Почему? Слушай, однажды в одну из моих четырех квартир весной вселилась семья из местных. Внесли задаток. Но сразу же не стали платить. Я в суд, а там столько бумаг нужно заполнить и еще заплатить. Нанял адвоката, не бесплатно, конечно. В сентябре назначили первый раз суд. А они не пришли. Назначили второй срок, но у них заболел ребенок. Только в декабре состоялся суд, который вынес решение в мою пользу, но зимой семью с детьми выселять нельзя. Настала весна, а они не выселяются. Пришлось нанять специальную фирму по выселению. «Мероприятие» обошлось мне в две тысячи долларов. Получилось, что год они не платили, а я платил и в банк за кредит, и налог за собственность, и за воду платил, и за электроэнергию, и за вывоз мусора, и еще за выселение.
 А тут подвернулась парочка из местных по 8-й программе. Я обрадовался: за них город будет платить большую часть рента, да и люди вроде бы пожилые, спокойные, лет около сорока. Вселились. Вскоре пришел инспектор с 8-й программы проверить квартиру и написал замечания. Оказывается, двери в ванную комнату и в стенной шкаф плохо закрываются и язычок не щелкает - починить, на окнах нет сеток – поставить сетки, на окнах облупилась краска - покрасить, в ванной комнате не замазаны щели между кафельными плитками - замазать, умывальник чуть пошатывается - закрепить, рассыпаются розетки - заменить, холодильник переставить (жильцы передвинули в удобное им место, а провод к нему лежит на полу - непорядок), кран на кухне течет - заменить. И на лестнице нашел непорядок, и в подвале. Вот только цена рента квартиры инспектора не интересовала. Пришлось раскошелиться. Нет, с жильцами по 8-й программе лучше не связываться.
Но если бы я знал, что будет дальше, то вообще местных не пустил бы. Пожилой жилец не работал, а торговал наркотиками. Сам курил всякую дрянь и его герлфренд курила. К ним стали приходить приятели, которые шумели, путали лестницу с туалетом. Они даже умудрялись засыпать в подвале около стиральных машин. Проснутся, нагадят и уходят. А кто убирал?
 Больше я не принимаю ни местных, ни 8-ю программу. Я сдаю такие квартиры, какие у меня есть и по той цене, что есть спрос. Я не имею средств подстраиваться под 8-ю программу.
 
