ankara escort

ПОЭТОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ...

Спорт
№12 (622)

Четверть века назад основоположник советской шахматной школы Михаил Ботвинник в предисловии к одной из первых книг Каспарова “Мои партии”, изданной на английском языке, привел слова великого русского поэта XIX века Николая Некрасова: “Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан”. От себя шестой чемпион мира М.Ботвинник добавил: “Гарри Каспаров – поэт от шахмат, поэтому вдвойне обязан быть Гражданином”.
Эти слова Учителя, мудрого Наставника легли на благодатную почву. Закончив профессиональную жизнь, пятикратный чемпион мира Гарри Каспаров возглавил Объединенный гражданский фронт (ОГФ), стал одним из лидеров «Другой России», инициатором «Маршей несогласных», выступил открыто с критикой властной российской вертикали, подавившей все демократические свободы, существующие в цивилизованном мире. Многочисленные его статьи в журнале “Wall Street Journal”, публичные выступления в Конгрессе США, на радио и телевидении, лекции в университетах Европы и США послужили основой для новой книги, вышедшей вначале в английской редакции под названием “HOW LIFE IMITATES CHESS”, а спустя более чем полгода, в конце 2007, в русском варианте под названием “ШАХМАТЫ КАК МОДЕЛЬ ЖИЗНИ”.
Выход в свет этих книг вызвал бурную реакцию и не только в шахматной среде. Сразу же было отмечено, что русский перевод далеко не точен (другими словами, неаутентичен подлиннику). Да и название книги звучит по-другому: “Как жизнь подражает шахматам (или имитирует шахматы)”.
Обратимся к истокам, глава «Воспитание скептика» (стр. 125). Гарри Кимович, вспоминая свои детские годы, пишет, что его родители «всегда ставили под сомнение официальную точку зрения и весьма критически относились к советской пропаганде. Сомневаться в общепринятых оценках было для них делом совершенно естественным. Здоровый скепсис вовсе не означает параноидальной подозрительности. Тут главное – ничего не принимать на веру и интересоваться не только самой информацией, но и ее источниками. Независимо от того, смотрите ли вы новости по российским каналам, ВВС или СNN, надо помнить, что информация подается вам по определенному плану. Почему одни новости попадают в выпуск новостей, а другие остаются без внимания? Размышления о том, почему нам рассказывают ту или иную историю, могут научить нас большему, нежели сама история».
Еще одна цитата из Каспарова (стр.167, посл.абз.): «Мое решение отойти от профессиональных шахмат ради полноценного участия в политической жизни во многом основано на потребности оказать сопротивление катастрофической экспансии авторитарной власти в моей стране. Путинский режим эксплуатирует тему безопасности и стабильности как главную причину для обмена гражданских свобод на государственный контроль. Но свобод становится всё меньше, а безопасность почему-то так и остается недостижимой целью. При отсутствии прозрачности почти отсутствует и общественный контроль, в том числе за государственными расходами, а без такого контроля государство может расширить свое вмешательство во все сферы общественной и личной жизни почти до бесконечности. Моим согражданам угрожает опасность глобального злоупотребления властью, поскольку чиновники стали практически неприкосновенными. Любую критику в адрес государственной власти теперь можно назвать «экстремизмом», который в своде законов отделен от терроризма лишь одной запятой. Да, мы живем пока не на военном положении, но в его «облегченном» варианте. Былые его веяния снова в силе, изменились лишь детали».
Слово читателям, которые уже давно хотят высказаться.
Игорь ВОЛКОВ, Калифорния, один из первых откликнувшийся на английское издание, уверен, что русский перевод подвергли «мощному силовому давлению», пишет: “Выступая перед большими аудиториями, Каспаров всякий раз повторяет, что его книга посвящена применению шахматных стратегий для принятия решений в жизни. Но в России, чемпионом которой он неоднократно становился, в составе сборной не раз выигрывал Олимпийское золото, являясь лидером команды на протяжении многих лет – как это ни странно звучит, на стратегии далеко не уедешь, поскольку страна живет не по правилам”. “Это уже не очень похоже на шахматы, – признался Каспаров в одном из интервью. – Скорее это какая-то азартная игра”.
Каспаров, заявляющий, что намеревается свергнуть режим президента Путина, ждет благоприятной возможности для действий – но ждать ему придется очень долго. Он уверяет, что не тратит времени зря – старается консолидировать ядро оппозиционного движения, которое привлекло в свои ряды представителей самых разных идеологий. Но пока что пятикратный чемпион мира, прославившийся агрессивным, взрывным стилем в шахматах, не в силах сделать много, разве что оказывать нажим и выжидать. “Я думаю: если этот режим просуществует еще четыре года, Россия как политическое целое просто развалится, – говорит Каспаров. – Но я не могу ускорить наступление этого момента. Мне остается лишь работать, чтобы, когда этот “час икс” пробьет, я оказался в правильном месте. У меня нет ресурсов для того, чтобы вести игру самостоятельно”. Каспаров говорит по-русски с аритмичной страстностью и легким акцентом, напоминающим о его кавказских корнях. Когда Каспаров выступает за границей и настаивает, что лидерам демократических государств следует обращаться с Путиным не как с собратом, а как с диктатором, по его словам, он наталкивается на другую проблему. “Беда в том, что в Америке и в Западной Европе сложившимся демократиям очень трудно понять, в какой атмосфере происходит сопротивление авторитарным или тоталитарным режимам”, – говорит он. Доктрина Каспарова, какой она предстает в книге “Шахматы как модель жизни”, опирается на понятие “критических моментов”, когда возврат к прошлому невозможен, отраженное в шахматной максиме “пешка назад не ходит”. В политике Каспаров делает ставку на то, что успешная оппозиция в современной России объединится за счет неприязни к Путину, а не благодаря какой-то общей идеологии.
Эта коалиция будет готова взяться за дело, когда скрытые проблемы России – по словам Каспарова, это растущая пропасть между богатыми и бедными, приходящая в упадок инфраструктура и шаткая банковская система – вызовут кризис. “Я полагаю, что спасение России как политического целого крайне важно для всего человечества, – говорит он. – Я нахожу для себя в жизни много интересных идей, но пока, вероятно, воплощение этой идеи будет отнимать у меня максимум времени”.
 Анатолий ХОХЛОВ, Квинс, Нью-Йорк, один из самых верных наших авторов, десять лет назад первый ставший у колыбели нашей “Школы”, как всегда, с юношеским задором пишет:
“Фантазию следует подкреплять трезвой оценкой и расчётом, иначе вы потратите свою
жизнь на красивые промахи”. (Г.Каспаров, “Шахматы как модель жизни”).
Эта притча известна многим музыкантам. Однажды юный Давид Ойстрах представил на суд своего учителя П.С.Столярского новую концертную программу.
 - Ты мине сегодня возмутил...- подытожил профессор на своём неповторимом одесском диалекте.
 - Что, так плохо?!
- Додик, - утирая глаза, растроганно уточнил Пётр Соломонович, - ты мине возмутил на да.
... После выхода в свет 5-го тома “Великих предшественников” наступила некая тревожная пауза, в течение которой Гарри Кимович, если и возмущал спокойствие, то скорее “на нет”. То фотографировался в предвыборном ажиотаже с разными сомнительныии личностями. То попадал в кутузку. А то и получал по голове шахматной доской. Кстати, о последнем: как видно, на Лубянке (а, может, где и повыше) не перевелись ещё любители чёрного юмора. Наверное, хотели таким вот образом кое на что намекнуть... Всё это вызывало в шахматном мире (и не только) тревогу и огромное
беспокойство за судьбу Гения. Ведь во всю эту свору политических “факиров на час” величайший шахматист современности вляпался как инопланетянин, совершенно инородное тело. Страшно было за него. Обидно, что не окончил свой великий труд.
... Но вот наконец-то Гарри Кимович возмутил всех нас “на да”.
У меня в руках его последняя книга “Шахматы как модель жизни”.
Нет, это не продолжение “Моих великих предшественников”, но в какой-то мере логическое подведение итогов тому, что уже было написано. Плоды глубоких раздумий. Блестящая попытка осмыслить глубинную суть этого феномена, скромно называемого шахматной игрой. Ведь если есть Господь или Высший разум, то, думается, шахматы, как и музыка, - это тот язык, с помощью которого Он желает достучаться до нашего ума и сердца. Видно, прав Герман из “Пиковой дамы” (“Что наша жизнь? Игра!”). Только с одной поправкой: не в карты - в шахматы!
Автор пишет: “Эта книга о самопознании и жизненных испытаниях, о том, как научиться ставить перед собой серьёзные цели и принимать ответственные решения”. Думается, что, прослеживая связь законов шахматной борьбы с жизненными реалиями, Гарри Каспаров в какой-то мере продолжил традиции своего великого учителя Михаила Моисеевича
Ботвинника. Как известно, именно Ботвинник, создавая первую компьютерную шахматную программу “Пионер”, в своих работах “От шахматиста к машине”, “Алгоритм игры в шахматы” и др. высказал идею применения законов шахматной игры и методов расчёта вариантов к злободневным практическим задачам перспективного планирования.
... Это поистине мудрая книга. Можно было бы предположить, что создана она не молодым 44-летним мужчиной, а убелённым сединой, отягчённым богатейшим жизненным опытом старцем. Если бы, конечно, не была пронизана вулканической, истинно каспаровской энергетикой. Читать её легко - от этого испытываешь просто-таки физическое удовольствие. Читать её трудно, как, например, прозу Андрея Платонова, где что ни фраза, то шедевр. Когда каждую из них хочется записать, запомнить, “зарубить на носу”. Когда от обилия мыслей кружится голова. Мне кажется, что эта книга Великого Гарри должна стать настольной не только для шахматиста, но и для учёного, бизнесмена, политика (чур меня - чур!). Вообще для любого активного любознательного человека, чем бы он ни занимался.
...Очень хочется надеяться, что для Гарри Кимовича настала пора “собирать камни”. А может, он никуда и не уходил? Может, его не всегда удачные эксперименты с политикой - это лишь попытка проверки на практике обуревающих его идей? Дай-то Господи, чтобы так оно и было! Ведь Каспаров и шахматы - это синонимы. Они не могут существовать друг без друга. Вся многомиллионная армия его поклонников, его друзья и даже недруги верят и надеются: Он не ушёл, Он не уйдёт. И если бы на эту тему проводился Всемирный референдум, то можно не сомневаться, что его результаты были бы куда более внушительными, чем даже итоги выборов нового российского президента.
Владимир СИМОНОВ, С.-Петербург, житель северной столицы, пишет: «Мне ближе светлые идеи Николая Некрасова, которые давали хоть какую-то надежду на будущее, чем то, что происходит сегодня в моей стране, где политика превратилась в сплошной фарс, а слово «выборы» потеряло вообще всяческий смысл. В этой обстановке поражает появление новой книги Каспарова, которая после перевода потеряла несколько перца политического, но не потеряла актуальности и интереса в философском и эстетическом плане. Автор, на мой взгляд, большой романтик – это следует прямо из текста. Мир, что он рисует, действительно покоряет. В конце каждой главы он дает краткую биографию одного из великих гроссмейстеров прошлого, который сумел воплотить свой личный, уникальный опыт. Необыкновенная, рыцарская риторика Ласкера, творческая взволнованность Алехина, едкие остроумные афоризмы Тартаковера, категорические суждения Нимцовича, которые хоть сейчас вставляй в любой политический манифест.
Как шахматная энциклопедия книга вполне самостоятельна и при этом читается как приключенческий роман. История шахматного мира и уникальность стратегического опыта, который дает эта уникальная игра, подкрепляется аналогиями из мира бизнеса и политики. Эрудиция Каспарова впечатляет, в “Жизни как модели шахмат” можно найти самые неожиданные цитаты и примеры. Но отчего же все эти выстрелы снайперские проходят вхолостую, почему они никого не способны разбудить? Почему после “Жизни как модели шахмат” количество юных гениев в России вряд ли возрастет? Каспаров и сам дает ответ на этот вопрос: “Увы, люди необычайно изобретательны в поиске способов бездарного времяпрепровождения”. Одна из заключительных глав посвящена критике современного воспитания, да и как его не критиковать: безусловно, каждый человек в чем-то талантлив, если не гениален. Но, скорее всего, он вообще никогда не столкнется с тем родом деятельности, в котором он смог бы максимально реализовать себя.
“Хватит отвлекаться на глупости, займись-ка лучше делом”, – каждый из нас хоть раз в жизни слышал эту фразу из уст родителей. Таким образом, страсть к “самореализации” уничтожается в зародыше. Гарри Кимовичу повезло - его талант открылся очень рано, он рос в прекрасной семье, его постоянно поддерживали, у него были великолепные наставники. А вот что делать всем остальным, “живущим не своей жизнью” под гнетом бесконечных “обязательств”? Подвиг в современной России - это не “найти себя”. Подвиг в современной России – это отстоять свое право оставаться собой. Почему мы не хотим становиться гениями и лидерами, предпочитая тратить свою энергию на отвратительную ерунду? Потому что, кроме ерунды, ничего не дали. Потому что ожидает нас не соревнование или конкуренция, а самая натуральная бойня. “Конкуренция” теперь – это когда Кремль крутит газовый вентиль в произвольном порядке, а толпы одноцветных дегенератов на площадях приветствуют его действия бурными, продолжительными аплодисментами. Для этого, собственно, пресловутый “путинский режим” и пестует самых кошмарных бездарей, чтобы любой гражданин с отроческого возраста уяснил: “самоутверждаться”, достигать “успеха” сегодня можно, только ползая пузом по навозу. Благоухает, зато сытно. А вот “развиваться” как раз не надо. Кого надо и без тебя разовьют. Закончить хочу строками из стихотворения Некрасова “Железная дорога”
Вынесет всё — и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.
Жаль только — жить в эту пору прекрасную
Уж не придется — ни мне, ни тебе.
Думаю, каждый мало-мальски образованный человек помнит их всю жизнь, со школьной скамьи. Вот только, что удивительно, в программе нынешней российской школы нет места ни «Железной дороге», ни «Поэту-Гражданину». Теперь – другие времена ... Для подавляющего большинства россиян по-прежнему пора прекрасная все еще в сказке, за семью морями, за высокими горами, тем не менее еженедельно по 1-й программе российского телевидения в течение двух часов бывший министр культуры с потрясающим цинизмом, не моргнув, как говорится, глазом, талдычит, что «Жизнь ПрекрАсна!»
Если б вы только знали, как это всё – отвратительно!!!