Рок СОГЛАСНЫХ И НЕСОГЛАСНЫХ

В мире
№12 (622)

Мало кто сомневается, что налицо заурядная провокация. И потому описать в точности, как происходили события, затруднительно.
Председатель петербургского отделения партии “Яблоко” Максим Резник задержался в офисе до поздней ночи – наутро 3 марта готовился Марш несогласных.
Что там делал Сергей Инденок – непонятно. Пресса объявила его другом Максима Резника. Может, и друг. Но из партии он вышел, и, говорят, на этой почве у них был разлад. Так или иначе, он находился в офисе до 3 часов ночи. И покинул его за несколько минут до того, как Максим Резник собрался домой, позвонив предварительно матери.
На улице Резник увидел драку – двое неизвестных избивали Сергея Инденка. (А может, и не избивали, может, это было представление.) Резник вступился. В этот час и в эту минуту мимо офиса, как по сценарию, проезжал наряд патрульно-постовой службы. Блюстители порядка немедленно приступили к исполнению служебных обязанностей. В результате чего один из милиционеров получил травмы средней тяжести, причем каким-то образом установлено, что именно от Максима Резника.
Так или иначе, но получилось удачно - через несколько часов начинается Марш несогласных, а один из его руководителей выведен из дела, так сказать нейтрализован.
На этом нейтрализаторы не остановились. Срочно состоялся суд. Максима Резника обвинили в том, что он “в состоянии алкогольного опьянения нецензурно бранился в адрес трех сотрудников милиции и применил насилие в отношении одного из них, нанеся ему не менее одного удара в лицо и одного удара по ноге”.
Даже готовых ко всему адвокатов Резника удивило решение суда о мере пресечения. До окончания следствия Максим Резник будет содержаться в изоляторе, то бишь в тюрьме.
“Резник подозревается в совершении преступления средней степени тяжести, – заявил следователь. – Это срок свыше двух лет. Находясь на свободе, он может использовать свой статус для давления на суд и потерпевшего... Поэтому необходимо содержание Резника под стражей”.
Какой статус у Резника, ни суд, ни следователи не объяснили. Как он может оказать давление на потерпевшего – тоже. Он ведь не чиновник, обладающий властью, и не уголовник, способный запугать свидетелей. Кстати, четыре месяца назад петербургская милиция задержала с дозой героина неоднократно судимого гражданина, в том числе за разбойное нападение и распространение наркотиков, проще говоря - рецидивиста, и... отпустила на время следствия под подписку о невыезде.
Резник наркотики не распространял – он распространял взгляды партии “Яблоко”. Что, видимо, нынче гораздо большее преступление. Как в сталинские времена, когда бандиты для власти считались “социально близкими”.
Теперь Максим Резник будет сидеть в тюрьме до окончания следствия. А сколько оно продлится – неизвестно. Полагают, что не меньше двух месяцев. Но могут быть непредвиденные обстоятельства – следователь заболеет или переведется в другой город, и дело примет новый дознаватель, который начнет все сначала. Потом уедет в долгий отпуск пострадавший милиционер и так далее.
Марш несогласных в Петербурге состоялся. Без происшествий. А в Москве арестовали 120 человек. Участников марша было-то всего 150. Их встречали 500 милиционеров, отряд ОМОНа и 20 грузовиков с солдатами внутренних войск. “Несогласных” хватали за руки и за ноги, тащили в милицейские машины. Тех, кто сопротивлялся, били дубинками. Романа Шахновского с черепно-мозговой травмой перенесли в машину “скорой помощи” и доставили в больницу.
Уполномоченный РФ по правам человека Владимир Лукин назвал “неадекватной” реакцию московских властей. “Увидев огромное количество военных машин и людей в форме, я подумал: “У ворот Москвы снова враг, и всем надо выходить на защиту родины от нового фашистского нашествия, - говорил Лукин журналистам. - Я бы на месте московских властей взял деньги, которые были потрачены на всю эту суетливость правоохранительных органов, и направил на то, чтобы научить их действовать адекватно”.
Владимир Лукин не обостряет отношения. Он же прекрасно знает, что не в московской власти дело. Каждый милицейский наряд и каждый градоначальник действуют так, как им диктует их верноподданническое чувство, усиленно подогреваемое пропагандой, направляемое свыше и поощряемое полной безнаказанностью.
Видимо, жесткость становится новым этапом суверенной демократии. Максима Резника бросили в тюрьму в Петербурге, а Никиту Белых задержали и привезли в отделение милиции в Москве. Если Резник никогда не был человеком номенклатуры, то Белых – оттуда, из новых государственных чинов. Он был вице-губернатором Пермской области (это очень важный, значимый регион в экономике России) и “перешел на партийную работу”, возглавив Союз правых сил с санкции кремлевских руководителей. Таких в кутузки не сажали.
Задержание Белых – безусловно, новый поворот в отношениях оппозиции и власти. Обострение противостояния.
Разделение и даже противостояние в эти же дни отчетливо проявилось и в сопредельной сфере. На Марше несогласных в Петербурге и Москве выступали рок-группа “Телевизор” с песней “Православные чекисты” и знаменитый лидер ДДТ Юрий Шевчук. “Я никогда не был в политических партиях, но считаю, что должна быть демократия, - заявил он. - Есть носители культуры, а есть разносчики. Разносчиков мы вчера видели на Красной площади! Но рок-музыка - это дух и свобода! Желание быть свободным привело меня сюда!”
Говоря о “разносчиках культуры”, Шевчук намекал на своих коллег, которые ночью 2 марта выступали на Красной площади в Москве, где прошел грандиозный концерт “Я выбираю Россию”. Тот самый, куда согнали под снег с дождем более 20 тысяч юношей и девушек из кремлевских молодежных организаций. После 12 часов ночи на концерт пришли Владимир Путин и только что победивший на выборах Дмитрий Медведев. Как раз при их появлении, секунда в секунду, лидер группы “Любэ” Николай Расторгуев запел:

Давай держись за них, брат, до конца.
Давай за них, давай за нас.
И за Сибирь, и за Кавказ.
Давай за вас, давай за нас,
И за десант, и за спецназ...

Спецобработка музыкантов началась давно. Венцом ее стало приглашение в 2005 году большой группы авторов, исполнителей и продюсеров на беседу с заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым. Предполагалось, что столь высокое внимание вызвано “оранжевой революцией” в Украине. Там ведь рокеры встали на Майдане рядом с Ющенко и являли народу единство революции и молодежи. И потому, мол, наши решили подстраховаться. На самом же деле замысел более масштабный, на далекую перспективу – поставить музыкальных кумиров на службу идеологии власти.
По слухам, тогда на беседе с главным кремлевским идеологом были Борис Гребенщиков, Сергей Шнуров, Вячеслав Бутусов, Земфира, Лева и Шура, продюсеры Александр Пономарев и Дмитрий Гройсман. Андрея Макаревича не пригласили, он сам кого хочешь пригласит – он с Путиным по Красной площади гулял. То же самое относилось и к Николаю Расторгуеву – он к Путину в резиденцию Бочаров Ручей ездил.
То, что рок и попса с радостью принимают от начальства любые приглашения к вальсу, - не новость. По этому поводу журналист и музыкальный критик Артемий Троицкий в статье “БГ и ГБ” ехидно писал: “Артист Б.Б.Гребенщиков недавно назвал президента В.В.Путина “сыном неба”, перепутав гаранта с императором, а небо с КГБ”.
Рок-общественность тогда была заинтригована не только фактом встречи, но и тем, что удостоенные высокого визита потом молчали, как партизаны. Никто ни слова не сказал, зачем позвали, что говорили, что предлагали. Опять же Артемий Троицкий по этому поводу опять же ехидно писал: “Понимают, панки козлобородые, отребье наркоманское, величие ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЫ”.
С тех пор прошло три года. Со временем все стало ясно и понятно само собой.
В концерте “Я выбираю Россию” на Красной площади 2 марта 2008 года выступали “Машина времени”, “Ночные снайперы”, “Би-2”, “Любэ”, “Чайф”, “Моральный кодекс”, “Сплин” и другие, а также Андрей Макаревич, Николай Расторгуев, Леонид Агутин, Дмитрий Колдун и другие.
У них теперь своя музыка, свой рок, своя свобода.