Крылья раскрыли палатки...

В мире
№12 (622)

Голодовка – национальное грузинское средство политической борьбы. Впервые к ней массово прибегли в 1989-м, в центре Тбилиси, когда республика начала бороться за выход из СССР. Это закончилось кровавым разгоном протестующих, и многие тогда поняли: чтобы тебя услышали, надо рисковать собственным здоровьем, а то и жизнью. За два десятилетия, прошедшие с тех пор, кто только не использовал в Грузии столь крайнюю форму протеста! А сейчас голодать начали самые, пожалуй, сытые люди в стране - депутаты парламента. И поскольку они - оппозиционеры, к ним присоединились решительные и стойкие противники власти. Так, в мгновение ока на главном проспекте столицы вырос палаточный городок.
Тбилисцам к этому зрелищу не привыкать: перед Домом правительства, а ныне - парламентом стояли палатки сторонников и Звиада Гамсахурдиа, и Михаила Саакашвили, и аджарского правителя Аслана Абашидзе. Но их обитатели не голодали, а просто коротали ночи, чтобы наутро, набравшись сил, продолжить митинги. Именно с них взяли пример в Киеве, где самое знаменитое и масштабное на постсоветском пространстве скопление палаток привело к «оранжевой революции». Да и в Грузии нынешний политический кризис начался после того, как правительство, кое-как терпевшее многотысячные манифестации минувшей осени, испугалось появления нескольких голодающих.
По опыту собственного прихода к власти Саакашвили знает: хоть одна палатка - уже база для постоянного скопления недовольных в самом центре города. И скопление это может обернуться непредсказуемыми последствиями. Поэтому 7 ноября полицейские пошвыряли в фонтан первых голодающих, на помощь тем пришли десятки тысяч людей, их жестоко разогнали, и началось то, что уже 4 месяца сотрясает страну.
Власть вынуждена была согласиться на досрочные президентские и парламентские выборы, на переговоры с объединившейся оппозицией, признать и начать исправлять свои многочисленные ошибки. Но оппозиционеры не смогли воспользоваться ситуацией. Они проиграли президентские выборы и не убедили мир в их фальсификации. Они яростно машут кулаками после драки, но собирают на митинги все меньше народа. А самое главное - они теряют единство.
Серьезный раскол в их рядах начался конечно же из-за голодовки. Не нынешней, а намечавшейся после выборов, массовой, которую хотели объявить по всей стране. Ее отменили потому, что власти пообещали пойти на значительные уступки. И кое-кто посчитал эту отмену предательством народных интересов. Особенно усердствовали лейбористы, решившие самостоятельно пробиваться в парламент.
Лидера Объединенной оппозиции Левана Гачечиладзе они даже обозвали «проектом Мэтью Брайзы». Мол, помощник госсекретаря США, курирующий Грузию, специально подобрал в конкуренты Саакашвили на президентских выборах человека, который «не владеет политикой» и заведомо обречен на проигрыш.
Власти заметили брешь в рядах оппозиции и стали затягивать выполнение некоторых ее требований. А с созданием нового парламента вообще поступили по-своему - половину депутатов составят мажоритарии, как правило, лояльные руководству страны. И это грозит появлением однопартийного парламента.
Оппозиция немедленно объявила: «Власть должна почувствовать, что ее действия не остаются без реакции, мы начинаем головку, но не массовую – нам надо сохранить ресурсы для дальнейших действий. Саакашвили боится только уличных акций, и голодовка – лишь начало нового этапа борьбы. Мы потеряли доверие части населения, но теперь оно будет восстановлено».
В общем к началу нынешней недели перед парламентом голодало около 50 человек, среди которых и оппозиционные депутаты. Применять против них силу уже никто не решается, требований на этот раз не много, но они трудновыполнимы. Это - пересмотр итогов президентских выборов, освобождение задержанных по политическим мотивам и учет мнения оппозиции при конституционных поправках по предстоящим в мае парламентским выборам. А после решения России снять экономическое эмбарго с Абхазии к этим требованиям добавился еще и выход Грузии из СНГ.
 Кстати, к акции присоединились и люди, далекие от политики отец молодого человека, застреленного полицейскими во время спецоперации, и адвокат, утверждающий, что «не видит необходимости в своей профессиональной деятельности, так как система правосудия полностью уничтожена и нет никакой справедливости».
Больше десятка участников голодовки уже увезла «скорая помощь», а остальные требуют от постоянно дежурящих медиков еще и особых услуг. «По городу поползли слухи, что мы по ночам едим, - заявляют они. - Врачи могут определить, что это не так, по анализу крови. Пусть они обследуют нас ежедневно».
Однако Минздрав запретил какое-либо дополнительное обслуживание участников акции.
Но, несмотря на всю свою заботу о простых людях, не все депутаты оказались готовы делить с ними тяготы лежания на мартовском ветру. Несколько членов фракции «Новые правые» решили голодать с относительным комфортом, «на своей территории». Точнее, на территории спикера парламента Нино Бурджанадзе. Еще точнее – в ее приемной. Бурджанадзе терпела 4 дня, но после того, как женская часть фракции пожаловалась, что «их мужчинам» не дают пледы, не сдержалась: «Я не допущу, чтобы в моей приемной стояли раскладушки. Все спикеры парламентов мира не позволят превращать свои кабинеты в некое непрезентабельное заведение. И телевизор для развлечения вносить не разрешу! Люди на улице голодают достойнее и не просят дополнительных привилегий».
Но залегшие в ее приемной жалуются на отсутствие матрасов, на то, что общаться с прессой им дают только в коридоре, что вся забота спикера о них выражается в том, что по ночам их укрывают газетами. При этом они напоминают, что до «революции роз» никто не запрещал людям, которые теперь возглавили страну, голодать в министерстве юстиции, «хотя это ведомство не менее престижно, чем парламент».
У «новых правых» даже побывал знаменитый актер Отар Мегвинетухуцеси, объявивший, что они сделали единственно правильный выбор: «Если бы мне позволило здоровье, я бы присоединился к вам. Диалогу с властями я больше не верю, думаю, что и народ в диалог не верит».
Ну а спикер, не исключая изгнания незваных «жильцов» силой, грозит обнародовать список тех, кого оппозиционеры объявили политическими заключенными: «Большой позор оппозиции в том, что в ее списке – люди, отбывающие наказание за тяжкие преступления, и торговцы наркотиками. Мы по возможности освободили заключенных, но наркодилеров освобождать не намерены».
После этого оппозиция объявила войну лично Бурджанадзе - единственной  из руководителей страны идущей на все переговоры и прямые контакты с противниками. Всю ответственность за начало хаоса теперь возлагают именно на нее, заявляя, что она «разбила миф о своей конструктивности». И когда она предложила возобновить диалог, ей дали ответное предложение - уйти с политической арены. Так появилось еще одно трудновыполнимое требование голодающих - немедленная отставка спикера.
«Госпожа Бурджанадзе изначально была гарантом диалога, но власти отошли от всех достигнутых соглашений. Доверия к гаранту больше нет. Мы ждем не разговоров школьной учительницы, а ответов на конкретные вопросы», - объясняют оппозиционеры.
Со всеми требованиями согласны и партии, отказавшиеся от голодовки, но морально поддерживающие ее участников. Причем моральная поддержка идет и из-за границы. Один из лидеров мощной неправительственной организации «Институт равноправия», не прекращая питаться по 3 раза в день, из Нью-Йорка объявил о своей солидарности с голодающими соотечественниками. В тени Эйфелевой башни может начать голодовку беглый экс-министр Ираклий Окруашвили, но пока он призывает из Парижа не соглашаться на предложение правительства о возобновлении переговоров.
...Я прохожу по палаточному городку. Все чинно и благопристойно - полиция никого не гоняет, машина «скорой помощи» наготове, неподалеку от нее - биотуалет. А где разрабатывают свои планы лидеры Объединенной оппозиции, поймешь сразу – военная штабная палатка выделяется на фоне разноцветных «шатров» положенным ей цветом хаки.
«Болельщики» и просто любопытствующие с азартом обсуждают последние события. Решатся ли власти на жесткие шаги, которые могут обострить ситуацию? Зачем один из лидеров оппозиции, бывший госминистр Георгий Хаиндрава встретился в Лондоне с Борисом Березовским и вдовой Патаркацишвили? Что означают слова Березовского: «В Грузии, которая для меня небезразлична, я собираюсь делать то же, что и Бадри»? Правильно ли объявили предателем лидера партии «Будущее Грузии», встретившегося с Саакашвили? Права ли оппозиционная фракция «Промышленники», заявившая: когда речь идет о судьбе государства, мы будем сотрудничать не только с президентом, но и с самим чертом?..
И на этом пятачке, и у всей страны вопросов рождается все больше. И даже если к выходу этого материала из приемной спикера выдворят «новых правых», не исчезнет главная проблема: как мирно, не теряя лица, идти к парламентским выборам. Ведь оппозиция уже проинформировала тбилисскую мэрию, что акцию, разрешенную до 19 марта, продлевает как минимум еще на 10 дней. С каждым днем увеличивается количество палаток, растет число голодающих. Для желающих уже не хватает мест перед парламентом. А что дальше?