Подробный рассказ Боба многое прояснил мне, но речь шла о доме, куда наши эмигранты, скорее всего, ни при каких обстоятельствах не пошли бы жить. Наконец мне удалось найти «нашего» инженера, который купил себе новую квартиру, а прежнюю решил сдавать. Оказалось, что и тут не все просто.
 - Боря, как ты стал лендлордом?
 Борис З.: - Когда я понял, каким образом назначается арендная плата за квартиру, то, во-первых, поставил задачу жить в собственной. Тут уж дураку понятно, что лендлорд платит за квартиру и банку, и суперу, и мусорщикам, и еще кому-то, да еще и сам хочет на этом поиметь. Почему же он должен иметь, а я не могу? Словом, насобирав на первоначальный взнос, я приобрел квартиру в кредит. Правда, получилось, что выплаты банку плюс «кондо фи» - плата за текущее обслуживание дома и налог на недвижимость получились лишь чуть меньше, чем я раньше платил лендлорду. Но ведь выплачивая кредит, я перевожу квартиру в личную собственность! Жилье все дорожает и дорожает, а я на этом лишь зарабатываю!! Здорово!!!
 Вот и решил я купить себе новую квартиру, а старую сдавать и стричь с этого «шерстку». Так и на старость будет капиталец. Прошло несколько лет, пока я насобирал на первоначальный взнос для второй квартиры. Купил, поселил, стригу «шерсть».
Брокер, который работал в банке, подсказал мне: твои квартиры подорожали – возьми под подорожание еще один кредит в банке и купи еще парочку квартир. Так я и сделал. На этой операции и банк поимел, и брокер получил свое, а я стал лендлордом с тремя квартирами в бизнесе и одной своей. Заработок минимальный. Чтобы жить таким бизнесом, нужно купить квартир сто. Однажды я получил чек от одного из жильцов не на 1600 баксов, а всего на семьсот с копейками. Нормальная, вроде бы, семья. Оба из бывшего СССР. Оба стали тут религиозными. Звоню. Берет трубку жена. Говорю, что получил чек на странную сумму. А дама мне отвечает:
- У вас, де, газовая плита на кухне не новая. Поэтому мы купили новую, которая мне нравится. А вам выслали разницу между арендной платой и стоимостью новой плиты с установкой.
Борис З.: А я ей объясняю: Плиту я поменял три года тому назад. Она была в отличном состоянии. И кто вам дал право, даже за свой счет что-то менять, не согласовав со мною?
 Словом, на следующий год я им не продлил договор на аренду и нашел другую семью. Правда, квартира два месяца пустовала.
- Боря, есть ли у тебя жильцы по 8-й программе?
Борис З.: Были. Но больше не возьму.
- Почему?
Борис З.: Понимаешь, вселилась в односпальную квартиру мать с дочерью – правоверные католички из Бразилии. Дочь учится в колледже, мать что-то делает в церкви. Я даже снизил цену с 1100 на 999 баксов, как положено для 8-й программы. Мамаша платила мне 230. а остальное доплачивал город. Через пару месяцев не получаю от них чек. Да и за свет перестали они платить. Звоню:
Борис З.: - Кристина, почему вы не платите ни мне, ни за электроэнергию?
Кристина: -В церкви тяжелые времена и мне не платят. Подождите, я расплачусь.
 Борис З.: Через пару месяцев она расплатилась. Но, вдруг, город перестал платить. Оказывается, она вовремя не оформила какие-то бумажки. Мне же Кристина сказала:
 - Тебе надо, ты и оформляй.
 Борис З. : Во-первых, я не имею права ставить за нее подписи на документах для 8-й программы. А, во-вторых, у меня нет времени заниматься ее проблемами. Оказалось, что ее дочь уже работает и 8-я программа матери с дочкой не положена. Промучался я с ними больше года – и по судам ходил, чтоб выселить. В конце концов, они выехали. К счастью, мне удалось быстро найти новых жильцов. Почему, к счастью? Да потому что из 8-й программы прислали ко мне посмотреть квартиру здоровенного амбала-вэлферщика в каких-то юбках, обмотанного цветными платками, с серьгами в ушах. В руке у него был большой приемник с магнитофоном. Но я ему сказал, что квартира уже сдана и быстренько оформил договор с другой семьей. Как ты понял, мне 8-я программа не нужна. Пусть город строит специально дома для вэлферщиков и SSIщиков. У меня другой бизнес.
 «Нью-Йорк Пост» недавно сообщила, в одном из многоквартирных домов в Квинсе начался переполох – хозяин сдал студию по 8-й программе симпатичному пожилому человеку. Вскоре полиция развесила объявления во всей округе, что этот симпатяга» - «насильник-педофил» (так положено по федеральному вызакону). Видимо, пока «добрый молодец» сидел в тюрьме, подошла его очередь на ваучер. Из дома в страхе побежали семьи с детьми. Никто не хочет вселяться в дом с половым разбойником. Лендлорд в ужасе от убытков, ругает 8-ю программу, плачется, что не навел справки, чтобы отказать насильнику. А если бы отказал – насильник бы доказал в суде, что ему отказали по расовой причине. И такой поворот дела возможен.
 Не вызывает сомнения, что 8-я программа нужна большому количеству людей, но многим лендлордам 8-я программа – это наказание. Кто прав? Но почему городские власти и судьи на стороне квартиросъемщиков, а не лендлордов? Налоги платят лендлорды, а права у бездельников. Вот такое «диалектическое» противоречие.
 Итак, нужно ли обществу заставить лендлордов принимать ваучеры по 8-й программе?

Виктор Снитковский


Комментарии (Всего: 1)

"да и люди вроде бы пожилые, спокойные, лет около сорока." - вы что рехнулись?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *